mafiaclans.ru

Форум об итальянской мафии
Текущее время: Декабрь 19th, 2018, 1:21 pm

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Мафия других городов Америки
СообщениеДобавлено: Март 8th, 2007, 5:14 pm 
Не в сети
CAPO DI TUTTI CAPI
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 4th, 2006, 11:31 am
Сообщения: 2083
Откуда: City
Любая Мафия, кроме Нью-Йорка и Чикаго.

_________________
The World is Yours!!!
I always tell the truth - even when I lie.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 8th, 2007, 5:32 pm 
Не в сети
CAPO DI TUTTI CAPI
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 4th, 2006, 11:31 am
Сообщения: 2083
Откуда: City
ДЕТРОЙТ. (Сам писал! Уж как могу....)

1920-е года 20 века в Детройте запомнились, как одни из самых кровавых. Все благодаря гангстерской войне преступных кланов, унесшей жизни более 100 человек. Сегодня эта война известна под названием "Война Джанолла - Витале". После завершения этих разборок, в Детройте к власти пришел объединенный Босс Сальваторе "Сэм" Каталонотте.
Каталонотте начал свою деятельность в криминальном мире в группировке Джанолла. Репутация последнего всегда была очень высокой, он часто выступал в качестве арбитра при различных спорах, и часто его решение устраивало обе конфликтующие стороны. Каталонотте поддерживал порядок в городе в течение 10 лет, но в 1930 году (февраль) он умер от пневмонии. После Каталонотте на арену вышел Гаспар Милаццо. Милаццо был одним из участников банды Магаддино в Бруклине, Нью-Йорк. После того, как Милаццо переехал в Детройт вместе с несколькими другими мафиози в 1921 году, он объединился с группировкой Джанолла. Совместно они контролировали район Истсайд. Милаццо был застрелен 31 мая 1930 года вместе со своим помощником Саза Парино, когда они отправились, как представители Истсайда, на мирные переговоры с другими бандами.
Боссом Милаццо в Нью-Йорке был Сальваторе Маранцано, но после убийства последнего, его Нью-йоркский оппонент Джо Мазерия, решил поставить в Детройте своего человека - им стал Чезаре ЛаМаре. Маззерия полностью проигнорировал других лидеров Детройта, но его ставленник Чезаре не продержался и года на своей новой работе. Чезаре был членом группировки Сэма Джанола в течение "войны Джанола-Витале". Когда он стал "марионеткой Мазерия" многим лидерам Детройта это не понравилось. У Чезаре не было ни единого шанса противостоять группировке Истсайда, негласным лидером которой был Анджело Мели. В итоге, Чезаре был убит 6 февраля 1931 года.
После убийства ЛаМаре, закончилось противостояние банд Джанолла (Вестсайд) и Витале (Исттсайд). Группировки объединились в одну банду, с правлением, состоящим из 4 человек, которые на совете определяли "линию поведения организации".
Именно это событие дало сегодняшнее название Детройтской мафии - "Партнерство". Первыми 4 гангстерами, пришедшими к управлению "партнерством" стали: Джо Церилли, Вито Уильям Токко, Анджело Мели, Питер Ликаволи. Первым среди равных признали Уильяма Токко, который возглавлял "партнерство" до 1936 года. После 1936 года, главным стал его кузен Джозеф Церилли, который контролировал ситуацию в городе до 1970, когда он "частично отошел от дел" и передал бразды правления сыну Энтони Церилли, который стал третьим лидером "Партнерства".
Но вскоре Джо Церилли вернулся к власти, после того, как Энтони, решил отказаться от казино и отеля в Лас Вегасе "Фронтиер" в 1974 году. Джо правил до своей смерти в 1977 году, и умер в возрасте 79 лет. После 1977 года наступили два года "безвластия". Согласно некоторым источника, после смерти Джо к власти пришел Джовани Прициола, но через несколько месяцев, он оставил свой пост.
И только 11 июня 1979 года "Партнерство" возглавил Джек Уильям Токко, сын Вито Уильям Токко. Всю оставшуюся часть 20 века, он возглавлял организация, и был самым «долгоправящим» Боссом по состоянию на 2000 год во всей американской Мафии.


"Партнерство" в 20 веке.

Боссы

Вито Адамо и Сальваторе Адамо
Antonio "Tony" Gianolla
Giovanni "John" Vitale
Salvatore "Sam Sings in the Night" Catalonotte
Gaspar "Gasper Sciblia" Milazzo
"Big Chet" Chester LaMare
Vito William "Black Bill" Tocco
Giuseppe "Joey Z" Zerilli
Anthony Joseph "Tony Z" Zerilli
Giacamo William "Jack" Tocco

UNDERBOSS

Salvatore Adamo
Salvatore "Sam" Gianolla
Gaspare "The Peacemaker" Milazzo
Vito William "Black Bill" Tocco
Peter Joseph Licavoli
Michael Santo Polizzi
Anthony Joseph "Tony Z" Zerilli
Vincent A."Little Vince" Meli

Консальери

Ferdinand Palma
Angelo Meli
Giovanni "Papa John" Priziola
Michael "Big Mike" Polizzi
Anthony Joseph Tocco

_________________
The World is Yours!!!
I always tell the truth - even when I lie.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 10th, 2007, 11:42 am 
Не в сети
CAPO DI TUTTI CAPI
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 4th, 2006, 11:31 am
Сообщения: 2083
Откуда: City
Изображение

Сальваторе Каталонотте

Родился: 15 февраля 1894 года
Умер: 14 февраля 1930 года

Первый Босс единого Детройта родилась в Селени, Трапани, Сицилия 15 февраля 1894. Каталонотте приехал в Детройт из Италии в 1905 году. Будучи солдатом банды Джанолла (братья Сэм и Тони), Каталонотте отлично проявили себя в войне Джанолла – Витале, унесшей жизни более 100 человек по обе стороны баррикад. Сальваторе, пережив более десятка покушений на свою жизнь, превратиться в Короля Маленькой Сицилии.

Сэм всегда хотел мирного соглашения между враждующими Истсайдом и Вестсайдом. В итоге ему это удалось. Союз между двумя сторонами был заключен, а о Каталонноте стали говорить "как о мужчине чести, которые четко понимает интересы обеих сторон ". Все члены группировок Джанолла и Витале договорились объединить свои усилия в коалиции, для поддержания порядка в городе.
Во время правления Сальваторе, благодаря его дипломатическому характеру, между бандами Детройта в течение 10 лет не было войны. (К слову, следующие два Босса после Сальваторе, не смогли руководить городом и года – они были убиты в течение 12 месяцев после коронации). Царствование Каталонотте подошло к концу после того, как он заразился пневмонией в феврале 1930 года (умер 14 февраля 1930 года).
Он умер за день до своего 36- летия. В траурной церемонии участвовало 1200 автомобилей (необходимо учесть количество автомобилей у населения по состоянию на 1930 год…). Над кладбищем летали самолеты, которые скидывали лепестки роз на землю.
На момент своей смерти, Каталонотте был несколько раз подозреваем в бандитских перестрелках и попытках вымогательства, но ему так никогда и не было предъявлено ни одного обвинения.

