Новая Англия (Семья Патриарки)

7 семей: Питтстаун, Баффало, Ньюарк, Нью Ингланд, Филадельфия, Питтсбург, Рочестер

Модераторы: Alessandro, Fortunato

Сообщение
Автор
Январь 6th, 2014, 8:03 pm
Мафия Коннектикута

"Руссо: В Новой Англии одна семья. Запомните это — одна. Нью-Йорк имеет 5 семей...В Чикаго тоже есть своя собственная семья..
Патриарка: ...и 4 или 5 семей оперируют в Коннектикуте"
(Из церемонии посвящения, записанной агентами ФБР )


Гангстерский рай

Для такого парня, как Сальваторе «Midge Renault» Аннунциато, Нью-Хейвен был просто раем на Земле. Когда известного гангстера арестовали за вооруженное нападение, ему на помощь тут же пришел местный конгрессмен, Альберт Кретелла, и спас от тюремного срока. Аннунциато лишали водительских прав - влиятельный председатель Комитета демократов города, Артур Т. Барбиери, незамедлительно писал гневные письма государственным чиновникам и права горе-водителя восстановлены. Будучи бывшим боксером, Аннунциато постоянно избивал людей, и делал это абсолютно безнаказанно. Жертвы и свидетели были слишком запуганы, чтобы давать показания, а если все же такой смельчак находился, то присяжные выносили оправдательный приговор, а судьи были крайне снисходительны. Но случалось Аннунциато побывать и в тюрьме. Тюрьме, конечно, это очень громко сказано. Его жена постоянно приносила ему свежую еду, а спал гангстер конечно же ни в какой не камере, а в изоляторе. Аннунциато умудрялся также контрабандой проносить выпивку и организовывать азартные игры для обитателей исправительного учреждения. Иногда надзиратели, чтобы скрасить невыносимые тягости тюремной жизни Аннунциато, разрешали ему на ночь покидать тюрьму. А еще был союз. Будучи деловым агентом для единственного в штате союза операторов тяжелой техники, Аннунциато постоянно получал взятки и разного рода вознаграждения от рабочих и подрядчиков.
Коннектикут 50-х и 60-х годов просто кишел мобстэрами, которые сколачивали огромные деньги на трудовом рэкете, нелегальных азартных играх, ростовщичестве и вывозе мусора. «Организация» также проникла в легальный бизнес: торговлю подержанными машинами, ресторанный бизнес и ночные клубы. Практически ничто в штате не могло остаться вне досягаемости влияния мафии.
Конечно, спустя шесть десятилетий, Сальваторе «Midge Renault» Аннунциато и все его современники-мафиози остались в прошлом. Когда-то неприкасаемая мафия превратилась в тень самой себя, ослабленная судебными преследованиями, междоусобными войнами, легализацией азартных игр, более доступной кредитной системой и, конечно же, другой культурой общества. Но тайны остались тайнами, ни один местный мафиози не стал свидетелем правительства.

Начало

К 1900 году, иммигранты с южной и западной Европы начали наводнять Коннектикут, обеспечивая дешевой рабочей силой быстро развивающиеся фабрики. Города штата просто взрывались от перенаселения, количество жителей удвоилось, а то и утроилось благодаря иммигрантам. В 1920-х годах волнения коренных жителей штата, как и США в целом, достигли своего апогея. Этнические и религиозные предубеждения просто вышли из под контроля. Количество членов Ку Клукс Клана резко возросло и по штату прошла серия поджогов. Когда нация вошла в эпоху Сухого закона, коренные Янки аплодировали. Но иммигранты просто смеялись, они не собирались бросать пить. Действительно, Коннектикут и Род-Айленд, единственными из 48 штатов, не ратифицировали 18-ю Поправку. Кто-то должен был утолить жажду нации и заняться нелегальным спиртным. В результате начали возникать банды, многие из которых, в конечном счете, эволюционировали в организацию, которую все называли мафия. Органы правопорядка в скором времени стали просто объектом насмешек для гангстеров, особенно в больших городах, густо населенных эмигрантами.
Одна банда из Нью-Хейвен стала просто национальным хед-лайнером, как только Сухой закон вступил в силу. Члены банды продавали ликер, который убил десятки людей в Коннектикуте и Массачусетсе. Самое интересное, что смертельный алкоголь сбывали в нескольких метрах от полицейского участка города. Сухой закон создал идеальные условия для таких людей, как отец Сальваторе Аннунзиато, Франческо, иммигранта с Неаполя. Будучи простым фабричным рабочим, он начал варить и продавать самогон, что бы прокормить свою жену и 10 детей. Нью-Хейвен в скором времени стал центром торговли спиртным в штате.

Не имея «собственной» семьи

В начале 30-х годов американская мафия была организована по принципу разделения на множество семей, по одной на каждый регион и пять семей в Нью-Йорке. Коннектикут же никогда не имел своей «собственной» семьи, а был разделен между кланами Нью-Йорка и Новой Англии, мафиози которых конкурируют за сферы влияния в штате и по сей день. В 1930-х фракция семьи Дженовезе из Нью-Джерси, самой большой и могущественной семьи Нью-Йорка стала доминирующей силой в Нью-Хейвене. Фракция семьи, что базировалось в Спрингфилде, со временем переместилась южнее, в Хартфорд и Олд Сайбрук, где долгое время заправлял Френк «Skyball» Сцибелли.
С отменой Сухого закона, мафия никуда не делась, только изменила род своей деятельности: теперь главным источником доходов стали нелегальные азартные игры. Лотереи еще не было, так что мафия создала свой вариант - «числа», который приносил огромную и стабильную прибыль до 1970-х годов, когда власти штата ввели легальную лотерею.
Мафиози также взяли под свой контроль бокс, крайне популярный вид спорта в Коннектикуте. На Арена в Нью-Хейвене как и в Ватербури, Хартфорде и Норвиче, проходили бои несколько раз в месяц. Именно на этом ринге Сальваторе Аннунциато получил прозвище «Midge Renault». Имея рост всего 5 футов и вес 110 фунтов, Аннунциато сразу прозвали «Midget», что потом превратилось «Midge». «Renault» прицепилось к нему от его брата, который боксировал под именем «Jack Renault». Аннунциато больше походил на уличного бойца, чем на боксера. «Да он бы вас и табуреткой огрел, если бы мог», - говорил его шурин. Бокс для Сальваторе закончился, когда его брат избил спортивного функционера, но это была отличная подготовка для будущей мафиозной жизни.
С наступлением Второй Мировой войны была введена нормированная выдача бензина и вместе с тем появился новый рэкет. Аннунциато, который избежал воинской службы, устроив громкий скандал в призывном пункте, начал свой бизнес с порции талонов, которые сбывал в Naugatuck Valley.
В 1944 году Артур Барбиери, который однажды станет председателем демократов в Нью-Хейвене, был лейтенантом армии, его вот-вот собирались отправить исполнить свой долг за океан. Одним февральским днем он вместе со своим шурином отправился в Везерсфилдскую тюрьму на встречу с дядей шурина, Ральфом Меле, печально известным гангстером с Нью-Хейвена, который 10 лет назад организовал убийство отца и сына в Вудбридже. На следующий день Барьбиери был освобожден от службы в армии. Меле был не единственным высокопоставленным мафиози в этой тюрьме: в 1940-м году Чарльз Турине обрел здесь свой дом после неудачной попытки дачи взятку полицейскому. Турине был могущественным членом фракции семьи Дженовезе из Нью-Джерси. Этот злой гений, не смотря на отсутствие образования, однажды будет управлять казино на Кубе, Карибах и Англии. В далеком будущем 1970-м году комитет Конгресса по расследованию убийства Джона Кеннеди напрасно пытался добиться свидетельских показаний от Чарльза Турине — он молчал словно рыба. В тюрьме Турине взял под свое крыло Аннунциато, который был осужден за вооруженное ограбление карточной игры.
После условно-досрочного освобождения Меле стал доминирующей силой в преступном мире Нью-Хейвена, оперируя огромной лотерейной империей в нескольких штатах. Но в гангстера возникли проблемы: в 1950-м комиссия сенатора Кефаувера проводила открытые слушания с допросами гангстеров по всей территории США. Большинство мафиози пытались залечь на дно на время слушаний комиссии, но Меле решил продолжать расширяться, не стесняясь вторгаться на чужую территорию штата Мэн. Ответ местных мафиози не заставил себя долго ждать - 21 марта 1951 года Меле был найден застреленным на заброшенной дороге в Нью-Хейвене возле парка East Rock. Это убийство породило множество вопросов на слушаниях Кефаувера, а известный журналист Волтер Винчел в своей колонке написал о мафиозной войне в Коннектикуте. Убийцу так никогда и не нашли.

Один город — два босса

В скором времени, все же, прошел слух, что «курком» был Сальваторе Аннунциато. За этим последовала такая желанная награда за труды — то, о чем мечтал каждый местный гангстер — принятие в семью. Аннунциато стал полноправным членом семьи Дженовезе и , благодаря Турине, получил работу делового агента в Международном профсоюзе инженеров-эксплуатационников Локали 478. Но Сальваторе Аннунциато был не единственным хозяином этого города.
Ральф «Whitey» Тропиано, уроженец Нью-Хейвена переехал в Бруклин еще ребенком и, по слухам, стал киллером для печально известной «Корпорации убийств». Его отец работал в том самом кафе Нью-Хейвена, что травило людей смертельной выпивкой в далеком 1919 году. В 1940 году Тропиано арестовали по подозрению в двойном убийстве, но обвинения загадочным образом были сняты. Год спустя информатор ФБР сообщил, что Тропиано со своей командой бандитов-фрилансеров были пойманы во время нападения на предприятие азартных игр, подконтрольное мафии. Мафиози были в хорошем расположении духа и предоставили Тропиано выбор: либо убей своих сообщников, либо будешь убит сам. В следующие 18 месяцев трупы членов команды Тропиано находили по всему Бруклину. Согласно показаниям информатора, Тропиано заплатил 20 000 детективу полиции за убийство свидетеля, который был готов дать против него показания.
Когда босс фракции семьи Дженовезе из Нью-Джерси, Вилли Моретти, страдая от сифилиса, начал говорить опасные для мафии вещи во время слушаний Кефаувера, всем стало очевидно — ему нужно уйти. А уходят из мафии, как известно, только одним путем: 4 октября 1951 года 4 человека встретились с Вилли Моретти в ресторане и застрелили его во время ланча. В мафиозных кругах полагали, что одним из «курков» был Ральф Тропиано, который впоследствии получил от мафии «лицензию» на операции в Нью-Хейвене. В следующие 30 лет Тропиано, член семьи Коломбо, будет делить власть в городе с Аннунциато, к которому испытывал жгучую ненависть, без сомнения, взаимную.
В 1953 году в Нью-Хейвене был избран новый мер от демократов, Ричард Ли. Старый друг Ральфа Меле, Артур Барбиери теперь был председателем Комитета демократов города, а другим родом его занятия было прикрытие незаконной деятельности Меле. Теперь, когда мафия имела верных союзников в правительстве города, согласно сведениям информатора ФБР, Барбиери объявил об «обширном открытии игорных предприятий» в городе, как только Ли займет кресло мэра.
Ли был избран, что бы изменить Нью-Хейвен. Огромные деньги, выделенные федеральным правительством, пошли на реконструкцию и обновление инфраструктуры города. Сам того не желая, Ли наполнял долларами карманы местных мафиози. Строительный работы были просто золотой жилой для Аннунциато и его профсоюза. Пока Аннунциато руководил союзом, Тропиано взял под свой контроль «числа» и букмекеров. Тропиано был невидим для властей, благодаря своему сдержанному и скрытному поведению. Но Аннунциато был совсем другим: его арестовывали практически каждый месяц за самые разнообразные нарушения закона: от пьяного дебоширства до организации вооруженного нападения. В середине 50-х он со своими подельниками разнес два ресторана, пытаясь склонить их владельцев к продаже собственности по крайне низкой цене. Одна из шумных потасовок, затеянных Аннунциато, на столько вышла из под контроля, что полиция обратилась в пожарную службу за подкреплением. Но у Аннунциато была и другая сторона, которая вселяла в людей чувство преданности и даже любви. Он был патологически щедрым человеком, регулярно вручая 100-долларовые купюры своим друзьям и знакомым, и 50-долларовые детям. Он мог одолжить человеку свою машину или подвезти на работу. Аннунциато, как говорили, «имел золотое сердце».
В конце концов Аннунциато отсидел год в тюрьме за инцидент с рестораном, но вместо пребывания в Везерсфилде, ему разрешили отсидеть срок в Нью-Хейвене. Именно тут он получал ту самую свежую еду от жены и выходил ночью на прогулки. Аннунциато даже мог позволить себе нападение на сына шерифа округа, который управлял тюрьмой. Но всему есть предел: тюремный срок стоял Аннунциато работы в союзе, все же он продолжал им руководить из тени до конца 1960-х.
Когда в конце 50-х ФБР начало активную борьбу с мафией, над Аннунциато и Тропиано нависла опасность судебного преследования.

Падение

В 1960 году федеральное правительство доказало факт подкупа подрядчика, совершенный Сальваторе Аннунциато. Это было всего лишь началом продолжительного падения именитого гангстера. В дополнение, в это же время 15-летнего сына Аннунциато насмерть сбила машина. Сальваторе начал много пить, начал вести себя все более агрессивно и непредсказуемо. Он вернулся в тюрьму в середине 60-х после того, как застрелил в баре человека. Тем временем, пока о Аннунциато говорил весь город, другой серый кардинал Нью-Хейвена, Ральф Тропиано, стал подозреваемым в одном из самых зверских убийств в истории штата. В 1962 году, малоизвестный бандит по имени Томас Рисполи сделал роковую ошибку и ударил Тропиано во время спора. Меньше чем через две недели, жестоко избитое, изрешеченное пулями, тело Рисполи было обнаружено в неглубокой могиле возле заброшенного дома в Бранфорде. Это дело, не смотря на резонансность и активную работу правоохранительных органов, так никогда и не было раскрыто. Позже Тропиано был осужден за попытку дачи взятки офицеру полиции, что бы тот закрыл глаза на его игорные операции и в будущем помог монополизировать бизнес по вывозу мусора в регионе.
В конце 1960-х преступный мир Нью-Хейвена стал открыт для новых игроков и свою удачу решил попытать грабитель банков, ирландец Эдмунд Девлин. Он собрал команду бандитов из итальянцев и ирландцев, которые стали одними из самых успешных грабителей банков того времени. Банда по разным оценкам украла от 0.5 до 1 млн долларов (3-6 млн. в пересчете на нынешние деньги), большинство из которых так и не были возвращены. С выходом Аннунциато из тюрьмы (начало 1968 года) у Девлина возникли проблемы: началась война за контроль над рэкетом Нью-Хейвена. Война заставила пойти друг против друга молодых людей, которые с самого детства росли вместе. Все закончилось в конце 1968, когда был убит Ричард Бионди, доверенный киллер Аннунциато, а самому Сальваторе пришлось снова вернуться в тюрьму. Аннунциато и его сын Френк были осуждены по обвинению в покушении на жизнь члена банды Девлина. Тем временем, ФБР включило Девлина в список 10 самых разыскиваемых преступников США, а позже его арестовали и направили отбывать заключение в федеральную тюрьму, где Девлин и умер от сердечного приступа в 1977 году. Ему исполнилось только 46.
В середине 70-х ФБР удалось внедрить агента под прикрытием в преступный мир Нью-Хейвена и исследовать всю глубину власти и возможности мафии в регионе. Агент встречался с десятками местных гангстеров, бывал в заведениях, где проводились азартные игры, контролируемые мафией, а также неоднократно был свидетелем дружеских встреч политиков и мафиози на разнообразных мероприятиях. «Было обнаружено, что мафия и органы правопорядка тесно переплелись между собой, - гласит отчет ФБР о Нью-Хейвен, - многие криминальные элементы росли вместе еще детьми и связаны между собой или кровным родством, или многими годами партнерства».
Однажды агент сопровождал одного гангстера (его имя вычеркнуто в архивах ФБР) в нижнюю часть города к отелю. Сотрудник ФБР стал свидетелем того, как мафиози начал громко ругать и даже бить недавно подавшего в отставку председателя Комитета демократов Нью-Хейвена, Артура Барбиери. Гангстера разозлило решения политика покинуть свой пост. Он сказал Барбиери, что его люди «потратили кучу денег» на него. Барбиери «не имел права принимать никаких решений без предварительного согласия [мафии]». В последствии ФБР отозвало своего агента, ни одного ареста так и не последовало.

Дикий парень

Теперь, когда Аннунциато и Тропиано были вне игры, настало время для новой силы. Этой силой стал протеже Ральфа Тропиано, Вильям «Billy» Грассо. За свою непредсказуемость и отвратительные манеры Грассо получил прозвище «The Wild Guy» (дикий парень). Когда два главных мафиози города отправились за решетку, Грассо встретился с боссом семьи Новой Англии, Раймондом Патриаркой. Патриарка был живой легендой в кругах мафии, все знали его как безжалостного и жестокого босса. После того, как он взял Грассо под свое крыло, «The Wild Guy» мог вернуться в свой родной Нью-Хейвен и начать действовать. В 1974 году самый крупный конкурент и враг Грассо, член семьи Гамбино, Джон «Slew» Пальмиери взлетел на воздух вместе со своей машиной. Впереди преступность Коннектикута ожидал крайне кровавый период.
В 1978 на улицах Нью-Хейвена снова объявился старый-добрый Аннунциато. Выйдя из тюрьмы, он жаждал вернуть былое влияние, и в том же году был обвинен в вооруженном нападении на человека. Аннунциато абсолютно не изменился, но изменились времена: 19 июня 1979 года старый друг Аннунциато, Томас «The Blond» Вастано, приехал к нему в гости и пригласил прокатиться на машине. С тех пор о Сальваторе Аннунциато, «человеке с золотым сердцем», никто никогда не слышал. Его сын, Френк, умер в 1984 году в возрасте 40 лет от передозировки наркотиками. Не прошло и года после пропажи Аннунциато, как был застрлен Томас Вастано на дороге в Стратфорд. Убийтво никогда не было раскрыто. Тропиано, тем временем, уже не мог выносить тюремных стен. В 1972 он решил сотрудничать с ФБР, указав на 21 живущих и умерших членов мафии, включая боссов местных фракций семей. Тропиано обвинял Грассо в своем осуждении и выражал разочарование в мафии, не переставая отрицать свое членство в ней. Через пару лет ФБР снова обратилось к Тропиано, но он наотрез отказался общаться. В конце 70-х Тропиано все же покинул такие ненавистные ему стены. Конфликт с Вильямом Грассо был неизбежен. В июле 1980 года 68-летний Ральф Тропиано вместе с родней прогуливался по улице Бруклина, когда двое киллеров вышли с машины и застрелили его. Это дело, как это часто бывает с «хитами» мафии, осталось нераскрытым. Годом позже произошло одно из самых драматичных убийств того времени. Член семьи Гамбино, который входил у фракцию Коннектикута, был застрелен у телефонной будке на улице Бриджпорта. Другой известный мафиози, член семьи Гамбино, Томас «The Enforcer» ДеБриззи, был найден замороженный с несколькими пулями в голове в багажнике автомобиля в 1988 году.
Тем временем, Грассо продолжал приумножать свое влияние и могущество. Раймонд Патриарка умер в 1984 году, но оставил Грассо огромную власть в семье. В конце 80-х Грассо стал андебоссом, вторым человеком в семье Патриарка. Чрезвычайно жестокого и раздражительного гангстера ненавидели даже его подчиненные. «Когда Билли говорил, люди трепетали», - вспоминает бывший агент ФБР. В 1989 в семье Патриарка началась внутренняя война. Устав от жадности и жестокости Грассо, члены семьи заманили его в фургон, выпустили пару пуль в затылок и выбросили на окраине Везерсфильда. «Теперь все кончено», - сказал киллер Гаэтано Милано своим пособникам.

Финал

Ослабленная междоусобной войной и преследованием со стороны властей, семья Патриарка находилась в упадке. Вместе с тем, упадок настиг и преступный мир Коннектикута. Но рэкет и азартные игры никуда не делись, как и мафия. Наиболее масштабное судебное дело, связанное с мафией, за последнее время состоялось в 2008 году, когда Джеймс Галанте признал себя виновным в рэкете и связях с семьей Дженовезе. Приговор — 87 месяцев тюремного заключения. Регулярно органы правопорядка проводят облавы на игорные заведения. Прошлым летом, к примеру, житель Норт-Хейвена признал себя виновным в пособничестве семье Гамбино в организации спортивных ставок и карточных игр от Стамфорда до Нью-Хейвена. Он был одним из 19 партнеров мафии, обвиняемых по этому делу.
Не смотря на то, что организованная преступность в штате Коннектикут никуда не делась, времена, когда самоуверенный гангстер вроде Сальваторе Аннунциато мог открыто руководить профсоюзом, выходить на ночь из тюрьмы и сидеть за одним столом из конгрессменом безвозвратно ушли.

Источник: статья "The History of the Mafia in Connecticut" (июль 2013) на http://www.connecticutmag.com
Перевод: Олег Kaligula

"I want him to know...I’ll get him...I’ll straighten him out.” Patriarca
Январь 10th, 2014, 4:47 pm
спасибо очень интересно :lol:
Февраль 25th, 2014, 10:53 pm
Изображение
Изображение
Сальваторе Аннунциато
Изображение
Ральф Меле
Изображение
Вилли Грассо
Изображение
Ральф Тропиано
Изображение
Гаэтано Милано
Изображение
Эдмунд Девлин

Последний раз редактировалось Nikita Декабрь 23rd, 2014, 12:37 pm, всего редактировалось 2 раз(а).