_________________
The World is Yours!!!
I always tell the truth - even when I lie.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Июнь 15th, 2007, 12:27 am 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Июнь 14th, 2007, 4:31 pm
Сообщения: 432
Откуда: Москва
А вот и Ал Лапоне
Появившийся на свет 17 января 1899 года в Неаполе, Альфонсо стал четвертым из девяти детей обанкротившегося парикмахера Габриэля Капоне и его жены Терезы, имигрировавших чуть позже в США. Проживавшая в Бруклине, одном из самых бедных и криминальных районов города, семья Капоне была прежде всего озабочена собственным пропитанием, а потому образование юного Альфонсо оказалось по сути дела пущенным на самотёк. Один из самых легендарных гангстеров XX века, Капоне до самой смерти оставался практически полностью безграмотным. Как и большинство детей итальянских иммигрантов первой волны, Альфонсо очень рано встал перед необходимостью самостоятельно зарабатывать себе на жизнь: как и большинство его ровесников, он мог претендовать лишь на тяжелую, низкооплачиваемую работу, лишенную всяческих перспектив. С другой стороны, даже небольшое преступление открывало путь в одну из городских банд и предоставляло прекрасные возможности для криминальной карьеры. Унаследовавший свой тяжелый характер от непокорных итальянских крестьян, молодой Альфонсо принял вполне очевидное для себя решение... Новые друзья Капоне из Бруклинской уличной банды «Бим Бумс» быстро научили его обращению с ножом и револьвером: ученик им попался весьма способный. К шестому классу Альфонсо уже стал полноправным членом банды и наравне со всеми патрулировал улицы родного района. Примерно в это же время его тяжелый нрав поставил крест на дальнейшем образовании юного бандита: однажды простое замечание учительницы настолько вывело Капоне из себя, что он набросился на бедную женщину с кулаками и повалил ее на землю. Прибежавший на шум драки директор хорошенько влепил молодому Альфонсо на глазах у всего класса, из-за чего последний почувствовал себя настолько униженным, что больше никогда не появлялся в школе. Нежелание признавать над собой чью-либо власть впоследствие стало одной из основных черт характера Капоне и стоило не одной жизни... Бросивший школу Капоне в течение двух лет перепробовал множество самых разнообразных профессий, успев поработать и в боулинг-клубе, и в аптеке, и даже в кондитерской лавке. Однако его все больше и больше привлекал ночной образ жизни. Пристрастившись играть в бильярд, он в течение года выигрывал абсолютно все турниры, проводившиеся в Бруклине. Одновременно Капоне продолжал усердные тренировки с оружием и стал превосходным бойцом на ножах, в результате чего вскоре был замечен легендарной бандой Джонни «Папы» Торрио, известной как «Банда Пяти Стволов». Самая сильная и многочисленная преступная организация Нью-Йорка, банда Торрио состояла из более чем полутора тысяч гангстеров, промышлявших грабежами, разбоями, рэкетом и заказными убийствами. Именно Торрио, взявший Капоне на роль одного из своих личных громил, научил его особенно опасным трюкам, которые впоследствии позволят Альфонсо подняться до самых высот преступного мира. До конца своей жизни Капоне был благодарен Торрио за многочисленные уроки, положившие реальное начало его молниеносной карьере, и часто называл Джонни своим отцом и учителем. Первое время после вступления в банду Торрио предпочитал поручать Капоне самые грязные и простые дела организации: от избиения задолжавших владельцев магазинов до сбора дани с проституток. После того как испытательный срок Капоне закончился и он доказал свой криминальный талант и способность справляться с неожиданными ситуациями, Джонни перевел его работать вышибалой в принадлежавшую семье Торрио гостиницу «Гарвард Инн», где Капоне предстояло провести весь следующий год. К этому времени он уже завоевал репутацию превосходного бойца среди «Пяти Стволов» и продолжал регулярно упражняться в искусстве владения ножом, в котором ему и так уже давно не было равных. Во время работы в Гарвард Инн он довел до совершенства свою стрельбу из револьверов и автоматического оружия, для чего каждую ночь проводил по два часа в подвале гостиницы, тренируясь на пустых бутылках. После года исправной работы вышибалой Капоне занял место бармена гостиницы, и приблизительно в это же самое время он заработал и свой знаменитый шрам, который будет служить его отличительной чертой до конца жизни. Давший Капоне ненавистную кличку Scarface, этот шрам длиной в 12 сантиметров спускался от левой скулы вниз по всей его щеке до подбородка. Сам Капоне впоследствии любил по случаю приврать об истории появления шрама, довольно часто рассказывая о том, как он попал под шрапнель противника, сражаясь в Первой Мировой Войне в составе «Потерянного Батальона», однако в действительности этот шрам он заработал от заезжего гангстера, в адрес спутницы которого Капоне отпустил несколько пошлых комплиментов. Наверное, нет нужды объяснять, какова была дальнейшая судьба этого несчастного гангстера... 18 декабря 1918 года Альфонсо, которому исполнилось 19 лет, женился на 21-летней ирландской девушке Мае Кофлин, и через несколько месяцев стал счастливым отцом маленького Альберта Капоне. Однако в то же самое время дела Торрио в Нью-Йорке пошли совсем плохо и он был вынужден перенести большинство операций в пока более или менее свободный Чикаго. Капоне тем временем проходил основным подозреваемым по двум делам о преднамеренных убийствах, однако был выпущен на свободу, когда основной свидетель обвинения внезапно потерял память, а вещественные доказательства таинственным образом пропали из кабинета судьи. Вскоре после освобождения Капоне опять затеял ссору с одним из уличных гангстеров конкурирующей организации и в конце концов просто-напросто убил его. Без помощи уже уехавшего из города Торрио его шансы на очередное легкое освобождение были весьма призрачны, и, позвонив Папе Джонни и описав сложившуюся ситуацию, Капоне получил приглашение в Чикаго, быстро собрал свои немногочисленные вещи и вместе с женой и сыном немедленно покинул Нью-Йорк... Прибыв в Чикаго, Капоне приступил к обязанностям бармена и вышибалы в Четырех Двойках, новом клубе Торрио, где он очень быстро завоевал репутацию самого агрессивного вышибалы в городе. Перебравшие посетители часто покидали клуб с переломанными руками и ребрами, иногда — с сотрясением мозга, и однажды даже с отравлением крови, когда Капоне настолько вышел из себя, что прокусил бедняге шею до артерии. Подобное поведение не могло долго оставаться незамеченным, и вскоре он стал частым гостем ближайшего полицейского участка, однако благодаря связям Торрио в полиции его неизменно выпускали на свободу в течение двух-трех часов после ареста. Во время работы в Четырех Двойках Капоне по поручению Торрио голыми руками задушил как минимум двенадцать человек, чьи тела под покровом ночи выносились через подвал в тихую аллею позади клуба, где Капоне всегда поджидала заранее угнанная быстрая машина. Однако на самом деле Джонни Торрио имел совершенно другие планы относительно будущей роли Капоне в Чикаго. В то время, как Торрио только начинал завоевывать репутацию среди преступного мира города, его дядя, известный как «Большой Джим» Колосимо, являлся полновластным хозяином всех подпольных борделей и игорных домов Чикаго. В отличие от Джонни, Большой Джим любил роскошь и постоянно появлялся на публике, сверкая россыпью драгоценностей. Его вполне устраивала прибыль, получаемая от уже существующих заведений, а потому он жестко отклонял постоянные предложения Торрио открыть на окраинах Чикаго подпольный завод по производству пива и виски, который по мнению Джонни был обречен принести миллионы во времена рассматривавшегося Сенатом проекта сухого закона. И вскоре после того, как принятие сухого закона стало практически свершенным делом, раздосадованный и завидующий Колосимо Торрио все-таки решился поручить этот вопрос верному Капоне... Большой Джим Колосимо был убит 11 мая 1920 года, после чего Аль Капоне по поручению Джонни Торрио взял на себя всю цепочку по производству и снабжению пивом и виски подпольных баров Чикаго. Его популярность среди местных гангстеров и завсегдатаев притонов Торрио росла с каждым днем, и в конце концов Капоне стал настоящим подпольным героем города. Несколько раз в течение бейсбольного сезона публика на крупнейшем стадионе Чикаго стоя аплодировала его появлению, в то время как посетивший однажды игру Президент США Гувер был освистан. Постаревший Папа Торрио слабел с каждым днем, и Капоне принимал на себя все больше и больше обязанностей настоящего Дона преступного мира города. Во времена своего наивысшего расцвета его подпольная организация состояла из более чем тысячи вооруженных гангстеров и более чем половины городских полицейских (!). Капоне регулярно платил личное жалование старшим офицерам полиции, прокурорам и мэрам округов, депутатам законодательных собраний и даже конгрессменам США. Однажды мэр Цицеро, небольшой окраины Чикаго, взял на себя смелость принять новый указ без предварительного его согласования с Капоне. Разьяренный гангстер ворвался в зал городского совета, вытащил мэра за лацканы пиджака на улицу и избил его до полусмерти на глазах у собравшейся толпы и депутатов... Однако титул «Короля Чикаго» имел для Капоне и свои отрицательные стороны. Его семье постоянно угрожали анонимными телефонными звонками, в него стреляли на улицах, в клубах подсыпали отраву: Один из самых ярых противников Капоне, глава второй по значению уличной банды Чикаго Дион О'Брайен однажды устроил хорошо спланированное покушение на его жизнь, буквально изрешетив из нескольких пулеметов номер гостиницы Хауторн Инн, где на несколько дней остановился Капоне. Сочтя спрятавшегося под тяжелым мраморным столом Капоне мертвым после того, как в окно его комнаты было выпущено более тысячи патронов, О'Брайен удалился праздновать победу, в то время как выбиравшийся из под обломков практически уничтоженной гостиницы Капоне уже планировал ответный удар. В качестве исполнителей быстрого и жестокого убийства О'Брайена Капоне выбрал двух своих лучших стрелков, Джона Скализо и Альберта Ансельми. Однако почти сразу же после того того, как они уничтожили О'Брайена, Капоне узнал о заговоре Скализо и Ансельми с другой конкурирующей бандой, в соответствии с которым они должны были в течение ближайшей недели убрать самого Капоне. Пригласив стрелков на банкет в честь удачной работы над О'Брайеном, Капоне со словами поздравлений извлек заранее заготовленную богато украшенную биту и на глазах у собравшихся гангстеров ей же и убил обоих. Теперь его последним врагом оставался лишь Багз Морган — единственный выживший помощник О'Брайена, убийство которого впоследствие положит начало краху всей империи Аль Капоне... В день Святого Валентина несколько отборных гангстеров Капоне, переодетых в полицейские костюмы, ворвались в подвал Моргана и выстроили семерых оставшихся бандитов О'Брайена вдоль одной из стен. В то время как люди Моргана решили не оказывать сопротивления, приняв происходящее за очередную полицейскую облаву, гангстеры Капоне хладнокровно расстреляли их из автоматов, выпустив более полутора тысяч патронов. К их сожалению, самого Моргана в этот момент в подвале не было и с его помощью в городской прессе поднялся гигантский скандал вокруг «Кровавого Святого Валентина», заставивший публику изменить свое мнение о бутлегерских войнах. Начало падению имерии Капоне положил один из его собственных людей, отвечавший за лошадиные и собачьи бега. Эдди О'Хэйр, один из лучших агентов, внедренных Налоговой полицией США в преступный мир Чикаго, раскрыл налоговым инспекторам место, где Капоне прятал свои расходные книги, отражавшие реальный оборот империи Капоне. Никогда в жизни не плативший подоходного налога, Аль Капоне был арестован в июне 1931 годя по обвинению в злостной неуплате налогов и был вынужден предстать перед федеральным судом. Сумма доказанной неуплаты была настолько мала, что Капоне мог бы выплатить ее из карманных денег своего маленького сына, однако обвинение отклонило его предложение уладить дело вне суда за гигантскую по тем временам сумму в $400,000 и довело дело до конца, в результате чего Капоне был приговорен к максимальному штрафу в $50,000, возмещению судебных издержек в размере $30,000 и максимальному сроку по данному виду преступления - 11 годам в тюрьме. Его имущество, а также имущество его жены было конфисковано, однако большая часть награбленного была записана на подставных лиц и несколько фиктивных корпораций, результате чего практически все прежнее богатство Капоне, оценивавшееся полицейскими экспертами в $100,000,000, все же осталось на руках его семьи. Первый год заключения Аль Капоне провел в тюрьме Атланты, а в 1934 году был переведен в известную как «Скала» тюрьму на острове Алькатрац, откуда он был выпущен через пять лет практически беспомощным и обреченным больным, потерявшим здоровье в результате развития неизлеченного сифилиса, подхваченного им в беспечные годы молодости в Нью-Йорке. В результате состоявшегося вскоре повторного слушания его дела Капоне был признан невменяемым и передан под попечительство его собственной семьи. В это же самое время оставшиеся ему верными гангстеры Чикаго после многолетних поисков все-таки нашли сменившего имя Эдди О'Хейра и жестоко убили давнего врага Капоне в его собственной машине. Однако влияние постаревшего Капоне к этому времени уже окончательно ослабело, и о восстановлении прежней империи не могло быть и речи. И хотя его немногие друзья-гангстеры в течение нескольких лет продолжали регулярно навещать своего больного дона и рассказывать выдуманные истории о «взятии десяти центральных магазинов» и «уважительном послании глав преступных семей Америки», а его прежний бухгалтер специально для него вел фиктивный счет заработанных таким образом миллионов, конец полностью ослабевшего короля Чикаго был уже близок... В январе 1947 года Альфонсо Капоне скончался в результате обширного кровоизлияния в мозг. Его тело было доставлено из Флориды в Чикаго, где оно немедленно попало под охрану нескольких десятков вооруженных автоматами гангстеров: даже после своей смерти Капоне продолжал командовать легионами преступного мира Америки. После закрытой погребальной церемонии бывший король Чикаго по желанию семьи был похоронен под анонимным могильным камнем, где легендарный гангстер покоится и по сей день...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Июнь 15th, 2007, 2:19 am 
Не в сети
CAPO DI TUTTI CAPI
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 4th, 2006, 11:31 am
Сообщения: 2083
Откуда: City
Roman

Спасибо конечно за информацию. Ценю.

но

Любая Мафия, кроме Нью-Йорка и Чикаго.

Аль Капоне - из Чикаго.

_________________
The World is Yours!!!
I always tell the truth - even when I lie.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Июнь 15th, 2007, 9:28 am 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Июнь 14th, 2007, 4:31 pm
Сообщения: 432
Откуда: Москва
спасибо мистер fortunato это моя первая карма,ах да я ещё написал про Алькапоне в разделе Ганкстеры чикаго

_________________
У меня в этом мире есть лишь мои яйца и мое слово и я не собираюсь его нарушать-Тони Монтана©
Я всегда говорю правду даже когда лгу-Тони Монтана©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Июль 23rd, 2007, 6:11 pm 
Не в сети
Mafioso
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Июнь 6th, 2007, 9:28 pm
Сообщения: 331
Откуда: Кировск, Мурманская обл.
Решил выложить биографию Джона Дилленджера, одного из самых известных гангстеров и самого известного грабителя банков Америки. Хоть к итальянскоий мафии он особого отношения не имеет, но персонаж достаточно интересный, его биография, кстати тоже.

Джон Диллинджер
(1903-22 июля 1934)

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Ист-Чикаго, штат Индиана, 15 января 1934 г. Через полчаса кассы Национального банка закроются на обеденный перерыв. В это время к порталу банка медленно подъезжает синий шестиместный ''крайслер". Из него выходят пятеро молодых людей. Несмотря на холодное время года, все они одеты по-летнему и у каждого через правую руку перекинут дождевик.
Изображение
Редкие прохожие не обращают на них внимания или думают, что эти пятеро, уверенно поднимающиеся по ступеням, имеют отношение к дирекции банка. И никто, конечно, не подозревает, что у каждого под дождевиком скрывается 32-зарядный автомат американской федеральной полиции! Водитель "крайслера" тоже достает из-под сиденья автомат, кладет его рядом с собой и неторопливо закуривает сигару. Тем временем остальные прибывшие уже скрылись под порталом здания. Один из них становится за дверью, точно швейцар, и, достав из кармана табличку с надписью, что операционный зал временно закрыт, прикрепляет ее к стеклу. Пожилому господину, не заметившему этой таблички, человек с дождевиком очень вежливо объясняет, что не может, к сожалению, впустить его.
Изображение
Другие четверо уже в величественном зале, где сотня посетителей занята различными банковскими операциями. Снова один из вошедших останавливается в дверях, а остальные трое, вежливо извиняясь, если им случается кого-либо задеть, проходят к окошкам, за которыми находится огромный, открытый в данный момент настежь сейф. Вдруг все четверо, как по команде, левой рукой срывают с правого предплечья дождевики, открывая длинные черные стволы и коричневые ложа автоматов. Занятые своими денежными расчетами люди в первый момент не замечают этого. Тогда стоящий у двери поднимает автомат, нажимает указательным пальцем на спуск и длинной очередью прошивает потолок, разбивая орнаменты и плафоны и обрушивая на пол дождь осколков. Посетители банка мгновенно падают и замирают, не смея поднять головы. Смотреть им, впрочем, незачем. Они и так знают, что происходит. Последнее время газеты еженедельно сообщают по меньшей мере об одном таком случае, И тот, кто стоит у двери, мог бы обойтись без предупреждения, которое он делает, направляя еще дымящееся дуло автомата на неподвижных людей:

- Мы грабим банк! Кто шевельнется, будет застрелен! С тем, кто будет лежать спокойно, пока мы не уйдем, ничего не случится!

Гнетущая пауза следует за этим коротким объявлением, сделанным на резком чикагском говоре.

Изображение
Один из банков, ограбленных Диллинджером

Люди, лежащие на полу, не смеют пошевелиться. Они лихорадочно соображают, пытаются собраться с мыслями. У некоторых есть при себе оружие, и им приходит в голову, что хорошо бы незаметно достать его из кармана и выстрелить. В конце концов, их здесь целая сотня. Четверо гангстеров не в состоянии уследить за каждым. Достаточно кому-нибудь начать...