Март 7th, 2014, 11:10 pm
Борясь с мафией: шесть лет рискового бизнеса копа под прикрытием

Изображение

«Стив Фоли» вел двойную жизнь, и продолжалось это шесть долгих и опасных лет. Все началось 27 сентября 1994 года возле суда в Провиденсе, когда он узнал киллера могущественной криминальной семьи Новой Англии. Он подошел, поздоровался и сказал, что запомнил его в тюрьме. «Фоли», длинноволосый букмекер и наркоторговец угрожающего вида, был не тем, за кого себя выдавал. Его имя — Стив О'Доннел, офицер полиции под прикрытием, который пытался внедриться в одну из самых жестоких криминальных семей США. Он понимал всю опасность такой работы, когда малейшая ошибка грозит смертным приговором. «Страх присущ всем, - говорит Стив, вспоминая середину 90-х, когда он работал под прикрытием на семью Патриарка в постоянном страхе за себя и свою семью, - что бы остаться в этой игры, ты должен постоянно контролировать свой страх». Частично из-за этой способности, назначение О'Доннела внедриться в преступною семью принесло благополучный результат. Его показания помогли осудить сотни преступников и бросить их за решетку. Работа под прикрытием дала О'Донеллу тот необходимый опыт и знания, что бы занимать нынешнюю должность: начальника полиции Род Айленда. «Именно благодаря работе под прикрытием я настолько невозмутим, - говорит 53-летний О'Доннел, - вы можете сообщить мне о каком-то ужасном происшествии и я не подам вида озабоченности. Для меня на первом месте всегда факты». Этот человек с самого детства рос среди «мобстеров» и он посвятил свою жизнь борьбе с ними. О'Доннел, уроженец Провиденса, жил по соседству с женщиной, которая встречалась со «сделанным парнем» семьи Патриарка, легендарного преступного синдиката, которым «руководил один из самых могущественных донов мафии за всю историю Америки, не говоря уже о Новой Англии». «Я всегда испытывал жуткое разочарование от понимания того, что эти парни («мобстеры») делаю то, что они делают....и абсолютно безнаказанно». Это и подтолкнуло О'Доннела к карьере служителя правопорядка.
О'Доннел, работая надзирателем в тюрьме максимального режима безопасности, по его словам, получил некий эквивалент ученой степени, наблюдая за «мобстерами». «Вы не наберетесь опыта, просто говоря им что-то, нужно еще много-много слушать...тюрьма очень отличается от того ее образа, который сложился на свободе». Именно здесь в 80-х годах он впервые встретился с Гарольдом Тиллингхастом, киллером, который отбывал наказание за убийство. Охрана и заключенные в то время не особо контактировали между собой, но случайная встреча с Тиллингхастом драматическим образом изменила жизнь О'Доннела два года спустя во время работы в полиции Род-Айленда. В то время его назначили на службу в отделение агентства Intelligence Unit, которое ставило преследование организованной преступности своим высшим приоритетом. Это было не легко, но О'Доннел убедил руководство агенства позволить ему отростить бороду и длинные волосы для лучшей ассимиляции с местными бандитами. Также он имел много фальшивых документов, включая водительские права и студенческую карточку, которую он носили на случай необходимости представиться. Судьба улыбнулась О'Доннелу 27 сентября 1994 года, когда он узнал Тиллингхаста, выходя из здания суда. Буквально за 5 секунд О'Доннел оценил ситуацию, подошел к преступнику и представился Стивеном Фоли, сказав, что они вместе отбывали срок в тюрьме. Тиллингхаст, который был на испытательном сроке, никак не мог вспомнить Стива Фоли, но все же история полицейского под прикрытием убедила его. «Я убедил его, что я был заключенным, я знал как себя вести, я знал, как разговаривать». О'Доннел на протяжении нескольких месяцев завязал дружбу с Тиллингхастом прежде чем открыть следующую карту, сказав бандиту, что он букмеккер и ищет кого-то для защиты среди местных гангстеров, что бы избежать возможных проблем, но обратиться ему некуда. Тиллингхаст с радостью представил своего нового друга другому «мобстеру» по имени Джозеф Лема, который за некоторую суму денег мог предоставить защиту от других местных бандитов. Когда же, не смотря на такую «крышу», О'Доннелу угрожали, Лема поднимал трубку телефона и набирал Джералда Тиллингхаста, брата Гарольда. Джерри Тиллингхаст, силовик, работавший на одну з команд семьи Патриарка отбывал срок за убийство, но не смотря на это, продолжал «рулить» делами своей банды. Тиллингхаст имел простой ответ для Лемы: «Скажи Стиву, пусть передаст другим бандам: « Эй, он мой. Оставьте его в покое»». Чего оба бандита не знали, так это того, что этот телефонный разговор, как и сотни других, прослушивался. NBC News заполучило запись одного из разговоров, впервые это было предоставлено публично.

Изображение
Джери Тиллингхаст, партнер семьи Патриарка

Изображая из себя Стива Фоли, О'Доннел испытывал ужасный стресс и нервные потрясения, опасался, что однажды он столкнется с человеком, который узнает его и разоблачит. « Очень часто мне случалось встречать людей, которых я узнавал и они знали, что я служитель правопорядка, - говорит О'Доннел, - Род-Айленд — маленький штат». Также О'Доннел опасался за свою жену, Холли, и своих трех сыновей — Конора, Коди и Бреди, опасался возможных последствий своего возможного разоблачения. Не смотря на все страхи и опасения, О'Доннел продолжал собирать доказательства против гангстеров пока власти не начали массово арестовывать их в 2000 году. Тогда Стив Фоли снова превратился в Стива О'Доннела. Благодаря его показаниям в суде за решеткой оказались сотни бандитов. Но, не смотря на урон, который он нанес семье Патриарка и преступности Новой Англии в целом, Стив пользовался уважением даже в среде «мобстеров». В редком интервью Джерри Тиллингхаст сказал журналисту NBC News, что он не испытывает неприязни к своему старому врагу. «Лемме сказал это, - говорит Джерри, - я думаю, что такова работа правоохранительных органов — ловить людей, которые совершают преступления, любых рангов, забирать их с улиц. Это их работа. Преступники, любых рангов, их работа не допускать, что бы это случилось». Касательно двойной игры О'Доннела, который упрятал его вместе с братом за решетку, Тиллингхаст ответил так: « Он сделал это довольно красиво. Я должен простить его, хоть мне и ненавистны эти слова». О'Доннел, со своей стороны, тоже не держал на гангстеров зла. По его словам, служители правопорядка «уважают их в том смысле, что когда их арестовывают, то тут нет ничего личного. Это часть нашей системы. Я думаю, что такой порядок очень важен».
Всего несколько вещей в большом кабинете начальника полиции шатата Род-Айленд напоминают о былых годах работы под прикрытием, среди них и две фотографии О'Доннела: первая — с президентом США Клинтоном, вторая — с легендарным агентом ФБР Джо Пистоне, который смог внедриться в преступную семью Бонанно в конце 70-х годов. Но наиболее очевидное напоминание это безусловно фальшивый дорожный знак в углу кабинета, который гласит: «Парковка только для мафии».



Источник: статья "Taking Down the Mob: Undercover Cop's Six Years of Risky Business"
BY TOM WINTER ( March, 2 2014) на http://www.nbcnews.com
Перевод: Олег Kaligula

"I want him to know...I’ll get him...I’ll straighten him out.” Patriarca
Апрель 19th, 2014, 5:19 pm
ОТЧЕТ ФБР О МАФИИ БОСТОНА НА СЛУШАНИЯХ 1988 ГОДА
Агент ФБР 1
Я представляю Бостонский отдел ФБР, полномочия которого распространяются на Род Айленд, Массачусетс, Нью Хемпшер и Майн. Я ознакомлю вас с активностью Коза Ностры на этой территории. На сегодняшний день КН в этих 4-х штатах представляют две семьи: Патриарка в Бостоне, Провиденсе и Вустере; Дженовезе в Спрингфилде. Раймонд Патриарка возглавлял семью с 1954 по1984 год, а после его смерти место босса занял Раймонд Патриарка Младший. В 1981 году удалось установить санкционированную судом «прослушку» в штаб-квартирах андебосса семьи и влиятельного капо. Материалы, собранные таким образом позволили составить картину ежедневных операций семьи Коза Ностры. Убийства, вымогательства, азартные игры, ростовщичество, взяточничество — далеко не полный список криминальной деятельности семьи. С помощью добытых доказательств криминальной активности было осуждено 22 преступника, сроки тюремных заключений колеблются от 18 месяцев до 45 лет. Осуждены были как высокопоставленные члены мафии (семь «сделанных»), включая андебосса семьи, так и одиннадцать рядовых партнеров. Обвинение были выдвинуты также против консильери семьи, но процесс отстрочили по причине слабого здоровья обвиняемого. Консильери не дожил до начала судебного разбирательства.
Наша борьба с мафией Спрингфилда (фракция семьи Дженовезе) также увенчалась многими успехами благодаря установке электронной «прослушки». За последние несколько месяцев были осуждены: капитан, пять солдат и два партнера.
Стратегия Бостона по борьбе с организованной преступностью является лишь малой частью национальной стратегии США, но аналогична по своей схеме и целям. А наши цели будут достигнуты только тогда, когда криминальное предприятие Коза Ностра прекратит свое существование. Можете не сомневаться, что в Новой Англии эти процессы уже начались. Новое руководство региональной мафии уже находиться в разработке правоохранительных органов и в скором времени ожидаются обвинительные акты по нарушению закона РИКО. Боязнь «прослушки» и информаторов очень сильно влияет на способность членов мафии к коммуникации, без которой преступные группы просто не могут существовать. В Коза Ностре все больше проблем с приемом новых членов, а желающих пополнить ряды «организации» на много меньше чем раньше. На место опытных мафиози, которые были осуждены правительством, пришли менее способные и «одаренные» гангстеры, взяв на себя лидерство в семье, ношу, с которой не могут справиться. Впервые за последние 70 лет мафия Новой Англии начала сдавать позиции и регрессировать. Тем не менее, история сицилийской мафии учит нас, что не следует преждевременно радоваться победе. Наш успех только начало огромной работы, которую нужно будет проделать. Есть стороны Коза Ностры, которые мы еще мало изучили, в особенности сторона финансов, легитимного бизнеса и коррупции, а также, каким образом ряды мафии пополняют высокообразованные люди, которые имеют много жизненных возможностей.
Агент ФБР 2
В конце 1979 года мы получили разрешение на установку «прослушки» на 98 Prince Street, что в северном Бостоне, итальянской части города, где уже почти 50 лет «заправляли» братья Ангвило. Очень тесные и крепкие связи с местным сообществом Коза Ностры стали очень большой проблемой для агентов ФБР, которым пришлось разработать сложную схему слежения, самую сложную за историю Бостона. На протяжении 12 месяцев агенты безуспешно пытались установить видео-наблюдение на 98 Prince Street. Помехой были местные жители, которые по причине страха, лояльности или уважения к Коза Ностре, сообщали мафии о всех случаях активности правоохранительных органов за несколько километров от штаб-квартиры гангстеров. Это стало очевидно, когда на протяжении 3 месяцев электронного наблюдения, каждый из 103 дней кто-то приходил к братьям Ангвило с информацией о подозрительных машинах или людях, похожих на сотрудников правоохранительных органов. Они в деталях описывали этих людей, они называли номера машин и еще много дополнительной информации.
Удивительно, но почти всегда они были точны и правдивы. Это, как я уже сказал, было нашей основной проблемой. Нам нужно было установить видео-наблюдение параллельно с «прослушкой», что бы иметь доказательства связи слов и личности говорившего. Один из агентов Бостонского отдела ФБР разработал систему, которая включала видеокамеру, машинные аккумуляторы и другое оборудование. Вмонтировав систему в машину, мы смогли на протяжении 103 дней получать картинку лиц, выходящих и входящих на 98 Prince Street.
Необходимо было менять машину каждый вечер, что бы наблюдение не раскрыли.
Одной из проблем, с которой мы столкнулись в результате скрытого наблюдения было решение ограничиться только силами агентов ФБР без помощи других сил правопорядка. Такое решение основывалось на двух фактах. Первый: все правоохранительные органы Новой Англии знали, кто являлся андебоссом семьи и кто контролировал всю преступность Бостона — Дженаро Ангвило. Второе: каждый офицер полиции знал, что штаб-квартира Коза Ностры в Бостоне находиться на 98 Prince Street.
Если бы хоть один офицер полиции узнал, что на 98 Prince Street установлены «жучки», то в скором времени об этом знали бы все правоохранительные органы штата. Будучи осведомлены о значительной коррупции в полиции, ФБР ограничилось только своим персоналом в проведении этого расследования. Также мы не пользовались услугами обслуживающих компаний Бостона. До нас дошла информация, что братья Ангвило имеют своих людей в телефонных и других компаниях, которые будут сообщать мафии все запросы агентов касательно оборудования, необходимого для видео-наблюдения. К сожалению, также у нас не было информаторов. Длительная история пребывания Коза Ностры в Бостоне, тесная интеграция с местным обществом и устоявшаяся иерархия семьи стали причиной того, что людей, готовых сотрудничать с правительством практически не было. Разговоры, записанные на протяжении этих 103 дней касаются убийств, организации убийств, вымогательства, азартных игр, ростовщичества, препятствий правосудию, коррупции в полиции, денег и т. д. Возможно самыми любопытными из всех разговоров были эти, которые происходили в трех разных локациях.
В одном из этих разговоров Дженаро Ангвило, его брат Франческо и капо Илларио Заннино обсуждают закон РИКО. В период електронного наблюдения апелляционный окружной суд отменил приговор по закону РИКО по делу о Novia Turquette, аргументируя это тем, что РИКО не применим к полностью нелегальному бизнесу. Закон можно использовать только по отношению к частично легальному бизнесу. Данный факт стал причиной множества разговоров, в основном с участием Дженаро Ангвило, который рассматривал применимость статута закона РИКО к его криминальной империи. Он был способен процитировать любой пункт Раздела 18, который относился ко всем нарушениям закона, совершенных им. Ангвило хотел быть уверен, что каждый его солдат знает наизусть каждый пункт закона РИКО. Больше всего он опасался конфискации имущества, предусмотренной этим законом, и фактически, на протяжении 9 месяцев судебного процесса Ангвило был больше озабочен сокрытием своего имущества и денег от правительства чем доказательством своей невиновности. Я приведу одну цитаты, что бы вы поняли какое уважение и страх члены Коза Ностра испытывали перед законом РИКО.

Джери Ангвило: «Мы в безопасности. Мы можем делать все, что угодно. Пусть используют РИКО. В легальном бизнесе меня не будет, даже за все деньги мира».

Его аргументы были просты: мы вне закона, мы ростовщики, мы букмекеры, мы продаем марихуану, мы нелегальны в том и нелегальны в этом. Мы везде. Сутенеры, проститутки. Мы вне поля действия законов.

В другом случае Ангвило обсуждает Раздел 18:

« Вот у нас 1955 — азартные игры. 892, 3, 5 — вымогательство. Начальная точка и основа РИКО это предприятие (enterprise). Предприятие, запомните это слово. И речь тут идет не о авианосце «Enterprise». Предприятие. У нас тут именно предприятие».

Некоторые из разговоров характеризуются крайней жестокостью и бесчеловечностью при описании убийств, которые казалось были единственным способом решения всех проблем в Коза Ностре. Все люди, о которых идет речь в следующей цитате это солдаты или капитаны, подчиненные Дженнаро Ангвило.

Дженнаро Ангвило: « У меня есть Доминик. У меня есть Джон Кинкотти. У меня есть Петер Лимоне Младший. У меня есть Риччи. У меня есть мой брат, Дэнни. У меня есть ты и еще четыре солдата в Западном Бостоне, которые убьют любого».

Следующая цитата касается разговора о контракте на убийство. 19 марта 1981 года в 9-30 утра Ангвило вызвал четырех солдат к себе. Парень по имени Волтер Лафраниер был вызван повесткой давать показания перед Большим Жюри касательно займа в 2000 долларов, которые он получил от Джейсона Ангвило, сына Джери Ангвило. И хотя Ангвило заверили, что Лафраниер откажется давать показания и отсидит 18 месяцев, Дженнаро, который никогда не видел Лафраниера и даже не вспоминал его имя, решил все таки устранить возможную угрозу. Он дал конкретные указания двум солдатам, Ричарду Гамболи и Петеру Лимоне Младшему:

«Организуйте встречу с Лафраниером, а затем застрелите его в голову и зарежьте. Такая опасная неопределенность это слишком для меня. Вы понимаете американский? Выполняйте».

Эти слова были сказаны ровно в 9-56. Несколько часов спустя агенты ФБР нашли Волера Лафраниера и предупредили об угрозе его жизни со стороны мафии. На следующий день представители Коза Ностры связались с ним для организации встречи, и Лафраниер передал им все то, что поведало ему ФБР. По причине своего завишенного эго Джери Ангвило не мог даже допустить, что его штаб-квартира «прослушивается» и обвинял в провале «хита» всех вокруг.
Другой контракт на убийство касался человека по имени Харви Коэн. Особенностью этого контракта было то, что он выполнялся, по словам Иларио Заннино, как услуга Нью-Йорку. Харви Коэн имел фирму грузоперевозок, которая работала как в Бостоне так и в Нью-Йорке. Его связи с мафией до конца не понятны. Так или иначе, Иларио Заннино проинструктировал троих своих солдат:

«Вы двое и ты, я хочу что бы вы убили Лафраниера и сделали это быстро. Нужно втереться к нему в доверие, организовать встречу и застрелить его в голову. Это для семьи из Нью-Йорка».

Был еще один контракт 19-го марта. Он касался некого Анжело Патрицци. Тремя годами ранее брат Анжело был убит мафией и боязнь мести с его стороны вынудила Коза Ностру к убийству Патрицции. После «выдачи» контракта на его убийство, ФБР безрезультатно пыталось найти его и предупредить, но Патрицция находился в бегах. Три месяца спустя разложившееся тело Анжело Патрицции было найдено в багажнике автомобиля.

Автор--Олег Андрусенко.
Апрель 27th, 2014, 7:10 pm
The Mob In Connecticut: Grasso's Reign Of Terror.
Не многие люди считают 10 - летний тюремный срок хорошим карьерным шагом.Но Уильям П. Грассо не был как большинство людей.В 1968 году он занимался играми в кости и уличным ростовщичеством для Ralph "Whitey" Tropiano, мобстера из Нью-Йорка который вернулся в свой родной город New Haven.Они купили мусоровоз и планировали монополизировать рынок загородной мусора.Всегда злой, даже тогда, когда Грассо собирал членов Bridgeport Independent Refuse Collectors Association и согласно доказательствам обвинения, сформулировал закон: Если вы будете с нами конкурировать мы посадим крепких ребят в грузовики и отправим в Bridgeport.Будут “поломанные руки и тела в реке”, было сказано независимым автоперевозчикам.
Grasso были предъявлены обвинения в вымогательстве и соучастии.В первый и единственный раз в своей жизни, в 40 лет, он был осужден за преступление и приговорен к тюремному сроку.Он отбывал свой 10 летний срок в федеральной тюрьме Атланты.
Его сокамерником был Raymond L.S. Patriarca, бутлегер эпохи “сухого” закона,который добился того ,что его преступная семья стала одной из могущественных криминальных организаций Новой Англии.
"Самое лучшее, что когда-либо случалось со мной," Грассо позже сказал партнеру , "было, когда они отправили меня в Атланту."
Грассо прибыл в Атланту как один из Wiseguy от Новой Англии.Покинул как протеже и преемник одного из самых влиятельных преступников страны. Невольно, Министерство юстиции сделало союзниками двух весьма успешных, рефлекторно жестоких преступников, один был на вершине и другой был на пути навверх.В течение некоторого времени, альянс изменит лицо криминала в штате Коннектикут.
Патриарка был движущей силой Новой Англии многие годы.Благодаря своей армии убийц он контролировал все незаконное - и многое из законного - от Нью-Хейвена до Бангора.
Прослушка Провиденского офиса Патриарки показала,что он и бывший губернатор John Notte делили взятки от сторон пытавшихся добавить гоночные даты лошадиных бегов в Род-Айленде.Они узнали, что Патриарка взимал с руководителей звукозаписывающих компаний за эфирное время на радиостанциях Новой Англии.Страховые руководители жаловались “Офису” на угонщиков
И агенты слышали как Патриарка решал повседневные проблемы.
"Отправьте их в больницу "рычал он. Снова и снова.
За свой необузданный характер он получил прозвище "The Wild Guy."Полицейские отчеты показывают,что его первый раз арестовали в 1951 году за незначительное нападение.После освобождения в 1973 году, он вырвался из ограниченной роли грубого головореза из Нью-Хевена. Терроризируя давно устоявшийся криминалитет,он захватил крупный кусок Коннектикута и направился в Западный Массачусетс с семьей Патриарка.
Когда Patriarca умер от сердечного приступа в 1984 году, его сменил его сын, Raymond "Junior" Patriarca. Grasso стал андербоссом или вторым в семье.Но, агенты ФБР и партнеры мафии рассматривали Грассо как де-факто босса, затмившего слабого Раймонда Патриарку.
Грассо оперировал в Бостоне и Провиденсе через подчиненных.Но он не был боссом на собственной территории в Коннектикуте - для своих людей,сломанных финансово из-за его жадности и страха что их могут убить,предали его.
Но между его освобождением из тюрьмы и его гибелью во время гражданской войны в криминальной семье,неуловимость Грассо, его скрытность, умение избегать наблюдения,сделало его навязчивой идеей ФБР.Но у бюро не получилось схватить его.
Studiously Understated.
Есть только один фотоснимок Грассо. Он родился 6 января 1927 года. Он был 5 футов 8, весил 185 фунтов,черные волосы,карие глаза и то, что ФБР называет "оливковое лицо."
Он жил в скромном ранчо в тихом тупике в New Haven.Он покупал одежду в Kmart.Нахал сказал бы, что его обувь выглядела так, будто она была сделана из картона.
Он регулярно проезжал 50 миль чтобы позвонить.Это всегда был местный звонок, из телефона-автомата, чтобы сорвать прослушивание телефонных разговоров ФБР. Уезжая из своего дома в Нью-Хейвене в Хартфорд, он часто останавливался на шоссе и сидел какое-то время,просто чтобы посмотреть,нет ли за ним слежки.
Однажды он бросил копию The Courant,со статьей о его методах борьбы с наблюдением,одному из своих подчиненных и по словам подчиненного повторял — "Видите? Они не могут поймать меня."
В Хартфорде, те кто знал Грассо могли видеть его в итальянских ресторанах и кафе, которые когда-то выстроились на Franklin Avenue.Он открыл свой ресторан,Франко, для своей подруги. Когда Грассо владел этим местом, это был лучший ресторан в городе.Повар, по имени которого был назван ресторан, однажды был заключен в тюрьму за лжесвидетельство во время расследования большого жюри криминальной деятельности семьи Patriarca в Hartford.
Где бы он ни был,как говорили партнеры Грассо,он доминировал над окружающими через его ярость.Он терроризировал своих мафиозных партнеров.
Они ненавидели его жадность,когда он загребал более половины их доходов от карточных игр, ростовщичества на улице,страхового мошенничества или просто от краж.В противном случае всё могло закончиться фатально,как говорил John F. "Sonny" Castagna,бандит из Хартфорда,умерший в сентябре во Флориде,где он находился по программе защиты свидетелей.
Grasso убивал время по воскресеньям в квартире Castagna на Adelaide Street.Они смотрели в тишине футбольные игры,потому что Грассо отказывался обсуждать дела в закрытом помещении,опасаясь скрытых микрофонов.
"Он рушил весь мой день и делал меня несчастным" сказал Castagna The Courant в прошлом году."По причине того,что вы не могли курить,когда он был со мной, вы не могли есть,когда вы хотели есть,не могли выпить , если вы хотели выпить, потому что он был фанатом здоровья. Во всяком случае, именно так мы проводили время два года,каждое воскресенье " .
Иногда,по словам Castagna, Грассо приказывал его подруге приносить тарелки с едой.Это должно было быть несоленое и если малейшая вещь была не к месту, если помидоры не были нарезаны так,как он любил, ломтиками, Грассо может вспыхнуть.
"Кто-то принес еду,макароны, и мы едим макароны", сказал Castagna. "И он начинал кричать." Вы мудак. Разрежьте помидоры.Не думайте пока я не скажу вам думать ». "
Снаружи, как говорил Castagna, Грассо был раскованнее. Но камера ФБР располагавшееся около двери Castagna не смогла запечатлеть ничего ,что можно было инкриминировать андербоссу.
Выступая в федеральном суде в начале 1990-х, Castagna назвал Грассо "настоящий бандит," в отличие от бледных подделок, затем шаставших по проспекту.
"Это означает, что вы должны были сделать то, что он сказал вам делать", сказал Castagna. "У него было большое эго. Он относился ко всем жестко. Старухи. Дети. Все. Он угрожал людям не только из-за денег,иза всего. Это зависело от того, как он чувствовал себя, когда он проснулся. Если бы он был в хорошем настроении, он был бы нормальным. Если нет,он был бы сумасшедшим”.
Было широко распространено мнение, что дать отпор смертельно. Молодой боксер,который повздорил с Грассо около ресторана “Франко”, был застрелен через несколько недель.
В то время как он жил во Флориде, Castagna вспомнил о выходных с Грассо ,когда у Грассо разорвался аппендицит, во то время когда он расслаблялся со своей подругой.Грассо позвонил одному из его солдат, Луи Failla и приказал отвезти его в больницу.Failla вскочил в темно-синий Cadillac. Грассо выжил. Failla вернулся на следующий день с цветами.
Как рассказал Castagna— "А Билли говорит:" Эй Луи, не приходите сюда больше, чтобы увидеть меня. Ты не спас мою жизнь. Доктор спас мне жизнь. Просто держитесь подальше от этой больницы. Вы не сделали ничего для меня . Я не обязан вам ничем". "Луи всегда говорил:« Боже. Я бы хотел чтоб спустило колесо по пути ,когда я ехал забирать его”.