Кое-кто думает об этом, но в тот же миг в памяти возникают газетные заголовки, прочитанные всего несколько дней назад: "262 человека застрелены при нападении на банки!" И у каждого только одно желание: не оказаться 263-м! Сидящий непосредственно у открытого сейфа кассир в черных нарукавниках тоже сначала думает о сопротивлении, о белой кнопке сигнала тревоги, которая всего в каком-нибудь полуметре, тогда как ближайший автомат находится на расстоянии добрых пяти метров по другую сторону барьера. Он думает и о том, как завтра газеты писали бы: "Герой-кассир предупреждает ограбление банка", как на первой полосе появился бы его большой портрет, как дирекция банка произвела бы его в старшие кассиры. Ему достаточно сейчас только незаметно протянуть руку, и через несколько минут полиция будет здесь! Но он вовремя успевает сообразить, что пули из автомата несравненно быстрее преодолеют расстояние в пять метров и что тогда газеты, может быть, даже в черной рамке, известят: "Верный служебному долгу, он пожертвовал жизнью..."

Кассир не нажимает на сигнальную кнопку. Он послушно поднимает обе руки и подходит к дверце в барьере, когда тот, стоящий с автоматом у входа в зал, кричит: - Эй ты, у сейфа, открой-ка дверь и помоги складывать деньги, да живо, не то пристрелю! Дрожащими руками кассир держит серый почтовый мешок, предназначенный для транспортировки денег. Он пытается считать летящие в мешок запечатанные пачки ассигнаций, но вскоре сбивается со счета. Человек, достающий пачки из сейфа, и не принимался их считать. Он и его сообщники полагаются на американскую прессу, которая уже сегодня к вечеру с точностью до цента подсчитает похищенную сумму. Когда грабитель с мешком, набитым деньгами, выходит из зала, его коллега, стоявший все это время на посту у двери, еще раз поднимает автомат и дает очередь прямо над головами тех, кто лежит на полу, нагоняя на них такой страх, что о преследовании бандитов никто и не помышляет. Водитель "крайслера" сдвигает брови: при последней автоматной очереди из окон банка вылетело несколько стекол. Перепуганные прохожие бросаются врассыпную; "коп" настораживается. Направляется сюда! Сначала медленно, потом бегом. Когда он на бегу достает из кобуры пистолет, человек в машине берется за автомат. Он кладет ствол на открытую раму в правой дверце и высовывает наружу локоть, как это делает скучающий в ожидании пассажиров шофер такси. У него, собственно, было намерение подпустить копа поближе, чтобы не промахнуться, но, когда тот уже у соседней с банком витрины подносит к губам свисток, водитель "крайслера" нажимает на спуск. Короткий пронзительный свист заглушается треском разлетевшейся под пулями витрины. Коп падает как подкошенный. Убит наповал. Линкольн-авеню, на которой расположен Национальный банк, будто вымерла. Пятеро с автоматами спокойно бросают в машину мешок с деньгами и усаживаются сами. Словно из озорства, последний из них посылает еще одну очередь, в портал банка. Затем машина срывается с места.

Вечером не только ист-чикагские газеты, но и вся американская пресса сообщает, что наводящая ужас банда Диллинджера совершила очередное ограблениена банка. На этот раз она похитила из Национального банка в Ист-Чикаго 263 954 доллара и застрелила "лишь" полицейского О'Мэлли. Не только наглость совершенного ограбления, но и оставшиеся на месте преступления пули доказывают, что здесь орудовала именно эта опаснейшая из всех американских гангстерских банд. Вся амуниция бандитов еще несколько месяцев назад принадлежала федеральной полиции! В руки банды Диллинджера она попала в ночь с 14 на 15 октября 1933 года, и не раньше. В ту ночь Джон Диллинджер и двое его сообщников, Гомер ван Метер и Фрэнки Нэш, напали на отдаленный полицейский пост в Оберне, штат Индиана, застрелили часового и похитили два пулемета, шесть автоматов, дюжину винтовок, множество пистолетов и 14 ящиков патронов вместе с несколькими жилетами. Бандиты вывезли добычу на двух автомашинах, угнанных со двора того же полицейского поста. На месте преступления осталось множество отпечатков пальцев, и не составило труда установить, что инициатором нападения был давно зарегистрированный в полиции Джон Диллинджер. Этим, однако, успехи ФБР и ограничились, хотя затем Диллинджер чуть ли не еженедельно напоминал о себе новыми нападениями и убийствами.

Последнее ограбление банка дало американской прессе еще один повод рассказать своим читателям историю жизни и карьеры самого опасного в то время преступника США.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Изображение
Родился Диллинджер в 1903 году в Индианаполисе в семье владельца бакалейнойлавки. Отец Диллинджера был женат вторым браком, и, судя по всему, воспитание детей не было его призванием. Мать Диллинджера умерла от травмы, когда ему было три года. Джон, к которому не очень благоволила мачеха, был предоставлен самому себе. Естественно, по стопам отца он не пошел, еще в раннем возрасте обнаружив тягу к нарушению закона.
Изображение
В школе Джона знали как крутого парня. В возрасте девяти (!) лет мальчик ухитрился создать банду под названием "12 негодяев". И это была не просто игра - спустя небольшое время Джон попался на краже угля. Суд для малолетних счел возможным оставить Джона в семье. В 13 лет Джон принимает участие в групповом изнасиловании.

Небольшая надежда направить Диллинджера на путь истинный замаячила в 1919 году, когда, бросив школу, он стал механиком. Профессия эта ему нравилась, он любил механизмы и неплохо разбирался в них. Позднее он использовал эти знания, выбирая и готовя автомобили для совершения преступлений.

Тем временем семья Диллинджеров перебралась на жительство в Моррисвиль. Джон и здесь продолжал демонстрировать дурные наклонности. Отец не раз бил его за отказ работать на семейной ферме, выстроенной старшим Диллинджером в 1920 году близ Моррисвиля.

Когда однажды в 1923 году отец отказался дать Джону свой автомобиль, тот угнал чужой, но был пойман полицией, выпущен на поруки и, опасаясь гнева отца, домой уже не вернулся.

Изображение
Джон Диллинджер с семьей

В том же году Джон идет служить на флот, на крейсер "Юта", но вскоре дезертирует, поскольку дисциплина - явно не его стихия. Вернувшись в Моррисвиль, Джон был арестован за кражу кур, но приговор отменили. На следующий год, влюбившись в девушку-подростка, Диллинджер кончает с холостяцкой жизнью. Он переехал в дом к юной жене и ее родителям. Под их влиянием Джон предпринял очередную попытку жить честно - устроился работать драпировщиком на мебельную фабрику и стал членом местного бейсбольного клуба. Но наслаждение семейным счастьем продлилось недолго.

Вскоре Диллинджер напал среди бела дня в городском парке на торговца колониальными товарами Моргана. При попытке ограбления он прострелил спинку садовой скамьи. Морган отделался испугом, а шерифу Моррисвиля удалось установить попытку убийства в целях грабежа. Моррисвильский мировой судья, наверное, уже в ту пору почувствовал, с кем имеет дело. Он приговорил Диллинджера к тюремному заключению на срок от десяти до двадцати лет (распространенная судебная практика в США). Диллинджер отбывал наказание в Пендлтоне, в так называемой исправительной тюрьме, самом новомодном по тому времени заведении. Но вышел оттуда не добропорядочным гражданином, а наводящим ужас на всю Америку преступником.

Как и для многих известных преступников, тюрьма стала для Диллинджера школой жизни. Здесь он повстречал Гарри Пэрпонта - человека, который подсказал Джону сферу приложения его недюжинной энергии. Сфера, впрочем, оказалась банальной - вооруженное ограбление банков. С помощью Пэрпонта и других заключенных Джон составил для себя список банков на Среднем Западе, которые стоило ограбить. Здесь же, в тюрьме, он присмотрел и будущих сообщников.

За примерное поведение Диллинджер был освобожден условно-досрочно в 1933 году. Пока Джон сидел в тюрьме, Америка стала совсем другой. Послевоенное процветание сменилось жесточайшим экономическим кризисом. Миллионы безработных и бездомных, очереди у бесплатных столовых и ночлежек, отчаявшиеся люди возле бирж труда... Но Диллинджера это не пугало. Он уже выбрал свой путь, свою работу, в которой он был отнюдь не одинок. Достаточно сказать, что в 1933 году в США каждый день совершалось в среднем два нападения на банки. В том же году американские статистики насчитали свыше 1 300 000 тяжких преступлений, ограблений и убийств, две трети из которых остались не раскрытыми.

Выйдя на свободу, Диллинджер первым делом обзавелся оружием и сколотил банду. В нее входили Гарри Пэрпонт, Джон Гамильтон и еще несколько человек. Банда начала "работать" в сентябре 1933 года. Последовательно были ограблены небольшой банк, два супермаркета, завод и еще один банк. При первом ограблении Джон совершил прыжок через почти пятиметровый барьер на манер своего любимого киноактера Дугласа Фэрбенкса.

Диллинджер со своей бандой совершает свои первые банковские ограбления исключительно в Индиане. Позднее бандиты грабят банки и в соседних штатах, действуя с такой жестокостью, что очень скоро становятся пугалом для всех. Диллинлжер не довольствуется старым разбойничьим методом: "Руки вверх, и деньги на бочку!" Он без предупреждения стреляет в толпу, убивает каждого, кто попадается на пути, даже, если тот не оказывает сопротивления. Эта беспощадность и создает ему в конце концов ту репутацию, какой он добивался. Когда люди Диллинджера входят в операционный зал банка, никто и не пробует оказать сопротивление.

За четыре месяца банда Диллинджера ограбила пять банков. Такой удачный старт оборвался весьма комично. Обидная случайность выставляла великого гангстера скрягой и склочником, поэтому сам Джон не любил вспоминать события того печального дня.

Во время безобидной автомобильной поездки он в деревне Блэфтон сбивает гуся. Преступник, ни в грош не ставящий человеческую жизнь, тронут судьбой несчастной птицы. Он выходит из машины. Хозяйка гуся требует возмещения ущерба, Диллинджер отказывается платить. Завязывается спор. Зовут шерифа Джесса Сарбера, и тот с первого взгляда узнает человека, чья фотография вместе с объявлением о розыске давно висит в его конторе. Он сажает совершенно растерявшегося от неожиданности гангстерского босса под замок и заказывает сверхсрочный телефонный разговор с центральным штабом ФБР в Вашингтоне. А затем происходит то, что предается гласности лишь спустя много лет и со множеством оговорок. Вместо бронированного автомобиля ФБР, предназначенного для перевозки арестованных, в Блефтоне появляется бронированный синий "крайслер" с четырьмя членами банды Диллинджера! Около 10 часов вечера, когда шериф Джесс Сарбер с нетерпением ожидает в своей конторе прибытия обещанного ФБР конвоя, к нему входят бандиты Пэрпонт, Кларк, Мэкли и Коплэнл. В первый момент шериф думает, что это действительно сотрудники ФБР, но когда он, больше для проформы, просит их предъявить удостоверения, Пэрпонт выхватывает пистолет и стреляет в него. Затем четверо бандитов обыскивают контору, находят ключи от rкамеры и освобождают своего главаря.

Позднее местная пресса сообщает: "Загадочное убийство шерифа в Бэфтоне". Но о задержании Диллинджера и немедленном освобождении его другими бандитами - ни слова. Никто не может даже предполагать, каким образом гангстерам стало известно об аресте своего босса, о котором знали только шериф Бэфтона и несколько человек из руководства ФБР. Диллинлжер продолжает беспрепятственно грабить банки.

Отныне банда Диллинджера и Пэрпонта начинает вовсю хозяйничать в штате Индиана. Чтобы раздобыть оружие, они нападают даже на полицейские участки. Полиция штата организует всеобщую облаву, но Диллинджер скрывается в Чикаго и к Новому году посылает начальнику полиции Индианы издевательский подарок - книгу "Как стать детективом".

Здесь, в Чикаго, к бандитам присоединились Билли Фрэчет, подруга Джона, и жена Пэрпонта Мэри Киндер.

15 января 1934 года он, напав на Национальный банк в Ист-Чикаго, совершает самое крупное из ограблений. Такая добыча - 264 000 долларов - еще никогда не выпадала банде за один прием. Все меры, принимаемые после этого ограбления полицией, не приносят успеха. Город был окружен, все выезды из него закрыты, все закоулки обысканы, но синий "крайслер", за рулем которого сидел сам Диллинлжер и в котором находились, кроме него еше пятеро бандитов, как сквозь землю провалился.

Пока вооруженные агенты ФБР, называемые иначе джи-менами ночь за ночью прочесывают игорные притоны и бордели, банда решает позволить себе двухнедельный отпуск. Сам Диллинлжер и его закадычные дружки Пэрпонт, Мэкли и Кларк сначала проводят неделю во Флориде, на море.

Очередной вооруженный грабеж Диллинджер совершает в Гринкастле. И вдруг - нечаянная болезнь. На приеме у врача Диллинджера опознают, он чудом избегает ареста. Автомобиль, на котором он ушел от погони, пробит полицейскими пулями в десятках мест.

Самостоятельно справившись с болезнью, Диллинджер продолжает серию грабежей в разных штатах. Объекты все те же - банки.

Очередной прокол - и на этот раз преступник арестован в Тасконе (штат Аризона). Здесь они останавливаются на несколько дней в "Конгресс-отеле", в котором отдыхают обычно представители "высшего общества". И здесь, в этом отрезанном от мира тихом гнездышке, где никому из трех тысяч охотящихся за ним джи-менов и во сне не привиделось бы искать его, опаснейший грабитель и убийца Америки во второй раз благодаря случаю, какого не отважился бы сочинить ни один романист, попадает в руки простого сельского шерифа!

В ночь с 25 на 26 января 1934 года в "Конгресс-отеле" из-за короткого замыкания вспыхивает пожар. Всех постояльцев спешно эвакуируют. Лишь в номере № 478 стоит гробовая тишина, хотя из него никто не выходил. Диллинлжер и трое его дружков крепко спят после попойки. Еше немного, и они сгорели бы дотла в своих постелях, а ФБР и вся Америка даже не узнали бы об их бесславной кончине.

Но всех четверых пожарники вынесли на улицу. Освежившись на январском ветерке, Диллинджер вдруг заволновался и подскочил к одному из пожарных, Джеме Фримену:

- Мой чемодан! Там мой чемодан! Спасите.

- Скажи спасибо, что тебя спасли, - заметил пожарный.

- Семейный альбом, спасите его. Вот вам мои последние гроши. Двенадцать долларов. Умоляю, спасите! Пожарный чертыхнулся, плюнул, сгреб мятые бумажки и побежал в горящий отель. Через несколько минут он уже спускался с чемоданом, где покоились деньги одного из недавно ограбленных банков. Так как бандиты были не только пьяны, но и угорели, их отправляют в госпиталь.

Когда спасательные работы закончены, Джеме Фримен сидит в помещении пожарной команды и рассеянно перелистывает журнал. Вдруг взгляд его нарывается на крупное фото гангстера Джона Диллинджера, который за десять дней до того в очередной раз ограбил банк. Пожарный испуганно вздрагивает. Ему вспоминается лицо одного из четырех мужчин, всего несколько часов назад спасенных им из горяшего отеля. Он внимательно всматривается в фотографию и убеждается, что не ошибся. Человек, который лежит сейчас без сознания в госпитале, и есть гангстерский босс Джон Диллинджер! Тасконский шериф Джордж Хантер оглушительно хохочет, когда до крайности взволнованный Фримен по телефону заявляет ему, что государственный преступник номер один, пьяный и угоревший, находится в городском госпитале. Он вынужден неоднократно повторять шерифу: "Это действительно он, поверьте же мне! Я вам точно говорю! ", пока Хантер не решает наконец послать в госпиталь своих подчиненных. То, что шериф Хантер все еще считает скверной шуткой или в лучшем случае заблуждением, оказывается сенсационной действительностью. Двум сельским полисменам удается то, над чем до сих пор безуспешно бился огромный аппарат ФБР, оснащенный по последнему слову техники, вооруженный до зубов, располагающий тысячами квалифицированных сыщиков. С помощью резиновых дубинок и наручников двое полицейских задерживают Джона Диллинджера и троих опаснейших членов его банды и, точно обыкновенных бродяг, доставляют к онемевшему от изумления шерифу. На сей раз ближайшее отделение ФБР немедленно высылает роту джи-менов, чтобы воспрепятствовать новой попытке освобождения бандитов.

Дело выглядит так, словно теперь с бандой Диллинлжера действительно будет покончено. Чтобы обеспечить всем задержанным электрический стул, а это при отсутствии единого законодательства в различных американских штатах не так-то просто, гангстеров отправляют туда, где каждому из них наверняка гарантирован смертный приговор. Во всех штатах убийство полицейского карается смертной казнью без права помилования. Поэтому Джона Лиллинджера на самолете доставляют в Индиану, где в Ист-Чикаго он застрелил сержанта 0'Мэлли. Пэрпонт же, Мэкли и Кларк попадают в Огайо, где они убили блэфтонского шерифа Сарбера. Вся Америка облегченно вздыхает: наконец-то с Диллинджером и другими опаснейшими бандитами будет покончено.

Сложными маршрутами шесть бронированных машин доставили Джона на военный аэродром, где его ожидал самолет. Это был первый за всю мировую практику случай, когда заключенного перевозили по воздуху. Обычный транспорт - автомобиль или поезд - посчитали слишком рискованным. А после такой длительной охоты и такого успеха рисковать никто не желал. В салоне самолета разместились двенадцать агентов ФБР. Арестованного пристегнули наручниками к сидящему рядом агенту. Во время перелета командир экипажа каждые пять минут докладывал обстановку.
Изображение
Такого удивительного конвоя, какой встречал Джона в штате Индиана, никто не помнил. В аэропорту бандита дожидался конвой из 85 полицейских на 13 машинах и 12 мотоциклах - это соответствовало романтической славе гангстера, его популярности среди бедняков, видевших в нем "народного мстителя" богачам. Тысячи людей высыпали на улицы в надежде увидеть своего кумира.
Изображение
На высокой скорости эскорт понесся в сторону Краун-Пойнт. Сценарий приема нового узника уже был расписан. Шериф Лилиан Холли, назначенная до выборов на этот пост вместо своего убитого супруга, и прокурор Роберт Бестиал охотно позировали перед объективами рядом с самым знаменитым преступником мира. Сам Диллинджер картинно прислонялся к бетонной тумбе и снисходительно улыбался. Спокойствие и такая дьявольская уверенность не остались незамеченными. Один из журналистов не выдержал и обратился к Холли:

- Мне кажется, что ваша тюрьма слишком скромная для такого именитого гостя. Почему бы вам не переправить его в более надежную тюрьму? Скажем, в Мичиган-Сити?

- Этот убийца от меня не сбежит, - уверенно заявила шериф. - В этом вы можете быть уверены. Отсюда еще никто не бежал.

Федеральное бюро расследования, зная нрав и возможности Джона, настаивало на переводе узника в Мичиган-Сити. Однако местный судья отказался подписать ордер. Этот отказ стоил и шерифу, и прокурору, и самому судье их кресел.

В середине февраля 1934 года произошло то, чего так опасалось ФБР. Джона Диллинджера охраняли так, как охраняют приговоренного к электрическому стулу за неделю до казни. Трехэтажное здание тюрьмы окружил батальон полицейских, вооруженных карабинами (к сожалению, такое рвение наблюдалось лишь первые две недели. Затем стражный энтузиазм уменьшился, и Холли отозвала часть охраны на более насущные дела). Бандита заковали по рукам и ногам в "браслеты" и засадили в клетку. Клетка круглые сутки освещалась со всех сторон мощными прожекторами. Троим охранникам с обнаженными револьверами запрещено отводить глаза от клетки, пока на смену не заступит новый наряд. Без присмотра узник остается лишь считанные минуты, когда наступает ритуал пересменки: обмен караулами проходит в специальной камере. Вся охрана тюрьмы проживает в казармах, ни на миг не покидая территорию. Крыло, где сидел бандит, было полностью изолировано от внешнего мира. Это был коридор смертников IV-Б. Кроме Джона, здесь содержался убийца полицейских Гарри Янгблад, уже миновавший судебные разбирательства и ожидающий казни. Его охраняют также бдительно, как и Диллинджера.

14 февраля 1934 года в 14 часов во время смены караула раздается рев сирены. Длинный, короткий, длинный, короткий, длинный, короткий! Это сигнал общей тревоги, подаваемый только при массовом побеге, бунте или пожаре. По такому сигналу вся охрана должна немедленно собираться во дворе тюрьмы. В соответствии с инструкцией вместе со всеми туда спешат и тюремщики, стерегушие смертников. Внизу, во дворе, все в растерянности. Никто не знает, почему был подан сигнал. В тюрьме царят спокойствие и порядок. Остается предположить, что сирена взревела из-за какой-то технической неисправности. Охрана возвращается на свои места. Когда стражники Диллинджера входят в коридор, где находятся освещенные прожекторами клетки, они останавливаются как вкопанные и мгновенно поднимают руки. Джон Диллинджер стоит возле своей камеры с автоматом в руках. Гарри Янгблад, тоже освобожденный от оков, нагло ухмыляясь, направляется к охранникам, из предосторожности делая круг, чтобы не оказаться под прицелом автомата Диллинджера.

Трое насмерть перепуганных тюремщиков оказываются в положении, в котором до них уже побывали многие банковские служащие. Они вооружены, и каждый думает: хорошо бы у кого-нибудь достало храбрости выхватить пистолет... Но на такой отчаянный поступок никто не решается. Всем им известно, как быстро и метко стреляет Диллинджер; у всех есть семья, и все они - только посредственно оплачиваемые служащие, но отнюдь не национальные герои... Итак, Гарри Янгблад быстро и ловко обезоруживает их, отнимает у них ключи, двоих запирает в освободившиеся клетки, а одного берет в качестве заложника. Из крыла 1У-6 ведет прямая дорога к месту казни, непосредственно сообщающаяся с административным корпусом тюрьмы, где нет никакой охраны и откуда можно свободно выйти на улицу.

Держа перед собой одного из охранникв, беглецы направились к боковому выходу из тюрьмы. Сообщник Диллинджера влез на ворота и убедился, что путь свободен. Они вышли через гараж, который не был заперт и не охранялся. Затем они прошли, не торопясь, как на прогулке, ближайший квартал, не вызвав ни у кого подозрений. Через двадцать метров они свернули к гаражу "Форд", служившему для транспорта полиции. В гараже находился лишь его директор. Он присоединился к заложнику и вместе со всеми сел в самый скоростной автомобиль. Через минуту авто вылетело на улицу и остановилось лишь за городом. По дороге бандиты распевали песенки "Погуляй еще, маленький песик" и "Я еду на последнюю облаву". Диллинджер вырвался на свободу.

Местный почтальон увидел сцену отъезда, узнал Диллинджера и позвонил в полицию. Там ему не поверили: "Бросьте разыгрывать, мистер, займитесь-ка лучше своими делами". Он побежал к полицейскому, охранявшему здание уголовного суда, но тот тоже не поверил. Тогда почтальон позвонил у дверей тюрьмы и сообщил охранникам пренеприятное известие.

Газеты поднимают шум; всеобщее возмущение беспредельно. Волей-неволей правительству в Вашингтоне приходится заняться этим невероятным происшествием. Несколько дней спустя представителям прессы демонстрируют муляж автомата, якобы найденный на пути побега преступников. Так пытаются создать впечатление, будто побег осуществлен без посторонней помощи лишь благодаря хитрому трюку. Из табуретки в своей камере супергангстер якобы вырезал деревянный автомат, которым и напугал охрану. Но обмануть эта выдумка способна разве что самых недалеких читателей.

Как мог неусыпно охраняемый днем и ночью Диллинджер без всяких инструментов соорудить макет автомата? Как мог он, не имея ключей от наручников, снять их и к тому же освободить Янгблада? Как был подан сигнал тревоги, объявить который во власти лишь два человека в штате Индиана: начальник тюрьмы и губернатор штата? Уже через несколько дней все газеты Америки с разной степенью определенности стали отвечать на эти ими же поставленные вопросы: сообщников Диллинджера следует искать не только в его банде, но также в правительстве и в полицейском руководстве. В конце концов правительству открыто бросили упрек в том, что власти и полиция из простого инстинкта самосохранения не могут допустить открытого процесса против банды Диллинджера. Они так глубоко пронизаны коррупцией, что теперь вынуждены любой ценой спасать гангстеров. Насколько справедливы эти упреки и подозрения доказывает сама федеральная прокуратура в Вашингтоне. Ничего не опровергая, она, однако, стремится свалить всю вину на персонал каторжной тюрьмы в Краун-Пойнте. Начальницу тюрьмы Лилиан Холли и всю охрану Диллинджера берут под стражу. Впрочем, ни до осуждения, ни даже до процесса дело так и не доходит. Арестованным вообще не предъявляют никакого обвинения. Все это лишь маневр, рассчитанный на успокоение публики.

Тем временем арестованных сообщников Диллинджера, вызволивших его из тюрьмы г. Лимы, Пирпойнта, Мэкли и Кларка, перевели в тюрьму города Коломбос (штат Огайо). Начальство тюрьмы, опасаясь побега, выставило на всех постах дополнительных часовых. Губернатор штата также принял чрезвычайные меры на случай, если Диллинджер попытается организовать побег сообщников.

На состоявшемся вскоре суде Пирпойнт и Мэкли были приговорены к смертной казни, а Кларк к пожизненному заключению. На сей раз Диллинджер оказался бессилен. Красавчик Пирпойнт распрощался с жизнью на электрическом стуле, а Мэкли был застрелен при попытке к бегству.