Criminal Against Criminal.
Вскоре после возвращения Грассо в Коннектикут из тюрьмы,преступников, чьи интересы пересекались с интересами семьи Патриарка в Коннектикуте и Западном Массачусетсе начали находить убитыми или взорванными или они просто исчезали.
В конце 1974, только что отбыв свой срок, John "Slew" Palmieri,член семьи Гамбино,вернулся в Нью-Хейвен, поиграть мускулами.Он был взорван в автомобиле.
Пять лет спустя, еще три бандиты погибли или исчезли в течение 10 месяцев.
В июне 1979 первым стал Salvatore Annunziato, больше известный под своим боксерским прозвищем Midgie Renault.Annunziato был чуть более 5 футов в высоту и весил 110, когда он дрался.Annunziato был связан с семьей Дженовезе из Нью-Йорка, жил в Нью-Хейвене и, как говорили в ФБР,был тесно связан с местными профсоюзами. Он проводил большую часть своего времени напиваясь и начиная драки. Его семья говорит,что Annunziato сел в “большой автомобиль”, с друзьями и не вернулся. Ближайший партнер Грассо заявил недавно, при условии, что его имя не назовут, что Annunziato напился и ограбил одну из карточных игр Грассо.
Thomas "Tommy the Blond" Vestano был застрелен в январе 1980 года,на своем дворе.Он, как говорило ФБР, был связан с игорными операциями семьи Дженовезе в Коннектикуте.
Старый наставник Грассо, Tropiano, стал следующим, в начале апреля 1980 года.Tropiano, был связан с семьей Коломбо в Нью-Йорке, был осужден с Грассо за вымогательство. После освобождения он, как говорили, обдумывал возвращение в бизнес. Он был в Нью-Йорке, шёл днем по тротуару и в этот момент был обстрелен из проезжавшего мимо автомобиля.
"Почему в течение многих лет в штате Коннектикут не было “хитов” и теперь ...?" спросил агент ФБР в Нью-Хейвене, когда Tropiano стал третьим бандитом из Коннектикута,умершим или исчезнувшим менее чем за год.
Но был еще.Фрэнк Пикколо, известен своей попыткой шантажа артиста Уэйна Ньютона,был застрелен в городе Бриджпорт в сентябре 1981 года. Пикколо, член семьи Гамбино в Нью-Йорке, был пойман в телефонной будке.
Согласно аффидавиту ФБР,информатор ФБР сообщил,что “с исчезновением Salvatore Annunziato и бандитских убийств Ralph "Whitey" Tropiano и Frank Piccolo,Grasso поглотил ряд интересов умерших (или отсутствующих) лиц”. Грассо не было предъявлено обвинение ни в одном из убийств.

Consolidating Power.
Контролируя южный Хартворд,Грассо двинулся на север,по словам ФБР и партнера Грассо.Хартфорд был по традиции открытым городом, то есть соперничающие мобы были свободны действовать без страха и не опасаясь никого, кроме закона. Грассо остановил это.
Сразу, он ударил местного wiseguy в лицо в ресторане Casa Mia и погнался за ним вниз по Franklin Avenue для удержания части игорного долга в 2000$ , свидетель сказал The Courant. Затем Грассо сообщил Tony Volpe,
Хартвордский мобстер,друживший с командой из семьи Дженовезе в Springfield, что Volpe отходит от дел.
Грассо составил команду из парней занимавшихся карточными играми и играми в кости,в задних комнатах ресторанов и кафе вдоль Franklin Avenue. Он сделал то же самое в Новой Британии.
От Новой Британии до Род-Айленда, Грассо "выстроил" букмекерские офисы, то есть каждый сейчас работал на него и должен был ему процент того, что они заработали.Были показания в суде Хартфорда в начале 1990-х, что Грассо собирал в одиночку миллионы долларов в неделю с букмекеров в Восточном Коннектикуте.
Грассо поглядывал на Springfield,который находился под контролем капитана семьи Дженовезе Frank "Skyballs" Scibelli.Грассо “купил” Castagna, оплатив ростовщическую задолженность последнего перед Scibelli, как показал позднее Castagna.Grasso рекрутиировал Springfield лоялиста и ресторатора в East Hartford William "The Hot Dog" Grant, который был владельцем Augie and Ray's на Silver Lane. Он завербовал и принял в семью Патриарка ,человека из Springfield.Два партнера,хорошо знавшие Грассо сказали, что сделано это было назло команде Дженовезе.

A Sanctuary For Fugitives.
Возвращаясь к Коннектикуту, Грассо сделал убещишем для беглых бандитов. По данным источников ФБР и других, у него был свой человек внутри государственного Департамент транспортных средств, который мог бы изготовить фальшивые удостоверения личности.Грант, которого поставил Грассо отвечать за большую часть азартных игр в Хартфорде, смог получить квартиры от главы одной из крупнейших компаний недвижимости в штате.
Alphonse "Allie Boy" Persico, андербосс в семье Colombo жил в течение многих лет под защитой Грассо в квартире в Западном Хартфорде.Отряд маршалов США выследил его в 1987 году.Маршалы сказали,что Persico был поражен, когда они оказались в его кухне.Он делал соус.
Salvatore "Mickey" Caruana жил в кваритре в Middletown ,которую организовал Грассо в 1980-х. Он был главным контрабандистом марихуаны в семье Патриарка и подался в бегав 1983 году, после его обвинительного заключения за распространение марихуаны на $ 173 млн.
Каруана исчез примерно в 1986 году, по словам агентов ФБР и других источников.
Давние исследователи организованной преступности считают,что Каруана, возможно, в конечном итоге оказался в секретной могиле Грассо под жилым гаражом в Hamden. Следователи подозревают,что Annunziato, возможно, был похоронен там же, хотя вряд ли кто-нибудь когда-нибудь узнает наверняка.
Когда информатор сообщил ФБР об этом гараже в 1990 году, агенты обнаружили,что кто-то ещё был захоронен сначала.Старые могилы были раскопаны, большие кости удалены и был залит новый бетонный пол.
Владельцем гаража оказался бывший член банды ирландских грабителей банков, который вышел в отставку и стал слесарем.Гораздо позже он сказал в суде, что, что он полагал, что он оказался бы под его гаражом, если бы он не сотрудничал с Грассо.
Удача отвернулась от Грассо 13 июня 1989 года.Бандиты Patriarca в Хартфорде, Спрингфилде и Бостоне,были убеждены, что они были в ликвидационном списке Грассо и решили ударить первыми. Заговор с целью его убийства говорится в документах прокуратуры и свидетельских показаниях в суде, стал частью попытки недовольных фракций в Hartford и Boston взять под свой контроль семью Патриарка.
Грассо вместе с командой из Хартварда находился в фургоне ,они направлялись на встречу в Вустер и один из членов выстрелил ему в затылок. В тот же день, на правую руку Грассо в Бостоне, Frank "Cadillac Frank" Salemme было совершенно покушение,но он выжил.
Восстание потерпело неудачу. Был заключен мир между враждующими группировками в семье.
Но для Грассо было уже слишком поздно.
Его убийцы бросили его тело в ядовитый плющ на стороне реки Коннектикут в Wethersfield.

Источник:http://www.courant.com/news/connecticut/courant-250/hc-250-grasso-0427-20140427,0,5629989.story

Перевёл:Gaius Scaevola
Май 11th, 2014, 9:07 am
Изображение
Дженнаро Дж.Анджуло (1919-2009)
Дженнаро "Джерри" Анджуло,главарь Бостонской мафии,как-то в 1981 г.вспоминал в своей штаб-квартире на Норт-Энд о межклановых войнах 1960-х годов.Он рассказал,как с братьями "урыл 20 ираландцев,чтобы захватить город.Сейчас уже не припомним половины из тех,кого мы убрали".Он добавил:"И я не хвастаюсь".Как часто бывает
с записями ФБР,этот разговор был превосходным образцом мафиозного хвастовства.На самом деле,ирландскую войну вел босс Анджуло,Раймонд Патриарка.Многие считали Анджуло недастаточно крутым,чтобы вести настоящую мафиозную войну.Мафия Новой Англии,в отличие от многих криминальных семей других штатов,довольно строго придерживалась требования,что "полноправный" мафиози должен совершить по крайней мере одно убийство.Существовало всего несколько исключений,одним из которых и был Анджуло.(За то,что бы попасть в организацию,он заплатил 50 000 долларов Патриарке.)
Джерри Анджуло достиг власти не в результате процессов внутри мафии,а в связи с процессом Кефаувера (1950-1951г.)В то время Джозеф Ломбардо,который тогда был криминальным боссом Массачусетса,решил,что в связи с тем,что ожидалось прибытие следователей Сената в город,будет неплохо прикрыть игорные притоны Бостона.Он был весьма заинтересован в том,чтобы любой ценой помешать скандалу Кефаувера отразится на делах банды.Для этого он решил насколько возможно сократить число обьектов,могущих заинтересовать следователей,и вывел своих людей из комбинации с нелегальными лотереями.Эта хитрость сработала.Ломбардо остался невредим,но,рассудив,что обстановка еще некоторое время будет опасной,не стал возобновлять это направление деятельности.
Тогда Джерри Анджуло,предпринял решительный шаг и попросил у Ломбардо разрешения взять нелегальные лотереи на себя.Ломбардо согласился,дав Анджуло понять,что тот не будет пользоваться защитой организации и должен действовать самосстоятельно.Ну,может быть,не совсем самостоятельно-Ломбардо получал свою долю доходов от нелегальной лотереи,сам не подвергаясь риску раскрытия.
Анджуло спокойно занимался своим делом,пока Ломбардо на посту главря не сменил Филип Бруккола.Бруккола так испугался расследований,что бежал на Сицилию.Теперь Анджуло действовал без покровителя,и вскоре отдельные члены банды стали вымогать у него деньги.Будучи не в состоянии с ними бороться,Анджуло платил,пока их требования не стали слишком высоки.Наконец он поехал в Провиденс,где встретился с новым боссом всей Новой Англии,Раймондом Патриаркой.Он заручился поддержкой Патриарки,выплатив ему 50 000 наличными и гарантируя еще большие ежегодные поступления от бостонских нелегальных лотерей.Патриарке достаточно было сделать несколько телефонных звонков членам Бостонской банды,сообщая:"Джерри теперь со мной",чтобы те отстали от Анджуло.
Гангстерам пришлось подчиниться Патриарке,и в Бостоне установились новые порядки.Анджуло стал не только "сделанным" ,но и главой бостонской команды семьи Патриарка.А Иларио Дзаннино,одного из гангстеров,вымогавших у него деньги,назначили его заместителем.
Некоторое время спустя Анджуло стал мультимиллионером;он ведал финансами и выплатами мафии Новой Англии(Семья Патриарка).По данным информатора Винни Терезы,Анджуло утверждал,что может заставить 300 из 360 детективов Бостона выполнять его указания.Весьма возможно,что Анджуло преувеличивал,была у него такая склонность,но действительно,после того,как в 1981 г.в офис Анджуло было подброшено звукозаписывающие устройство,40 полицейских Бостона были смещены с постов,потому что их фамилии часто упоминались в записях.
В 1984 г.умер главарь мафии Новой Англии,Патриарка,его заместитель Генри Тамело был в тюрьме,и ему вряд ли светило выйти на волю.Анджуло,как третий по важности член организации,заявил претензии на место босса.Оно ему не досталось.
К тому времени Анджуло столкнулся с федеральными судебными преследованиями по обвинению в рэкете.Если бы его осудили,общий срок заключения составил бы до 170 лет.Но не угроза тюремного заключения помешала Анджуло занять место босса.Многие члены банды все еще помнили недобрым словом то,как он проник в семью.Его заместитель Дзаннино,по отчету ФБР,отказался поддержать его и вместо этого выждвинул сына покойного босса,Раймонда Дж.Патриарки,на роль лидера.Патриарка-младший,по сообщению ФБР,назначил Дзаннино своим советником,а Анджулло понизил до солдата.Но это было не главной проблемой Джерри Анджуло.В 1986 г.Анджуло был осужден по обвинения в рэкете и приговорен к 45 годам тюремного заключения.
К.Сифакис.