16 марта побег Диллинджера из каторжной тюрьмы в Краун-Пойнте снова у всех на устах. "В городке Форт-Гурон в Мичигане бежавший вместе с Диллинджером из тюрьмы Гарри Янгблад был опознан на улице агентами уголовной полиции и в перестрелке убит", - сообщают все крупные американские газеты. Каждый читатель должен заключить, что Янгблад оказал вооруженное сопротивление и у агентов уголовной полиции не было другого выхода, как пристрелить его. В изложении местной прессы эта история выглядит совершенно иначе. В "Мичиган-ньюс" от 17 марта 1934 года говорится: "Сотрудники ФБР получили тайное сообщение, что 16 марта у Диллинлжера должна состояться встреча с Янгбладом в отдаленном городке Форт-Гурон. Туда сейчас же были направлены двести агентов ФБР. Двое из них, обнаружив Янгблада в толпе, незаметно последовали за ним. Как только он вынырнул из людского потока, они без долгих церемоний открыли стрельбу. Янгблад был ранен, но сумел все же скрыться в переулок и оттуда стал стрелять в преследующих его полицейских. До ужаса перепуганные прохожие бросились врассыпную, однако в возникшей перестрелке двое были ранены. Когда они упали, Янгблад оказался один возле витрины. Агенты не колебались ни секунды. Янгблад был убит на месте..."

В таком аспекте гибель Янгблада представляется весьма странной. ФБР, все усилия которого были в то время направлены на поимку Диллинджера, получает сигнал о предстоящей встрече гангстерского босса с Янгбладом в Форт-Гуроне. Джи-мены обнаруживают Янгблада и незаметно следуют за ним, но вместо того, чтобы продолжать преследование, которое должно привести их к Диллинджеру, они пользуются первой же представившейся возможностью, чтобы пристрелить Янгблада. Какие же бестолковые агенты! Без всякой необходимости убить единственного человека, ниточка от которого ведет к Диллинджеру! Действительно ли агенты ФБР были так глупы? Маловероятно. Намного логичнее другой вывод: покровители Диллинджера из административных органов и полиции были крайне заинтересованы в устранении единственного свидетеля, могущего раскрыть загадку побега Диллинджера из тюрьмы. Установив с помощью имеющейся в их распоряжении огромной агентурной сети, где после побега из Краун-Пойнта скрывается Янгблад, они поручили своим людям застрелить его и таким простым способом избавились от опасного свидетеля.

Диллинджер, однако, уверен в себе. Его преступления становятся все наглее. Наконец он доходит до идеи захвата заложников при ограблении банков. Впервые он использовал подобную тактику при ограблении в Сиу-Фолсе, во время которого Бэби Нельсон застрелил полицейского. Беря заложников, Диллинджер ставил их на подножки автомобилей, прикрываясь людьми как живыми щитами.

Узнав об этом, ахнули голливудские сценаристы и срочно стали вводить подобные сцены в гангстерские фильмы. А Диллинджер продолжал грабить банки. После очередного ограбления и сумасшедшей погони он был ранен. Вместе с одним из своих людей и любовницей скрылся в Сент-Поле, излюбленном гангстерами месте. Он снял квартиру для себя и любовницы, но подозрительные соседи вызвали ФБР. После перестрелки, во время которой Диллинджер получил ранение в ногу, ему с трудом удалось бежать.

Затравленный, как зверь, Диллинджер решился на отчаянный шаг - 5 апреля 1934 года он приехал к престарелому отцу в Моррисвиль. Отец и сын простили друг другу все прошлые обиды и устроили тайную вечеринку для членов семьи и друзей, а в это время полиция обыскивала семейную ферму семьи. ФБР и в голову не пришло, что Джон отважится на подобную наглость - спрятаться в доме отца.

Позднее отец Диллинджера сделал такое заявление: "Я отец Джона Диллинджера, и я чувствую, что Джона надо простить за все, что он сделал. К тому же я не думаю, что он сделал так много, как ему приписывают. Но я полагаю, что если бы ему дали шанс, то он бы исправился в лоне семьи, мы и говорили об этом в воскресенье за обедом. Когда мы готовились сесть за стол, то мы не знали, что Джон приедет, он свалился как снег на голову".

Билли Фрэчет Джон представил родным как свою будущую жену. Четыре дня спустя она была арестована за укрывательство преступника, а сам Диллинджер вновь избежал силков ФБР.

Глубокой ночью 13 апреля 1934 года он и его новый сообщник Гомер Ван-Метер отчаянно гнали машину на север, чтобы где-нибудь пополнить запасы оружия. В городке Варшава (штат Индиана) они обнаружили, что полицейский участок охраняется только одним дежурным. Бандиты ворвались в участок, ударили дежурного полицейского четыре раза по голове и изъяли часть оружия из арсенала участка.

20 апреля вместе с членами своей банды и несколькими молоденькими девицами Диллинджер развлекался в пансионате "Маленькая Богемия" на берегу озера Маленькая Звезда (штат Висконсин). Это курортное местечко было идеальным для укрытия, поскольку курортный сезон отдыха еще не наступил. Диллинджер, Гамильтон и еще несколько гангстеров были в основном здании, а Бэби Нельсон и Ван-Метер с девицами разместились в коттедже у самого озера.

Владелец курорта быстро сообразил, что за гости пожаловали к нему, и сообщил в полицию.

Пансионат попытались окружить агенты ФБР, но их выдал лай сторожевых собак. В результате ночной перестрелки Диллинджер и его люди ускользнули через окна, бросив большую часть оружия, своих подружек и машину. На поле боя остались тела полицейского (его убил Бэби Нельсон) и случайного прохожего. Правда, при этом был ранен Гамильтон (ему прострелили легкое).

С большим риском Гамильтона переправили к врачу Джозефу Морану. Моран сидел в тюрьме за подпольные аборты, но затем благодаря протекции гангстеров, связанных с полицией, вышел на свободу и получил разрешение вновь заниматься врачебной деятельностью. В качестве хирурга он обслуживал гангстеров, получивших ранения. Моран пытался спасти Гамильтона, но не смог - бандита погубили сепсис и гангренозное воспаление раны. Диллинджер закопал умершего, предварительно облил его лицо и пальцы щелоком, чтобы Гамильтона не могли опознать. Еще много месяцев ФБР продолжало охотиться за покойником Джоном Гамильтоном. 17 ни в чем не повинных людей погибают от пуль агентов ФБР из-за отдаленного внешнего сходства с этим бандитом.

Несмотря на потери в банде, Диллинджер по-прежнему оставался костью в горле у полиции десятка штатов. За его поимку была обещана награда сначала в десять тысяч долларов, а потом в двадцать тысяч - огромная по тем временам сумма. Фотографии гангстера развесили в публичных местах. Полицейские изучили их лучше, чем фотографии знаменитых киноактеров. Диллинджер, однако, организовал очередной грабеж в своем родном штате Индиана, во время которого Бэби-Фэйс убил еще одного полицейского. Таким образом общее число жертв банды Диллинджера достигло 10 человек.

А вскоре новая неудача - Диллинджер опять едва не попадает в руки низших полицейских чинов. 30 марта в прокуратуру Сент-Пола является хозяйка пансиона и рассказывает, что в последнее время у нее бывают люди, принадлежащие, по ее мнению, к банде Диллинджера. Перед женщиной раскладывают фотографии, и она с уверенностью подтверждает, что Джон Диллинджер и его подруга, танцовщица ревю Эвелин Фричетт, поселились у нее в пансионе под именем супругов Хеллмэн и что их регулярно навещают члены банды: Гомер ван Метер, Эдвард Грин и Фрэнки Нэш с дамами, которых она уже раньше видела у себя в пансионе в сопровождении разных господ. Прокурор Сент-Пола высылает для захвата банды наряд местной полиции, но Диллинджеру, которого прикрывает огнем ван Метер, удается бежать через крышу. Ван Метера и двух принадлежащих к банде девиц, Бесси Скиннер и Люси Джексон, задерживают. По распоряжению ФБР Гомера ван Метера, стрелявшего в полицейских Сент-Пола, переводят в Краун-Пойнт, в соседний штат Индиану, а 19 мая 1934 года губернатор Индианы под "честное слово" выпускает его из тюрьмы.

Однако еще до этого в Сент-Поле прокурор принимается за Бесси Скиннер и Люси Джексон и подвергает их допросу третьей степени. Беседа ведется в комнате, стены, потолок и пол которой сверкают ослепительной белизной. Окон здесь нет, но дюжина прожекторов заливает светом все вокруг, обходя лишь один уголок, где сидят прокурор и его помощник в темных очках. У каждого входящего в эту комнату быстро развязывается язык, так что не приходится даже прибегать к запрещенным законом физическим методам воздействия. Не проходит и двух часов, как Бесси и Люси, выражаясь языком их собственного круга, " запели": Бесси признается, что она подруга члена банды Эдварда Грина, и добавляет, что 3 апреля Грин собирался навестить ее. Люси выкладывает, что состоит в связи с Фрэнки Нэшем, а еще немного позже сообщает и адрес, по которому в данное время скрывается Фрэнк-бой, как она нежно называет его. Это отдаленная ферма в Хот-Спрингсе, штат Арканзас.

Гордый своим успехом прокурор Сент-Пола передает полученную информацию шефу ФБР Гуверу в Вашингтон с просьбой прислать специальных агентов для задержания бандитов. Гувер соглашается, и 3 апреля квартиру Бесси Скиннер в Сент-Поле окружают джи-мены. Элвард Грин действительно появляется. Он так и не успел узнать, что подруга предала его. Едва он начинает подниматься по ступеням, сотрудники ФБР, ожидающие его на лестничной площадке, без предупреждения открывают огонь. Несколькими днями позднее в Хот-Спрингсе задерживают Фрэнки Нэша. Его не убивают, а "только" тяжело ранят. Так как в Хот-Спрингсе нет тюремной больницы, его перевозят в Канзас, причем из предосторожности отправляют не в машине, а по железной дороге.

Поезд подходит к центральному вокзалу в Канзасе. На платформе группа мужчин в светлых летних костюмах. У каждого через правую руку перекинут дождевик. Как только поезд останавливается, из-под дождевиков раздаются выстрелы. Не прекращая стрельбы, гангстеры бросаются к вагону, в котором находится Фрэнки Нэш. В следующий миг вокзал превращается в поле битвы. Из вагона стреляют сотрудники ФБР, снаружи - бандиты Диллинджера, а из здания вокзала - железнодорожная охрана. Превосходящие силы противника вынуждают бандитов отступить. Впрочем, дальнейший бой был бы все равно лишен смысла: едва началась стрельба, агент ФБР прикончил лежавшего на носилках Фрэнки Нэша. В перестрелке погибли начальник полиции Один Рид, сыщик Раймонд Каффри и двое полицейских из железнодорожной охраны. Возмущенная пресса все резче критикует создавшееся нетерпимое положение. В конце концов приходится вмешаться самому президенту Рузвельту. Он поручает генеральному прокурору Соединенных Штатов Каммингсу принять специальные меры для ликвидации банды Диллинджера. Каммингс созывает совещание, в котором, помимо шефа ФБР Гувера, принимают участие способнейшие и известнейшие прокуроры и криминалисты Соединенных Штатов. Однако то, что говорится на этом совещании смахивает на признание банкротства государственной власти, ее капитуляцию перед преступным миром.

Полиция и государственный аппарат настолько пронизаны коррупцией и так связаны с преступным миром, что борьба с ним практически стала невозможной. Гангстеры через своих связных заранее узнают обо всех планируемых полицейских акциях, а если тот или иной преступник случайно все же попадает в руки полиции, его вскоре либо освобождают под "честное слово", либо таинственным образом помогают ему бежать из тюрьмы. Покончить с коррупцией можно, лишь уничтожив гангстеризм, но уничтожить гангстеризм можно, лишь покончив с коррупцией, вынужден во всеуслышание признать прокурор Каммингс. В заключение своей речи он говорит: “Господа, я хотел бы, чтобы Соединенные Штаты и их полиция перестали являться объектом насмешек для всего мира. Я хотел бы, чтобы граждане нашей страны снова обрели наконец покой и уверенность в своей безопасности. Я хотел бы, чтобы с гангстеризмом, нашедшим свое дьявольское воплощение в банде Диллинджера, было покончено так или иначе. Я жду ваших предложений, господа!” Каммингс хочет "так или иначе" покончить с бандой. И Эдгар Гувер, шеф ФБР, расписываясь в позорной беспомощности начальника полиции, равной которой не было в истории криминалистики, так отвечает генеральному прокурору: “Мы больше не в состоянии навести порядок дозволенными законом средствами. Все, что мы можем - это, не считаясь с законом и с государственными постановлениями, действовать тем же способом, каким преступный мир вывел нас из равновесия, - бескомпромиссным террором! В результате этого бесславного совещания Диллинджер объявляется "государственным преступником номер один" и вместе со всей своей бандой ставится "вне закона". Всем агентам ФБР и полицейским предписывается вести "охоту без милосердия" на банду Диллинджера! Это означает, что отныне любой полицейский в Америке может без предупреждения стрелять в каждого, кто похож на Диллинлжера или на кого-либо из членов его банды. Этот приказ делает бесчисленных американских полицейских убийцами ни в чем не повинных американских граждан!
Изображение
Через короткое время "охота без милосердия" приводит к новому позорному провалу. 22 апреля 1934 года руководство ФБР получает тайный сигнал о том, что Диллинджер и еще несколько бандитов прячутся в дачной местности на берегу озера Мичиган. Мелвин Первис, лучший из гуверовских детективов и шеф чикагского отделения ФБР, незадолго до того разгромивший гангстерскую банду Келли, мчится по указанному адресу. За ним следуют четыре бронированных автомобиля с полицейскими. С погашенными фарами и приглушенными моторами они подъезжают к отелю, в котором действительно скрываются Диллинджер и еще несколько членов банды. Полицейские, держа пистолеты наготове, окружают дом. Внезапно в дверях отеля появляются трое мужчин. Один из полицейских взволнованно спрашивает: “Тот, что пониже, не Диллинджер ли?”. В ту же секунду дюжина пистолетов дает залп. Полицейские, соревнуясь между собой, стреляют и стреляют, пока не кончаются патроны. А несколько секунд спустя им самим приходится прятаться в укрытие. Трое на ступеньках отеля мертвы, но осаждающих поливает с крыши пулеметный огонь. Стрельба длится всего несколько минут, но в темноте полицейские больше не отваживаются высунуться из бронированных автомобилей. Только с рассветом, когда становится видно, что на крыше двухэтажного отеля никого нет, они решаются штурмовать дом. Их ожидает жуткое открытие: трое людей, застреленных ими, - безобидные постояльцы отеля, не имевшие никакого отношения к банде и просто вышедшие на крыльцо подышать свежим воздухом. Что до Диллинджера и его сообщников - Гомера ван Метера, Лестера Джилса и Томми Кэролла, то они успели благополучно скрыться. В руки Первиса попадают лишь три подружки бандитов. Подвергнутые беспощадному допросу, они ничего не скрывают. Одна из этих девиц, Джин Дилэни, получив от Первиса обещание, что ее не будут судить, соглашается сыграть роль "подсадной утки" и выдать Томми Кэролла полиции.

7 июня Джин встречается с Кэроллом в кафе в маленьком городке Ватерлоо, в штате Айова. Первис заранее уведомлен об этом по телефону. Когда парочка выходит из кафе, Джин, сделав вид, будто что-то забыла, отстает от своего спутника. Снайперы ФБР Стеффер и Уэллер получают, таким образом, открытую мишень. Попытаться взять гангстера живым им и в голову не приходит. Они лишь выжидают, чтобы он оказался у них на мушке. Когда Кэролл берется за ручку дверцы своей элегантной машины, оба автомата стреляют. Кэролл, не издав ни звука, падает на подножку.

Сам Джон Диллинджер после последнего сражения нигде не показывается. Первис устанавливает слежку за всеми известными ему тайными убежищами гангстерского босса. Тысячи сыщиков прочесывают притоны и всякие злачные места, где кто-то может что-то знать о Диллинджере. Из тюрьмы выпускают преступников, которые предположительно должны навести на его след. Охота на Диллинджера охватывает весь Американский континент. Десятки тысяч полицейских день и ночь на ногах. Но все напрасно.

А пока Первис проводит самую крупную из всех известных охот за преступниками, Джон Диллинлжер живет здесь же, в Чикаго, этой твердыне гангстеризма, всего в нескольких кварталах от главной квартиры Первиса, можно сказать почти в логове льва! За 60 долларов в день он нашел убежище у выбывшего по старости из банды Джемса Прохаско. И здесь, на Нортс-Кроуфорд-авеню 2309, в превращенной в маленькую крепость квартире совершается трюк, которого не проделывал еще ни один гангстер. Из Джона Диллинджера, чье лицо известно всей Америке лучше, чем лица голливудских кинозвезд, и чьи отпечатки пальцев знакомы даже сельским полисменам, за 10000 долларов делают другого человека. Идея принадлежит адвокату Луи Пике, юридическому советнику банды, который нашел также двух нужных для такого дела врачей: Лезера и Кэсседи. Оба хирурги, недавно выпущенные из тюрьмы, где Лезер отбывал наказание за спекуляцию наркотиками, а Кэсседи - за убийство. Между пулеметами и мешками с песком, которыми Диллинджер заставил квартиру, врачи оборудуют примитивную операционную. Для изменения внешности Диллинджера и рисунка папиллярных линий на кончиках его пальцев требуется целая серия операций. Доктор Лезер берется придать другую форму длинному, узкому черепу Диллинджера и хирургическим путем изменить его лицо. Он хочет укоротить нос, расширить скулы и подбородок. Задача доктора Кэсседи - сделать то, что до сих пор никому еще не удавалось: изменить рисунок папиллярных линий, всегда считавшийся неизменным и послуживший причиной гибели многих преступников.

Мысль о том, какую великолепную шутку позволят ему сыграть с полицией эти операции, помогает Диллинджеру полностью преодолеть страх. Чуть ли не с удовольствием ложится он на импровизированный операционный стол и... едва не погибает. Диллинджер, о чем не подозревает ни один из врачей, оказывается, не переносит эфирного наркоза. Проходит много часов, прежде чем пациента удается снова вернуть к жизни. Дальнейшие операции производятся уже только под местной анестезией. Пока заживают операционные рубцы, Диллинджер отпускает короткую бородку и перекрашивает волосы. В конце концов от прежнего гангстергского босса остаются только большие уши да недобрый взгляд. Даже ближайшие друзья, знающие о произведенных операциях, недоверчиво покачивают головой, впервые взглянув на его новое лицо. Не будь им так знаком этот взгляд и эта невысокая, чуть сутулая фигура, они не поверили бы, что перед ними действительно Джон Диллинлжер.

Итак, операции, произведенные доктором Лезером, увенчались полным успехом. Так ли успешно прошла несравненно более сложная операция на кончиках пальцев, должно было показать будущее. Чтобы устроить полиции проверку, а также чтобы пополнить опустевшую кассу, Диллинджер с двумя сообщниками 30 июня 1934 года грабит банк в Саунт-Бенле, штат Индиана. Добыча составляет 90000 долларов, однако на сей раз происходит некоторая заминка. В банке на посту стоит полицейский. Он оказывает сопротивление, его убивают. Но один из кассиров, воспользовавшись суматохой, успевает подать сигнал тревоги. Диллинджеру с награбленным удается, правда, удрать, но полиция быстро устанавливает "по почерку", что опять-таки здесь орудовала его банда. Снова Америка взбудоражена. Новое нападение показывает, что все обещания властей, все надежды на "охоту без милосердия", все заверения - все это не стоило и ломаного гроша.
Изображение Изображение
Словно нарочно насмехаясь над полицией, Диллинджер с горсткой гангстеров освобождает бывшего члена банды Клайда Бэрроу из каторжной тюрьмы в Хантсвилле. Бэрроу и его подружка Бонни Пастор за 12 убийств приговорены к смерти. Казнь должна состояться в ближайшие дни. И тут происходит побег. Таким же загадочным путем, как в свое время Диллинджер в Краун-Пойнте, Бэрроу раздобывает автомат, освобождается от оков и освобождает свою сообщницу. Так же как раньше Диллинджер, он запирает в камеру охрану. Дальше побег обеспечивает банда Диллинджера. Гангстеры в двух бронированных лимузинах ожидают у тюрьмы, направив в ее сторону стволы пулеметов и держа охрану под прицелом.

ФБР все же удается достичь известного успеха: несколькими днями позднее стрелковая рота джи-менов под командой полицейского инспектора Фрэнка Харпера убивает Клайда Бэрроу и Бонни Пастор на границе штатов Техас и Арканзас, изрешетив кузов их автомашины.

Гордое успехом руководство ФБР выставляет эту машину для обозрения на открывшейся как раз в те дни Чикагской всемирной выставке. Фрэнк Харпер в элегантном полицейском мундире четыре раза в день рассказывает посетителям (два с половиной доллара за билет), как ему и его людям удалось расправиться с опаснейшим членом банды Диллинджера. Никто и не подозревает, что ближайшее будущее принесет куда большую сенсацию - конец главаря банды. И случится это не благодаря хваленым детективам ФБР.

Не хитроумные криминалисты, не отмобилизованный аппарат сыска, на протяжении месяцев охотившийся за Джоном Диллинлжером, а маленькая, незаметная, коварная женщина погубит государственного преступника номер один. 20 июля в бюро Мелвиса Первиса, шефа чикагского отделения федеральной уголовной полиции, является хозяйка пансиона, в котором жил Диллинджер под именем Джимми Лоуренса, Анна Сейдж и с невинной дружелюбной улыбкой сообщает, что послезавтра вечером у кинотеатра "Байограф" на Линкольн-авеню должна встретиться с Джоном Диллинджером; они собираются вместе посмотреть фильм "Манхэттенская мелодрама". Кроме них, будет еще одна приятельница Диллинлжера, но делу это не помешает.

Мелвис Первис растерянно ерошит волосы. До него не сразу доходят слова посетительницы. Лучшие ищейки ФБР столько времени охотятся за Диллинджером и не могут поймать. Агенты ФБР подстерегают его у каждого дорожного столба, на каждом перекрестке, в каждом трактире, у них уже глаза вылезают из орбит, и все напрасно! А тут вдруг приходит эта маленькая рыжая женщина и так вот просто говорит: "Если хотите заполучить Диллинджера, приходите в воскресенье вечером к кинотеатру "Байограф". Нет, Первис не хочет ей верить. Он, пожалуй, даже предпочел бы, чтобы это оказалось трюком, выдумкой, чепухой. Но все сказанное Анной Сейдж - правда, и она приводит доказательства этого. Много лет она была Диллинджеру самой верной возлюбленной. Ради него она отказалась от законного брака. Когда полиция гонялась за ним, она неизменно прятала его у себя в пансионе, всего в нескольких кварталах от отделения ФБР. Вновь и вновь она прощала ему бесчисленные измены. Но больше прощать не может. Из последней поездки по Штатам, предпринятой с целью скрыться от полиции после ограбления банка в Саут-Бенле, он привез новую подругу, 20-летнюю Полли Гамильтон. И даже потребовал, чтобы Анна официально признала его возлюбленную, потому что сама она, дескать, для него уже старовата. Нет, как хотите, это выше ее сил. Он загубил ее жизнь. Она хочет покончить с этим бессмысленным существованием и начать все сначала. Награда, объявленная за голову Диллинджера, поможет в этом. Вот почему она обратилась в ФБР (однако истинной причиной доноса было желание получить легальный вид на жительство в США, в чем, кстати, румынке было отказано).

Первис уже больше не сомневается, что женщина говорит правду. Он гарантирует ей награду. Он даже хочет сразу спрятать ее, он боится, как бы с ней чего-нибудь не случилось. Но женщина отрицательно качает головой.

- Без меня вы его не узнаете. Теперь он выглядит совсем иначе! Только теперь Первис узнает о пластических операциях на лице и пальцах Диллинджера. Тут же он информирует шефа ФБР Гувера, докладывает о предстоящем аресте и получает из Вашингтона инструкции, которые приводят его в полнейшее недоумение. Диллинджер придет в этот вечер один. Впервые представляется возможность взять его живым. Его можно будет предать суду, можно будет наконец узнать все о нем и о его банде. Удастся, возможно. выяснить, кто в государственных органах и в полиции был им подкуплен, кто покрывал его преступления и организовал его побег из тюрьмы в Краун-Пойнте. Значит, можно будет наконец очистить правительственный и полицейский аппараты от продажных элементов. Однако указание из Вашингтона гласит: убить Диллинджера на месте! Первис вне себя, он говорит Гуверу: ”Но это же бессмыслица! У нас впереди два дня, чтобы полностью подготовиться. Мы можем вызвать войска, можем оцепить весь район. Теперь Диллинджеру от нас не уйти!”. Однако Гувер настаивает: “Застрелить Диллинджера на месте”. И, словно опасаясь, как бы Первис не поступил все же по-своему, прибавляет: “Я пошлю вам самолетом в подкрепление двух людей: Холдиса и Коули. Вы их, конечно, знаете. Да, Мелвис Первис знает их! Холдис и Коули - лучшие снайперы ФБР.