https://vk.com/worldofgangsta
Декабрь 23rd, 2014, 12:31 pm
Братья ДиНунцио

Братья ДиНунцио вовлечены в мир мафии уже не первое десятилетие. Кармен ДиНунцио на протяжении долгого периода времени считался андебоссом семьи, оперируя бизнесом со своего сырного магазина в северной части Бостона. Энтони ДиНунцио, младший брат Кармена, предположительно, являлся действующим боссом до тех пор пока не вошел в шестерку боссов, которых «посадили» за очень короткий отрезок времени.
Кармен ДиНунцио, находясь в бегах, отправился в Лос-Анжелес. Там он встретил моба, который когда-то сменил Бостон на город ангелов, Энтони Фиато. Фиато и Майк Риззи (Mike Rizzitello ), капо семьи Лос-Анжелеса, хотели начать в Лос-Анжелесе свое дело, основать свою собственную семью. Поэтому они отправились в Нью-Йорк на сит-даун с администрацией семьи Гамбино. Пете Милано, босс семьи Лос-Анжелеса на то время, в конце концов принял Фиато в семью, и будучи «сделанным», Фиато начал создавать свое собственное дело. Фиато зарабатывал миллион долларов в год с ростовщичества, когда Кармен ДиНунцио прибыл в город. Энтони не хотел брать Кармена к себе, так что он отправил его к своему старому другу Джо Сика.
Джо Сика и его братья (партнеры семьи Дранья) являлись крупными и давними игроками на арене преступного мира Восточного Побережья. Поэтому мне показалось крайне забавным то, что недавний глливудский фильм о Микки Коэне назвали «Босс Лосс-Анжелеса». Один из близких к Сика парней был Крис Петти, который закончил, оперируя в Сан Диего. Крис был связан с Тони Спилотро и еще несколькими мобами с Чикагского синдиката. Крис придумал план, как построить казино Rincon Indian Casino. Племя Ринкон давно искало людей, которые могли бы построить и управлять казино на территории их резервации. Крис имел для этого идеальных покровителей в лице чикагской мафией, которая обладала огромным опытом внедрения в казино и проведения махинаций. У них был свой человек внутри племени, но парни с Чикаго велели Крису найти еще инвесторов, так как они располагали еще одним убыточным казино. Именно тогда ФБР внедрило своего агента под прикрытием как потенциального инвестора. В конечном счете были арестованы Крис, администрация Чикагского синдиката, Кармен и Энтони ДиНунцио.
В 1996 году после длительной междоусобной войны внутри семьи боссом мафии Новой Англии стал Луиджи Маноккио. В 2004 году он назначил Кармена своим андебоссом. Энтони занимал пост капо, оперируя с Gemini Social Club . Кармен скоро был вовлечен в аферу с продажей Massachusetts Highway Department 300 000 кубических метров суглинистой почвы от компании, в которой он имел интерес. Он попытался подкупить агента-представителя Highway Department, который на самом деле являлся агентом ФБР. Бюро удалось склонить с сотрудничеству посредника в этом деле, и он согласился подставить ДиНунцио. Кармен передал $10 000 через посредника агенту на первой встрече и еще $5 000 на второй. Затем ДиНунцио предоставил образец суглинистой почвы и в конечном счете был схвачен агентами ФБР.
Луиджи Маноккио был жадным боссом и его люди не очень его любили, так что со временем он решил отойти в сторону, передав власть в семье Петеру Лимоне. Лимоне в прошлом был ошибочно осужден на 33 года с помощью лжесвидетельства агентов ФБР и Джо Барбозы. Но едва почувствовав воздух свободы, Лимоне опять загремел за решетку, назначив действующим боссом Энтони ДиНунцио. Это не обрадовало самого ДиНунцио, который в то время упорно занимался усилением своего рэкета в Род Айленде, в частности вымогательством с бизнеса развлечений для взрослых (стрип-клубы, порно, ескорт-услуги). Семья когда-то делала большие деньги на этом и Энтони решил вернуть былые доходы. По его поручению капо семьи Эдвард Лато начал собирать деньги с заведений этой сферы бизнеса. Потом Энтони ДиНунцио устроил сит-даун с уважаемыми членами семьи Гамбино, чтобы проинформировать о намерении «наехать» на парня, который владел стрип-клубами и прокатом фильмов для взрослых в Род-Айленде. Встреча была необходима, так как этот парень был связан с некоторыми членами семьи Гамбино, а в 1980 году тесно сотрудничал в Лас Вегасе с капо Крисом Ричичи. Гамбиновцы в итоге дали зеленый свет членам семьи Патриарка.
Члены семьи часто встречались в китайском ресторане в Boston Billy Tse’s , пока не обнаружили, что место полностью прослушивается агентами ФБР, которые в конечном счете схватили некоторых мафиози и нашли при них деньги со стрип-клубов.
Энтони ДиНунцио был записан на пленку, когда обсуждал верхушку семьи Патриарка. По его словам, когда он взял руководство на себя, то все кардинально изменил. Кто не соответствовал его требованием, тот был оправлен на полку (то есть больше не являлся активным членом семьи). Энтони сказал, что любой, кто не следует его правилам, будет сожжен заживо. Также он заявил, что даже если он сядет в тюрьму, то не перестанет быть боссом. Энтони выкопал себе еще глубже яму, когда в разговоре с известным членом семьи Гамбино сказал, что готов «сделать» одного парня, который на 100% с ним.
На данный момент Энтони ДиНунцио отбывает 6-летный срок (с ноября 2012), Кармен ДиНунцио также отбывает срок в 6 лет (с 2009 года).

Kenny "Kenji" Gallo October 12, 2014

Перевёл: Олег "Gai Kaligula" Андрусенко.

Изображение
Энтони ДиНунцио
Изображение
Кармен ДиНунцио
Декабрь 23rd, 2014, 4:46 pm
спасибо очень интересно
Февраль 4th, 2015, 2:50 am
Энтони "Спаки" Спаньоло

Фракция - Бостон
Ранг - Актинг-босс (2012-2015)


Свой криминальный путь в мафии Новой Англии Энтони "Спаки" Спаньоло, получивший свое нынешнее прозвище от юношеского прозвища “Spunky” (мужественный, храбрый), начал в восточном Бостоне под крылом капо а позже консильери семьи Джозефа Руссо. В молодости Спаки был в дружеских отношениях со сводным братом Руссо, Робертом «Бобби Руссо» Карроцца. Оба они работали как команда сборщиков денег для боссов Бостона. Спаки известен как чудак.«Он обладает хорошим чувством юмора, это тип человека, который не испытывает сожалений по поводу того, что он wiseguy, - говорит бывший агент ФБР, знакомый со Спаньоло по его былым годам в Бостоне, - иногда он подшучивал над нами, когда мы ездили за ним по городу. Но он был серьезен как рак, когда дело доходило до бизнеса».
Однажды, он, Карроцца и другой солдат семьи Патриарка по имени Фредерик Симоне были остановлены полицией после того, как поступило сообщение, что они избили владельца ночного клуба в Revere, который отказался платить уличный налог. В их машине было обнаружено пару «стволов» под пассажирским сидением, завернутые в полотенце. «Как это они сюда попали?», - спросил Спаки полицейских с кривой улыбкой.
Спаньоло стал полноправным членом Коза Ностра в начале 80-х, спонсором выступил Джозеф Руссо. Его аресты датируются с начала далеких 50-х годов, причины были самые разнообразные: пьяное дебоширство, торговля наркотиками, вооруженные ограбления и рэкет. Согласно данным ФБР, именно Спаки участвовал вместе Руссо в убийстве знаменитого «стукача» Джо Барбозы в Калифорнии. Множество информаторов утверждали, что Спаньоло выполнял функцию водителя 11 февраля 1976, когда Руссо застрелил Барбозу на углу в Сан-Франциско. В 1980-х Спаньоло можно было часто увидеть в «The Roma» , итальянской забегаловке в восточном Бостоне, которая принадлежала Бьяджо ДиДжиаком, капо семьи Патриарка. В 1985 году в команду ДиДжиакомо, которая на то время входила во фракцию Руссо и включала также Спаньоло, был внедрен агент ФБР под прикрытием по имени Винсент ДелаМонтайне. Полтора года до этого Винсент ДелаМонтайне арендовал магазин рядом с «The Roma» и начал околачиваться возле ресторана, притворяясь профессиональным преступником — дилером кокаина. В ходе своей работы агент сблизился с ДиДжиакомо и Спаньоло. ДелаМонтайне вместе со Спаки «держали» нелегальную карточную игру и вместе торговали наркотиками в 1985, 1986 и начале 1987 года. Однажды в 1986 Спаньоло вступил в словесную перепалку с одним из посетителей в «The Roma» и ДелаМонтайне остановил его, не дав зарезать оппонента охотничьим ножом.
Имя Спаки всплывало в октябре 1985 года в ходе расследования убийства Джимми Лимоли, wiseguy с северного Бостона, близкого друга еще одного протеже Джозефа Руссо, Винсента «Винни животное» Феррара. Предположительно, Лимоли вызвал гнев своих боссов тем, что промышлял нарко-ограблениями, он украл кокаина на 100 000$ у Спаньоло в сентябре этого же года. Спаки пошел к капитану Лимоли — Ферраре — и пожаловался на действия его подопечного, также было проведено ряд сит-даунов по решению этого вопроса.

Изображение
Энтони "Спаки" Спаньоло

Феррара и Лимоли встретились в северном Бостоне в Маленькой Италии, вместе работали на андебосса Дженнаро Ангвило. Предположительно, они принимали участие в убийстве Джеки ДиФронзо в 1977 году и Энтони Корлито в 1979, парочки, которая грабила подпольные казино Ангвило. Феррара был принят в семью в 1983 году и в будущем принял на себя руководство командой своего капо Денни Ангвило, брата Джерри Ангвило, став союзником Джозефа Руссо в войне с Френком Салемме и Раймондом Мл. Патриаркой. Винни Животное и Патси Бароне были осуждены за убийство Лимоли в 1991 и 1993 году соответственно, но были выпущены с тюрьмы раньше в связи с тем, что ключевой свидетель по их делу, Волтер Джордан, отозвал свои показания. Бароне был предположительном стрелком в деле Лимоли (убийство произошло у входа в местный ресторан), а Винни Феррара — заказчиком. Выпускник коледжа Винсент Феррара, однажды рассматриваемый многими как главный кандидат на пост босса семьи, на сегодняшний день ушел в отставку и занимается легальным бизнесом, владея несколькими ресторанами в северном Бостоне после освобождения с тюрьмы в 2005 году.

Изображение
Винсент «Винни животное» Феррара

В январе 1987 года, когда Бостон стоял на пороге кровавой войны, Спаньоло был записан на пленку, обращаясь к ДелаМонтайне: «В мафии настали суровые дни...Мне, вероятно, придется обратиться к старомодному способу зарабатывания денег, вытаскивать парней с их туфлей и опустошать их сраные карманы».Шторм в преступном мире Новой Англии немного утих в конце 1989 года, спустя месяц после покушения на Салемме и убийства андебосса Вильяма Грассо, когда была проведена церемония посвящения новых членов. Спаньоло и Квентина, члены фракции Руссо-Феррара, присутствовали оба на этой церемонии, которая проходила 29 октября 1989 года в Медфорде и записывалась агентами ФБР. Эти записи, на ряду с результатами работы агента ДелаМонтайне, были включены в массивное судебное дело в 1990 году против семье Патриарка. Среди подсудимых были также ДиДжиакомо, Спаньоло, Патриарка Мл., Руссо и Феррара среди прочих.
В связи с тюремными сроками для всей верхушки семьи Патриарка, пост босса перешел к Фреку Салемме, который сразу же принялся мстить тем, кто покушался на его жизнь. Это вылилось в кровавую войну, которая длилась 5 лет. Осужденный в 1991 году, Спаньоло вышел на свободу в 2000 году, и в том же году был выдвинут в капитаны, как вознаграждение за молчание. На сегодняшний день, по мнению правоохранителей, Петер «Сумасшедшая лошадь» Лимоне является официальным боссом семьи Патриарка. До 2012 года пост актинг-босса занимал Энтони ДиНунцио, а после его заключения ежедневными операциями семьи стал руководить Спаньоло.

Изображение
Кармен ДиНунцио и Петер Лимоне

«Я даже не знаю, что говорит о делах семьи тот факт, что Спаньоло был боссом, - говорит бывший агент ФБР, - я никогда не видел в нему дона. Он лояльный солдат до последнего, но быть во главе всего корабля... я не думаю, что он достаточно умен или достаточно уважаем, чтобы снова собрать все вместе».

Источник: New England Mob Don ‘Spucky’ Hit By Feds, Continues Region Trend , http://gangsterreport.com

"I want him to know...I’ll get him...I’ll straighten him out.” Patriarca
Ноябрь 14th, 2015, 10:28 pm
Фрэнк Куччиара
Изображение
Фрэнк "Сырный человек" Куччиара (29 марта, 1895 - 23 января 1976), также известный как "Фрэнки ложка", был давним членом и консильери(1954-1976) семьи Патриарка.

Биография

Куччиара родился в Салеми, Сицилия и получил американское гражданство в 1931 году. Когда босс Филип Буккола и консильери Джузеппе Ломбардо оставили рэкеты Новой Англии в 1954 году, место Букколы занял новый босс Раймонд Л. Патриарка. Патриарка выбрал Фрэнка "Сырного человека" Куччиару как своего консильери. Куччиара заработал свою кличку "Сырный человек", потому что он владел "The Purity Cheese" сырной компанией в Эндикотте, Бостон. Мало что известно о ранней жизни Куччиары кроме того, что он занял место капо Бостонской фракции в молодом возрасте. Он был когда-то арестован за подозрение в убийстве, хранении морфина и динамита. Он был известен, тем что он отмывал деньги через свою фирму по импорту и производству сыра.

Куччиара принял участие в Апалачинской конференции 1957 года, представляя мафию Новой Англии. Как сообщается, он управлял операциями азартных игр в районе Бостона Норт Энд и финансировал нарко-сделки. В юности по слухам он был, близким соратником Лаки Лучано и Вито Дженовезе в Нью-Йорке. 23 января 1976 года, Куччиара убил свою жену, Санту Люси Джордано, а затем покончил жизнь самоубийством в своем доме в Белмонт, Массачусетс, используя дробовик.

Изображение
Август 29th, 2022, 6:20 pm
«Животное»

История о кровавом взлете и падении самого страшного убийцы мафии Новой Англии, автор «КЕЙСИ ШЕРМАН»

Пролог
«Джозеф Барбоза — самый опасный человек который нам известен» Директор ФБР Дж. ЭДГАР ГУВЕР, 1965 год.

Если Джо Барбоза и чувствовал себя не в своей тарелке, то он определенно этого не показывал. Он был одиноким португальским мафиози, плававшим со «Стаей сицилийских акул» в темной, опасной воде, в заведении под названием «Ebb Tide Lounge». В конце концов, это была их тусовка, а не его. Мечтой Барбозы было стать первым не-итальянцем, принятым в «Ла Коза Ностру», но для собравшихся мафиози Барбоза не был одним из них и никогда не будет. Они называли его «Негром» за его спиной, и для них он был не более чем тупым инструментом и расходным материалом, используемым для уничтожения их врагов. Джо Барбоза точно знал, кем он был — самым жестоким и опасным человеком в мафии Новой Англии. Сегодня вечером он докажет это этим так называемым «Людям Чести». «Фэтс Домино» только что завершил свой второй сет за вечер. Официантка вытирала пот здоровяка с пианино, пока «Толстяка» вели наверх для участия в игре в кости или в карты. Бедняга «Фэтс» — хорошо умел развлекать и петь, но он также был большим любителем азартных игр. Он играл в «Ebb Tide» несколько раз в году, зарабатывая примерно двенадцать штук в неделю. Однако в большинстве случаев «Фэтс» уезжал, задолжав владельцу бара больше денег, чем он заработал.
В зале было относительно тихо, лишь несколько мафиози собрались вокруг бара, шепотом обсуждая прошлые и будущие дела. Джо Барбоза сидел за столом, прижавшись широкими плечами к стене и глядя на входную дверь. «Ebb Tide» был специально построен с узким входом, чтобы вооруженные люди или полициейские не могли сразу скопом ворваться через парадную дверь. Тем не менее, у Барбозы было множество врагов и единственный способ остаться в живых в его жизни — это подготовиться к неожиданностям. Он потягивал из своего стакана пиво «Crown Royale», рассказывая приятелю истории из своей короткой, но яркой карьеры боксера. Его глубокий баритон возвышался над другими разговорами вокруг него, к большому раздражению одного уважаемого мафиози.
— «Эй, тише там», — крикнул гангстер в сторону Джо. Барбоза не обращал внимания и продолжал говорить, поэтому мафиози повторил приказ.
Джо поднял густые брови и улыбнулся своему приятелю, быстро встав со стула и направившись к мужчине, который прислонился к стойке бара. Барбоза медленно шел по клубу, его мускулистые плечи рассекали толпу, как острое лезвие. Все взгляды теперь были прикованы к нему. Он наслаждался вниманием. Это было то же самое чувство, которое он испытывал каждый раз, когда выходил на ринг, только зрители в этой толпе были все такие же, как он — опасные люди. Он подошел к мафиози и криво улыбнулся, а затем дал пощечину открытой ладонью. Чистый звук удара — плоть о плоть — эхом разнесся по бару. Мафиози отшатнулся и попытался подготовиться к еще одному удару. Барбоза не сводил своих темных глаз с гангстера. — Твой ход, — пробормотал он.
Проблема была в том, что гангстер не мог двигаться. Он дрожал, но руки оставались по бокам, как будто он был парализован. Внезапно к бару подошел невысокий худощавый мужчина в очках. В черных подтяжках и белых носках Генри Тамелео имел кроткий вид бухгалтера. Но на самом деле он был андербоссом мафии Новой-Англии или «Офиса», как ее называли, он контролировал все, что происходило в «Ebb Tide Lounge». Обычно Тамелео был уравновешенным гангстером. Мафиози прозвали его «Рефери» за его способность спокойно разрешать споры. Свое фирменное спокойное поведение Тамелео сегодня вечером не демонстрировал. Возмущение по поводу того, что он только что увидел, выплескивалось наружу.
«Я не хочу, чтобы ты снова ударил этого человека!» — сердито крикнул Тамелео Барбозе. Андербосс обвел своим костлявым пальцем «Ebb Tide Lounge». "Это мое место. Я не хочу, чтобы ты снова прикасался к кому-либо здесь руками. Ты меня слышишь? Никогда ни на кого не поднимай здесь руки!» Барбоза не сказал ни слова. Вместо этого он кивнул и снова рванулся к лицу своей жертвы — на этот раз ртом. Барбоза откусил гангстеру кусок щеки и выплюнул на поверхность барной стойки. Ошеломленный Генри Тамелео с ужасом наблюдал, как раненый мафиози рухнул на пол.
Барбоза улыбнулся андербоссу и из его губ потекла струйка крови. Он показал свои мясистые ладони к Тамелео. «Смотри, Генри, я не использовал свои руки!» После этой ночи легенда о Барбозе начала расти. Он вселял страх в сердца мафиози Новой Англии. Его больше не называли «Негром». У Джо Барбозы появилось новое прозвище — «Животное». Эта история стала частью слухов о мафии Новой Англии и без сомнения, со временем приукрашивалась. Часто разницу между мифологией и реальностью трудно определить в преступном мире, все обитатели которого являются прирожденными убийцами и лжецами.
Город Бостон уже давно известен как эпицентр коррупции в рядах ФБР. Дружеские отношения агентов ФБР с боссом ирландской мафии Джеймсом «Уайти» Балджером попали в заголовки газет по всему миру. Но эта история началась не с них. В этой книге «Животное» — будет рассказана невероятная, но правдивая история об оригинальной сделке ФБР с «Дьяволом». В 1965 году, на фоне одной из самых кровопролитных войн мафии в американской истории, два недобросовестных агента ФБР заключили «Фаустовскую» сделку с Джо «Животным» Барбозой. Это был пакт, который изменил систему правосудия в Америке. Вот начало истории...