22 июля 1934 года вечерний сеанс в кинотеатре "Байограф" заканчивается в половине девятого. На улице еще совсем светло. Первис сидит за рулем скромной спортивной машины метрах в тридцати от выхода из кино. На заднем сиденье Холлис и Коули снимают пистолеты с предохранителя. Когда из кино выхолят первые посетители, оба снайпера выскакивают из машины. Первис заводит мотор. Чем гуще толпа у входа, тем больше в нее замешивается переодетых агентов ФБР. Холлис и Коули знают Анну Сейдж. Она уже была представлена им в том платье, в котором будет сейчас. Для большей верности условлено, что, если с ней будет Диллинджер, она уронит перчатку. Коули первый замечает красную шляпку Анны Сейдж. Затем он видит белокурые волосы Полли Гамильтон, идущей слева от Диллинджера. Однако самого Диллинджера он не узнает. Между обеими женщинами идет человек, смахивающий в своей желтой соломенной шляпе, в очках с золотым ободочком, в простом костюме и с сигаретой в углу рта на добропорядочного бухгалтера. Коули разочарованно переглядывается с Холлисом, который тоже заметил эту троицу. Это ведь не Диллинджер, думают они, нас опять надули! Но тут Анна Сейдж роняет перчатку, нагибается за ней и, подняв, начинает медленно отставать. Холлис мгновенно вытаскивает из кармана полицейский свисток и подает резкий, далеко слышный сигнал. Начинается последний акт "охоты без милосердия". Сигнал понятен не только разбросанным по всей улице агентам ФБР, но также и Диллинджеру. Не оглядываясь, он кидается к ближайшему перекрестку. Пистолет у него в руке, но выстрелить он не успевает. С расстояния в два метра Коули выпускает в него всю обойму. Холлис отстает лишь на какую-то долю секунды. Диллинджер на миг выпрямляется, поднимает пистолет, но тут же падает навзничь на мостовую.

Вначале стрельба вызывает панику. Прохожие разбегаются в разные стороны, натыкаясь друг на друга, прячась в подворотнях. Однако несколько минут спустя они уже рвутся поглядеть на изрешеченного пулями Диллинлжера. Но умер Диллинджер не сразу, а по дороге в больницу. Тело Диллинджера доставили в окружной морг, а на асфальте осталась лужа крови, в которой зеваки спешили смочить носовые платки.

Час спустя радио и газеты объявляют, что с "государственным преступником номер один" покончено. Обоих агентов в ту же ночь вызывают в Вашингтон. Шеф ФБР Гувер встречает их на аэродроме, пожимает им руки перед объективами фотоаппаратов и растроганно говорит: ”Благодарю вас от имени американской полиции. Вы сумели восстановить ее честь”. В ту же самую ночь Мелвис Первис, шеф чикагского отделения ФБР, пишет рапорт об отставке. Джон Диллинлжер, вне всякого сомнения, сто, тысячу раз заслужил смерть, настигшую его 22 июля 1934 года на Линкольн-авеню, как заслужили свою смерть и другие члены его банды, в которых и дальше продолжали стрелять, как в бешеных собак, едва они попадали на мушку какому-нибудь полицейскому.

Однако эта противоправная "охота без милосердия", охота по законам прерий имела непредвиденные последствия. Если бы Диллинджера вообще не поймали и он умер своей смертью, о нем тут же забыли бы. Но нули ФБР принесли ему легендарную славу, чуть ли не подняли его на геройский пьедестал.

Изображение
Тело Джона Диллинджера переносится перед подготавлиением к похоронам


На похоронах Диллинджера присутствовало 5 тысяч человек. Впечатляющая цифра! Для безработной Америки преступники типа Диллинджера или Барроу, грабившие банки, то есть богатеньких, были олицетворенными Робин Гудами, хотя они и не раздавали награбленные деньги беднякам. Ореол романтичности, окружавший Диллинджера, подпитывался и его имиджем: он был строен, пластичен, ловко перепрыгивал через стойку в баре, имел легкую походку и элегантные жесты, пижонски заламывал шляпу.

Известный исследователь преступного мира Америки Джей Роберт Нэш обвинил ФБР в убийстве не того человека. После изучения материалов дела он заявил, что погибший был мелкой сошкой, а Диллинджер, сделавший себе пластическую операцию, скрылся и закончил свою жизнь благонамеренным гражданином. В качеств доказательств он приводил следующие факты: погибший имел совсем иную комплекцию, чем Диллинджер; его глаза были карими, а не голубыми; у трупа было больше зубов, чем у преступника. Агенты ФБР ссылались на совпадение отпечатков пальцев. Погиб или остался в живых знаменитый преступник, так достоверно и не установлено, но легенда о его спасении продолжает жить и будоражить умы исследователей, писателей и постановщиков фильмов.

Изображение
Музейный стенд, на котором представлено оружие, изъятое в свое время у людей, состоявших в банде Джона Диллинжера - великого гангстера времен сухого закона, перед которым не мог устоять ни один банк и ни одна тюрьма. Только ради этого человека было создано ФБР.

В левом верхнем углу выставлены личный бронежилет, шляпа и посмертная маска Джона Диллинжера.

Изображение
Автомат Диллинджера

Изображение
Автомобиль Диллинджера


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Июль 24th, 2007, 11:53 am 
Не в сети
Made Man
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Июнь 19th, 2007, 3:28 pm
Сообщения: 1613
Откуда: Москва
Да... В своё время вся Америка по нему с ума сходила. Считался Преступником №1. Представляю, как посмеивались Лучано и Лански, читая газеты... Для них он был мелким гоп-стопером... :-D

_________________
What're you gonna do now, tough guy?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Июль 24th, 2007, 12:33 pm 
Не в сети
CAPO DI TUTTI CAPI
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 4th, 2006, 11:31 am
Сообщения: 2083
Откуда: City
а я вот подумал....куда это на сайт выложить...в какой раздел то..
или не стоит?

_________________
The World is Yours!!!
I always tell the truth - even when I lie.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Июль 24th, 2007, 12:58 pm 
Не в сети
Mafioso
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Июнь 6th, 2007, 9:28 pm
Сообщения: 331
Откуда: Кировск, Мурманская обл.
Да... Хороший вопрос. Я думаю, что пока выкладывать на сайт биографию Диллинджера не стоит (создавать новый раздел из-за одной биографии...?). Может быть потом, если сайт расширит свои интересы и будет побольше схожей информации.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Октябрь 25th, 2007, 4:36 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
ПЯТНАДЦАТЬ СТОЛИЦ КОЗА НОСТРЫ




Нью-Йорк. Пять семей Коза Ностры: Баннано, Коломбо, Гамбино, Дженовези, Лучеси. Каждая сегодня насчитывает от 100 до 300 человек. Здесь, в Нью-Йорке, чаще всего собирается «Комиссия» – всеамериканский совет мафии и одновременно высший орган ее управления (подобно съезду для политической партии). Иногда «Конференции» проходили в других штатах, и даже за пределами США – на Кубе и в Канаде, однако нью-йоркские семьи всегда играли на них ведущую роль. Председательствует на «комиссии» как правило глава той семьи, которая на данный момент пользуется максимальным авторитетом и обладает наибольшей властью. По старинной традиции многие называют председательствующего «боссом всех боссов», хотя это не так. Самые важные решения Коза Ностра с начала 30-х годов принимает коллегиально, и это спасает мафию от внутренних войн за власть.
Далеко не все кланы Коза Ностры имеют право присылать своих представителей на «Комиссию». Этим правом пользуются лишь влиятельные (или проявившие себя в прошлом) семьи. Наиболее сильные кланы, и в их числе все пять нью-йоркских семей, имеют на «Комиссии» более одного представителя, а порой и 5-6. Это, разумеется, отражается на результатах голосований. Сколько представителей той или иной семьи будет приглашено на очередную конференцию, решает ее председатель. Он же назначает место и время ее проведения. Как правило, председатель не сменяется на своем посту многие годы. Если же по тем или иным причинам нужно выбрать нового председателя, это делается с помощью всеамериканского голосования всех семей Коза Ностры «на местах», своего рода демократических выборов. Однако «Комиссия» собирается не регулярно, ее созывают лишь тогда, когда у Коза Ностры назревают очередные проблемы. Идет ли речь о разделе сфер влияния, о конфликте между семьями, об открытии новых областей криминального бизнеса, о подкупе правительственных чиновников или очередной атаке ФБР – все эти вопросы Коза Ностра со времен Лаки Лучиано стремится решать сообща. И в этом главный секрет ее силы и живучести.

Канзас-Сити. Город знаменит тем, что здесь Коза Ностра с начала 20-х годов пыталась обрести политическое влияние. Боссы семьи, управлявшей городом – Джон Лазиа и Чарльз Биннаго возглавляли Северный Демократический Клуб, организацию, объединявшую виднейших политиков и бизнесменов штата. Оба были убиты при загадочных обстоятельствах.

Питстоун. Именно здесь в начале xx века Коза Ностра впервые опробовала схему вымогательства с помощью профсоюзов, позднее распространившуюся на всю Америку. С помощью профсоюзных боссов гангстеры шантажировали работодателей, угрожая им стачками и забастовками, если они не будут платить мзду Коза Ностре. Одновременно мафиози помогали руководителям профсоюзов удерживать власть, оказывая силовое (в буквальном смысле – вплоть до убийств) давление на рабочих, несогласных с профсоюзной политикой. Эта схема оказалась настолько эффективной, что и сегодня в США слова «мафия» и «профсоюз» часто пишутся через запятую.

Детройт. В 1975 году здесь произошло самое скандальное происшествие за всю историю американских профсоюзов – таинственное исчезновение популярного профсоюзного лидера Джимми Хоффа, в равной степени известного своими успехами по защите интересов водителей большегрузных грузовиков и тесными связями с Коза Нострой. Убийство, вызвавшее в США почти такой же резонанс, как убийство президента Кеннеди, так и не было раскрыто.

Чикаго. Город известен как арена кровавых гангстерских войн 20-х годов, столица бутлегеров, место, где произошло возвышение самого знаменитого американского гангстера, Аль Капоне. Позднее преступную жизнь в городе контролировал Антонио Аркадо, один из самых влиятельных гангстеров в истории США, который однако официально никогда не был боссом. Будучи своего рода «серым кардиналом» Коза Ностры, Аркадо назначал руководителей чикагской мафии, которых ФБР спустя год или два благополучно отправляла за решетку. Однако до самого Аркадо властям добраться так и не удалось. И к концу xx века Чикаго оставался едва ли не единственным городом в Америке, где Коза Ностра не утратила своих позиций.

Ньюарк. Власть над городом вплоть до конца xx века принадлежала клану ДеКальваканте, чья история положена в основу телесериала «Клан Сопрано». Один из донов семьи, Сэм ДеКальваканте, о жизни которого написано несколько книг, в 1963 году стал героем своеобразного «мафиозного уотергейта», когда ФБР в нарушение федеральных законов установило в его офисе подслушивающие устройства и попыталось использовать информацию, полученную в результате слежки, на процессе. Доказательства были признаны противозаконными, и Сэм ДеКальваканте с триумфом вышел из здания суда. Хотя информация попала в руки писателей и газетчиков, дон ДеКальваканте, о жизни и преступной деятельности которого было известно все даже простым американцам, продолжал возглавлять семью в Ньюарке до самой своей смерти в середине 80-х годов.

Денвер. С начала 30-х годов, после длительной войны между бутлегерскими бандами из Пуэбло и Денвера последний стал штаб-квартирой «Колорадской» семьи Коза Ностры. Одно время ее возглавлял Джеймс Коллет, влиятельный гангстер, связанный с нью-йоркской семьей Баннано. Колорадская семья прекратила свое существование в конце 70-х годов, когда ФБР удалось отправить в тюрьму всех ее руководителей.

Филадельфия. Три из четырех самых знаменитых боссов, возглавлявших филадельфийскую семью, умерли не своей смертью. Но куда больше жертв среди тех, кто пытался занять их место. Когда во рту у мертвого Тонни Банано, одного из претендентов на звание босса, полицейские обнаружили двадцатидолларовую бумажку, они уже хорошо знали, что означает этот знак. Слишком много амбиций! Единственный босс, безпрепятственно правивший семьей в течении 21 года и умерший в своей постели – Анжело Бруно.

Бостон. Одна из штаб-квартир семьи Коза Ностры в Новой Англии. Здесь ФБР пришлось особенно тяжело, и для борьбы с мафией в шестидесятые годы применялись все возможные средства. В том числе и противозаконные. Так, например, один из лейтенантов семьи, Джой Салватти, в 1965 году был осужден на тридцать лет тюрьмы по обвинению в убийстве. Суд располагал лишь обвинениями, полученными от одного из полицейских информаторов. В то же время агенты ФБР имели информацию, опровергающую причастность Салватти к этому убийству, но оставили ее при себе. Когда спустя тридцать лет эти факты открылись, агент ФБР, скрывший истину, ответил на вопросы журналистов просто и цинично: «Ну и что же, прикажете плакать над бедным Салватти?».