Глава 1
Остров Тэчер - сентябрь 1967 г

Джо Барбозе было трудно поверить, что его жизнь может закончиться здесь — в этом богом забытом месте. Босс мафии Новой Англии Рэймонд Патриарка, известный просто как «Человек» или «Хозяин» — прозвище, выросшее из уважения, которое он завоевал среди гангстеров Новой Англии, — охотился за ним и он не закончит охоту, пока Барбоза не будет мертв. Это Джо знал. Учитывая жизнь, которую он вел до этого момента, Барбоза полагал, что рано или поздно он сделает свой последний вздох на улицах Восточного Бостона, сидя в баре «Ebb Tide Lounge» или прогуливаясь на пляже Ревир или в любом другом месте в Бостоне. Было большое количество мест, где такие же киллеры мафии, как он, занимались своим «Делом». Но здесь, на этом богом забытом острове? Это было почти невозможно представить. Последний месяц Барбоза скрывался на острове Тэчер, неумолимой груде зазубренных скал площадью пятьдесят акров, поросшей морской травой и ядовитым плющом, примерно в миле от побережья Рокпорта, штат Массачусетс. Остров, находящийся под круглосуточной охраной Службы маршалов США, кишел крысами и змеями, которых выращивали для защиты от незваных гостей. Единственными незваными гостями до сих пор были чайки, которые совершали обычную охоту с пикированием, чтобы поймать ничего не подозревающих паразитов, выбегающих из своих островных нор. Глубокий, глухой вой туманного горна, звучавший дважды каждые шестьдесят секунд, беспрестанно звенел в голове Барбозы. Его враги поклялись отправить Барбозу в ад, но ему казалось, что он уже там. Единственным утешением Джо было общество его жены и их маленькой дочери, обе были вынуждены скрываться вместе с ним а сами маршалы поклялись отдать свою жизнь, чтобы защитить их.
Будет ли достаточно их защиты? Этот вопрос Барбоза задавал себе снова и снова. Ему никогда прежде не приходилось полагаться на кого-либо ради собственной безопасности. Это было чуждое ему понятие. Он всегда был хищником, зверем, преследующим свою добычу. Но теперь он был «Добычей». В глазах «Ла Коза Ностры» Джо Барбоза стал самым разыскиваемым человеком в Америке. Его секреты и, что более важно, его ложь могли уничтожить мафию Новой Англии и нанести ущерб преступным семьям от побережья до побережья. Для того чтобы это не случилось пришлось бы убить Джо Барбозу. Правительство США приняло чрезвычайные меры, чтобы обеспечить его безопасность. Но одно Барбоза знал точно: Если мафия хочет твоей смерти — «Ты мертв». Главное было нанести удар первым. Джо Барбоза сам сражался на улицах с пистолетами, ружьями, ножами и голыми руками. Это было не тем оружием которое могло бы принести ему пользу сейчас. Тем не менее, орудие убийства в его кровожадных руках могло бы заставить его чувствовать себя более непринужденно, помочь снять напряжение. Единственное, что теперь мог сделать Джо Барбоза — это спрятаться. Но он никогда в жизни ни от чего не прятался.
Тайное местонахождение Барбозы недавно было раскрыто в статье, напечатанной в бостонской газете под заголовком «Как спрятать 250-фунтовую канарейку». Покровитель Барбозы, маршал США Джон Партингтон, был уведомлен о том, что после прочтения статьи Раймонд Патриарка собрал команду убийц, чтобы заставить Джо замолчать раз и навсегда. Патриарка накануне вызвал партнера мафии Винсента Терезу в свою штаб-квартиру в торговой компании «Coin-O-Matic» на Этвелл-авеню, 168 в итальянской части Федерал-Хилл в Провиденсе, Род-Айленд. Тусклое мятно-зеленое здание едва ли подходило для такого «Короля мафии», как Патриарка, — но это было так как он и хотел. Как и большинство успешных главарей мафии, «Человек» стремился оставаться в тени. Единственным намеком на влияние была «Флотилия» полированных «Кадиллаков», припаркованных у обочины перед грязными витринными окнами «Coin-O-Matic». Когда Тереза прибыл, его провели в кабинет босса, где босс продиктовал ему приказ об убийстве. «Ты берешь с собой Мориса «Про» Лернера едите туда и исследуете пути на остров», — приказал Патриарка. «Посмотрим, сможете ли вы достать Барбозу!».(Это история была рассказана в книге Винсента Терезы « My Life in the Mafia» изданной в соавторстве с Томасом Реннером, в 1973 году).
Тереза был маловероятным выбором для такой миссии. Известный в мафиозных кругах как «Толстый Винни», Тереза был тучным, весил более трехсот фунтов(около 136 кг), с «Глазами-бусинками» и черными зачесанными назад волосами. Тереза был мошенником и аферистом. Он был «Добытчиком», а не «Спусковым крючком». Тереза получил это задание, только потому что он недавно купил сорока-трехфутовый прогулочный катер, который назвал «The Living End». Судно, построенное мастерами престижной компании «Egg Harbour Yachts» на юге Нью-Джерси, имело две большие каюты, роскошную гостиную и большой камбуз с трех-конфорочной плитой и раковиной из нержавеющей стали. Судно даже имело хромированные якоря. Тереза купил яхту, чтобы заманивать азартных игроков с бумажниками, набитыми наличными, на мошеннические карточные игры. Позже Винни утверждал, что яхта принесла ему около 150 000 долларов за первые пару месяцев владения ею.
Теперь впервые «The Living End» использовали, чтобы покончить с жизнью человека. Морис «Про» Лернер получил заказ просто потому, что соответствовал своему прозвищу. Какой бы ни была работа, Лернер справлялся с ней как профессионал. Лернер также был опытным дайвером. Он упаковал свой гидрокостюм в надежде проникнуть на остров в стиле Джеймса Бонда и получить возможность сразиться с Барбозой лицом к лицу.
Убийцы поднялись на борт «The Living End», вооруженные мощными винтовками, дробовиками, биноклями и телескопом. Вскоре моторы лодки взревели и судно двинулось сквозь бурные воды и густой туман к острову Тэчер. Опасное море, окружающие остров, было усеяно остовами кораблей, затонувших за столетия. Собственно, так остров и получил свое название. В 1635 году земля была подарена Энтони Тэчеру, англичанину, четверо детей которого были среди двадцати одного пассажира, погибшего, когда судно «Наблюдай и жди»( Watch and Wait) было разорвано ужасным штормом во время плавания из Ипсвича в Марблхед, где двоюродный брат Тэчера, преподобный Джозеф Эйвери должен был стать пастором рыбацкой деревни. Пассажиры высадились из Ипсвича 11 августа 1635 года, но первые признаки неприятностей появились только через три дня, когда ураганный ветер нарушил вечерний штиль и разорвал паруса их «Пиннаса» — небольшого судна с двумя мачтами, оснащенными, как шхуна. Вместо того, чтобы поднимать новые паруса, капитан и его команда решили бросить якорь и дождаться утра. Это оказалось смертельной ошибкой.
Когда 15 августа 1635 года наступил рассвет, на экипаж и пассажиров обрушились проливные дожди, завывающие ветры и гигантские волны. Позднее Тэчер напишет в своем дневнике, что это был «Настолько сильный шторм, какого подобного не было в Новой Англии с тех пор, как пришли англичане». В конце концов чудовищная волна швырнула маленькое судно на большую скалу. Вскоре за ней последовала еще большая волна, утопившая большинство пассажиров, в том числе десять детей. Каким-то образом Тэчер и его жена выжили и были выброшены на берег на пустынном острове, полуголые, замерзшие и близкие к смерти. Спотыкаясь о скалы в полусумасшедшем состоянии, Тэчеру посчастливилось найти утонувшую козу, кремень и пороховой рожок. Он также нашел пальто, принадлежавшее его умершему сыну Питеру, которым он и его жена согрелись. Тело старшей дочери его двоюродного брата выбросило на берег, и Тэчер с женой похоронили останки девочки на мысе острова.
Тэчер долго винил себя в смерти своих детей и родственников и считал, что Бог наказал его и его жену Элизабет самим их выживанием. Верховный суд Колоний предложил Тэчеру остров в качестве компенсации за его огромные потери. Потерпевший кораблекрушение англичанин назвал остров «Горем Тэчера»( Thacher’s Woe). Хотя Энтони и его жена в конце концов переехали на Кейп-Код, остров оставался в собственности семьи Тэчеров в течение восьмидесяти лет, прежде чем он был выкуплен колониальным правительством для строительства маяка. В 1771 году на острове были построены каменные маяки-близнецы высотой сорок пять футов каждый, что дало многим европейским иммигрантам возможность впервые увидеть Америку, когда они плыли по Массачусетскому заливу. Маяки-близнецы, расположенные примерно в трехстах ярдах друг от друга, стояли на страже бурных вод у мыса Энн в течение следующих ста лет, за что в конечном итоге получили прозвище «Глаза Энн». В 1861 году маяки были заменены еще более высокими башнями, возвышавшимися над небом на высоте 124 фута.
Джо Барбоза теперь называл домом один из маяков-близнецов. У Джо и его семьи было две маленькие спальни и две маленькие ванные комнаты. Их спартанские апартаменты были обветшалыми. Жилые помещения Джона Партингтона были такими же тесными и унылыми. Маршал и его люди спали на двухъярусных кроватях которых было по три в комнате. Их душ работал из водосборника, в который собиралась дождевая вода от штормов, которые были слишком частыми на острове.
Береговая охрана США приняла управление островом в 1948 году, но покинула его за несколько лет до прибытия Барбозы. Не было ни телевизора, ни телефона, ни связи с внешним миром. Гангстер почти безостановочно жаловался на изоляцию, а также его жена и ребенок. Клэр Барбоза не с кем было поговорить, некому было довериться. У маленькой Стейси Барбозы не было товарищей по играм, с которыми можно было бы отправиться на «Поиски приключений». На протяжении многих лет остров Тэчера был домом для многих детей сыновей и дочерей смотрителей маяка, которые жили на материке в течение учебной недели, чтобы посещать школу а по выходным возвращались домой на маяк. Их пронзительный детский смех давно растворился в морском пейзаже, сменившись тревожными звуками разбивающихся о скалы волн, свистящим ветром и вездесущим туманным горном. Джо и его жена всегда должны были внимательно следить за Стейси, опасаясь, что она может исчезнуть в тумане. Пары тумана были настолько густыми, что когда-то туманный горн звучал 211 часов подряд, что эквивалентно 38 145 звукам. Туман был лишь одной из многих забот родителей, воспитывающих там маленькую дочь. Остров также был испещрен змеиными норами и окружен крутыми скалами, на которых ребенок мог легко пораниться или даже погибнуть.
Джон Партингтон считал, что Барбоза и его семья хорошо защищены, но он также знал, что остров Тэчер далеко не крепость. У маршала на острове было четыре наблюдательных поста: Заместители Партингтона стояли у причала, по периметру острова, вокруг покоев семьи Барбозы и на вершине одной из башен маяка, откуда открывался вид на весь остров и опасные белоснежные воды.
Когда «The Living End» вошел в воды, окружающие остров, Тереза схватил пухлыми пальцами бинокль и поднес его к своим опухшим глазам. Он заметил верхушку маяка на острове Тэчера. Это напомнило ему свечу, стоящую посреди тазика. Один из помощников Партингтона, сидевший высоко на маяке, заметил лодку сквозь пелену густого тумана примерно в миле от берега. Партингтон правильно понял, что это не просто прогулочное судно. В такой день ни один опытный яхтсмен не отважился бы отправиться в путь. К счастью, у маршала был план. Партингтон собрал двенадцать своих заместителей и выстроил их в линию на виду у приближающегося судна. Они никак не могли позволить яхте добраться до острова. Партингтон также получил информацию о том, что убийцы везли на борту тысячу шестьсот фунтов динамита с намерением взорвать все на острове. Каждый из заместителей Партингтона был вооружен карабином и имел собственные плохие намерения в отношении любого возможного злоумышленника. Партингтон также заставил Барбозу носить форму маршала США, чтобы запутать убийц.
Увидев небольшую армию, стоящую по стойке смирно на краю острова, Винсент Тереза и «Про» Лернер задумались. Из-за неспокойной воды сделать правильный выстрел было практически невозможно. Шансы добраться до Барбозы были миллион к одному. После нескольких круизов туда и обратно «The Living End» развернулся и направился обратно в Бостон. Глядя на яхту, Барбоза, должно быть, задавался вопросом, есть ли на борту кто-нибудь из его бывших друзей — друзей, с которыми он вымогал деньги, друзей, с которыми он убивал. У Барбоза нарисовалась мишень на его спине как для друзей, так и врагов. Теперь он стал целью «Человеком с мишенью на спине», и все, о чем он мог думать, это только как отомстить...

Изображение
Джо Барбоза в 1966 году.

Изображение
Энрико "Генри" Тамелео, андербосс семьи Патриарка 1954–1968

Изображение
Рэймонд Патриарка, босс семьи Новой Англии,(период 1954–1984) фото сделано в 1967.

Изображение
Винсент Тереса, партнер(солдат?) семьи Патриарка до 1970, пока сам не стал информатором.

Изображение
Морис "Про" Лернер - киллер семьи Патриарка

Сообщений: 42 Пред. 1, 2 След. Страница 2 из 2
Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

|

cron