Буффало. Эта семья Коза Ностры во времена «сухого закона» занимала идеальное положение для контробанды спиртного из Канады. Кроме того, под руководством Стефано Магадино мафия в Буффало заняла верную позицию в так называемой Кастельмарской войне Нью-Йоркских кланов с Джоем Массериа, и в результате ее представители всегда присутствуют на всех «Комиссиях».

Питсбург. В тридцатые годы противостояние внутри этого клана между его главой Джоном Баззано и претендующими на власть в семье братьями Вольпе стало темой одного из первых заседаний «комиссии». Братья Вольпе, вызванные для разбирательства в Нью-Йорк, попытались вести себя независимо и заявили что «комиссия» не имеет права вмешиваться во внутренние дела их семьи. Спустя день их тела нашли в одном из нью-йоркских пригородов. Это стало хорошим уроком для других семей, и ослабило авторитет семьи из Питсбурга. Однако впоследствии этот клан не раз упоминался в прессе в связи с поддержкой, которую он оказал при избрании на пост президента Джонна Кеннеди.

Лос Анджелес. Здесь борьба за власть также потрясала семью Коза Ностры на протяжении многих десятилетий. Первые три ее босса погибли от рук своих соперников. Четвертый, Фрэнк Десимоне, управлял семьей до 1967 года, однако авторитет его неуклонно снижался. Позорным пятном на честь семьи лег инцидент, произошедший в 1958 году, когда один из ее солдат, ухаживавший за кинозвездой Ланой Тернер, был убит ее четырнадцатилетним сыном в спальне как раз в тот момент, когда, несмотря на сопротивление киноактрисы, собрался перейти от слов к делу. Другим пятном стал гангстер Аладен Фратиано, полицейский информатор, по стечению обстоятельств в 1975 году назначенный помощником босса семьи. Выдавая себя за босса Лос-Анджельского клана, Фратиано за несколько месяцев объездил почти всю Америку, распоряжаясь активами семьи, знакомясь с боссами других семейств Коза Ностры и передавая информацию о них ФБР. Когда об этом стало известно, Фратиано попросил защиты у властей, а затем выступил с обвинениями в суде, став таким образом вторым в истории Коза Ностры (после Джозефа Валачи) руководителем семьи, публично нарушившим закон молчания «омерта».

Кливленд. Начало и конец истории этой семьи Коза Ностры кровавы и драматичны. В двадцатые годы, во время «сухого закона», у ее руля стоял Джозеф Лонардо, торговец сахаром, снабжавший весь город сырьем для самогоноварения. Он был убит одним из своих компаньонов, подручным гангстера Джозефа Порелио, который и стал затем боссом семьи. Но сын Лонардо спустя два года отомстил за отца, расстреляв его убийцу на глазах у босса. До конца тридцатых годов в семье происходили постоянные столкновения, и в пригородах Кливленда находили новые и новые трупы. Относительная стабильность настала после второй мировой войны, когда к власти пришло следующее поколение гангстеров во главе с Альфредом Поллизи. В это время семья достигла процветания, тесно сотрудничая с еврейскими гангстерами, в частности с Мойшей Делицем, открывшим несколько казино в Лас-Вегасе. Игорный бизнес в аризонской пустыне приносил семье существенный доход до конца семидесятых годов. Однако к этому времени началась новая борьба за власть внутри клана между его новым боссом Джеймсом Локаволи и Джоном Нарди, влиятельным гангстером, являвшимся близким другом предыдущего главы семьи. В результате оба они один за другим были взорваны в своих автомобилях, и семья Коза Ностры в Кливленде распалась на отдельные банды, с которыми ФБР практически справилось к концу 80-х годов.

Даллас. Эта семья мафии – одна из самых маленьких и «тихих» за всю историю Коза Ностры. Более пятидесяти лет в ней главенствовала одна фамилия – Пиранио. Сперва семьей управлял отец, Карло Пиранио, затем власть перешла к его сыну, Джо. Ни тот, ни другой ничем особо не прославились. В 1956 году во главе семьи встал Джозеппе Сивелло, и тогда мафия Далласа прогремела на всю Америку – в связи с убийством президента Джона Кеннеди. ФБР изо всех сил пыталось доказать, что это дело рук мафиози. Однако и во времена своего расцвета семья Коза Ностры в Далласе не имела серьезного влияния, она даже не контролировала множество других мелких банд и гангстерских группировок, действовавших в городе. К убийству президента мафия тем более не была причастна. Но «лес рубят – щепки летят». В конце шестидесятых под ударами ФБР и полиции семья практически прекратила свое и без того незаметное существование.

Нью-Орлеан. В этом городе в 90-х годах девятнадцатого века произошла самая ранняя из известных нам войн за власть внутри Коза Ностры. В ней участвовали два неаполитанских клана, семьи Матранга и Провензано. Борьба шла из-за контроля над кораблями, перевозившими фрукты. Кровопролитная война, в которой погибло несколько сот человек с той и другой стороны, продолжалась несколько десятилетий, и окончилась с наступлением «сухого закона», когда все преступные группы в городе возглавил человек, не имевший отношения ни к той, ни к другой семье – Коррадо Джаконна. Он управлял объединенной семьей до 1944 года, а в 1947 году к власти в ней пришел один из самых знаменитых гангстеров второй половины ХХ века, Карл Марселло. Его имя связывают с Робертом Кеннеди, который, похоже, испытывал к Марселло какую-то личную неприязнь, и неоднократно поднимал вопрос о его депортации из страны. Многие расценивают этот «конфликт» между мафиози и политиком как явное подтверждение связи семьи Кеннеди с мафией. Став главой президентской администрации, Роберт Кеннеди все-таки добился своего, и Марселло был департирован в Гватемалу, откуда, впрочем, вскоре нелегально вернулся в США. Себе же на беду – поскольку он «подгадал» свое возвращение к убийству президента Джона Кеннеди в Далласе. Не удивительно, что имя Марселло тотчас всплыло в газетах и отчетах ФБР. Он неоднократно вызывался на допросы и представал перед сенатской комиссией, однако доподлинно установить, какую роль он сыграл в гибели Кеннеди, так и не удалось. В конце концов, в 1982 году Марселло был осужден за махинации со страховыми документами на семь лет тюрьмы, где и окончил свои дни.


© Сергей Ташевский
Размещено с согласия автора

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 21st, 2008, 5:08 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Руководство всех семей Америки.

GENOVESE
Boss:
UnderBoss: Venero "Benny Eggs" Mangano
Consiglierr: James "The Little Guy" Ida (IP)

GAMBINO
Boss: Peter "One Eye" Gotti (IP)
UnderBoss: Arnold "Zeke/Bozey" Squitieri (IP)
Consiglieri: Joseph "JoJo/Miserable" Corozzo (IP)

LUCCHESE
Boss: Vittorio "Vic the Terminator" Amuso (IP)
UnderBoss: Steven "Stevie Wonder/Herbie" Crea
Consigliere: Joseph "Joe C" Caridi (IP)

COLOMBO
Boss: Carmine "Junior" Persico (IP)
Acting Boss: Thomas "Tommy Bop/Shots" Gieoli (UI/IP)
UnderBoss: John "Sonny" Franzese (IP)
Consigliere: Joel "Waverly" Cacace (IP)

BONANNO
Boss:
Acting Boss: Salvatore “Sal the Ironworker” Montagna
Underboss:
Consigliere: Anthony "T.G." Graziano (IP)

NEW ENGLAND
Boss: Luigi "Baby Shacks" Manocchio
UnderBoss: Carmen "The Cheese Man" DiNunzio (UI)
Consigliere: Unknown (rumored to be a Providence guy)

NEW JERSEY
Boss: Giovanni "John the Eagle" Riggi (IP)
Acting Boss: Francesco “Frankie” Guarraci
Underboss: Joseph Miranda/85
Consigliere: Stefano "Steve the Truck Driver" Vitabile/72 (IP/L)

PHILADELPHIA
Boss: Joesph "Uncle Joe" Ligambi
Underboss: Steven "Handsome Steve" Mazzone
Consigliere: George Borgesi (IP)

BUFFALO
Boss: Joseph “Lead Pipe Joe” Todaro Sr
UnderBoss: Joseph “Big Joe” Todaro Jr
Consigliere: Leonard Falzone/73

PITTSBURGH
Boss: Thomas "Sonny" Ciancutti

NE PENNSYLVANIA
Boss: William "Big Billy" D'Elia (IP)

CHICAGO
Boss: John "No Nose" DiFronzo
Underboss: James "Jimmy the Man" Marcello (IP)
Consigliere: Joseph "The Clown" Lombardo (IP)

DETROIT
Boss: Giacomo "Black Jack" Tocco
Underboss: Anthony "Tony Z" Zerilli
Acting Underboss: Vito "Billy Jack" Giacalone
Consigliere: Anthony "Tony T" Tocco

CLEVELAND
Boss: Joseph "Joe Loose" Iacobacci

KANSAS CITY
Boss: Joseph "Johnny Joe" Sciortino
Underboss: Peter Simone

ST. LOUIS
Boss: Anthony “Nino” Parrino
UnderBoss: Joseph Cammarata

MILWAUKEE
Boss - Joseph P. "Joe Camel" Caminiti
Underboss - Joseph P. "Joey Bal" Balistrieri
Consigliere - Peter "Pitch" Picciurro
Acting Consigliere - John "Johnny Bal" Balistrieri

TAMPA
Boss: Vincent LoScalzo

NEW ORLEANS
Boss: Anthony Carolla

LOS ANGELES
Boss: Peter "Shakes" Milano

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мафия других городов Америки
СообщениеДобавлено: Январь 9th, 2013, 9:01 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Август 9th, 2012, 7:49 pm
Сообщения: 508
Джордж Римус
Изображение
Джордж Римус (14 ноября 1874 - 20 января 1952) был адвокатом и бутлегером во время сухого закона в Цинцинати. Утверждается, что он был вдохновением для главного персонажа Джея Гэтсби в книге "Великий Гэтсби" Ф. Скотта Фитцджеральда.

Римус вырос в бедной семье немецких иммигрантов. Его отец не мог работать из-за болезни, поэтому Джорджу пришлось зарабатывать деньги самостоятельно с 14 лет. В Чикаго, где его семья поселилась, он начал помогать своему дяде в аптеке, а затем выкупил ее и превратил в доходное предприятие. Параллельно с ведением бизнеса Римус учился в юридической школе и в 1900 году, когда ему было только 24 года, получил место в юридической ассоциации Иллинойса. Ему сопутствовал успех, и вскоре Джордж Римус стал одним из самых уважаемых юристов по уголовным делам в Чикаго. Он также занимался урегулированием разводов и защитой интересов профсоюзов. У него появились хорошие политические связи и, как позже признался сам Римус, он "легко мог бы стать прокурором, но просто не хотел этого". Положение адвоката его, видимо, вполне устраивало. К 1918 году, времени введения сухого закона в Чикаго, Римус зарабатывал более $ 50 тыс. в год (по нынешним меркам — не менее $ 530 тыс.).

Сразу же после того, как Чикаго стал "сухим", многие знакомые Римуса из числа его клиентов стали бутлегерами. Одним из них, к примеру, был Джонни Торрио, владелец ночных клубов и публичных домов, который вместе со своим родственником Аль Капоне создал едва ли не самую могущественную преступную группировку в США. Их ежегодные доходы в лучшие годы могли достигать $ 60-100 млн. По сравнению с такими деньгами зарплата Римуса была просто ничтожной. И однажды ему надоело наблюдать за тем, как преступники, которых он защищает, становятся богачами, и он решил не оставаться в стороне от необычайно прибыльного бизнеса. Римус внимательно изучил Акт Вольстеда и заметил там несколько неучтенных деталей. Он, к примеру, мог законно приобрести спиртзавод и несколько аптек, а затем продавать спирт самому себе для распространения в медицинских целях.

Воплощать этот план Римус отправился в Цинциннати, куда он переехал вместе с женой Имоджин. К 1920 году вокруг города сосредоточилась почти вся алкогольная промышленность Соединенных Штатов — более 80% всех заводов работали именно там. На деньги, вырученные от продажи адвокатской конторы, Римус купил один из заводов под названием Fleischmann Distillery и получил лицензию на производство медицинского спирта. Он также стал владельцем небольшой аптечной компании, через которую мог распространять спирт тем пациентам, у которых был рецепт или желание заплатить сверху.

Однако грузовики Римуса со спиртным часто пропадали по дороге с завода к точкам легальной продажи. Неожиданностью для него это не становилось, поскольку пропажа и была главной частью его плана. После исчезновения грузовики отправлялись на заброшенную ферму недалеко от Цинциннати, где находился тайный склад с названием "Ферма долины смерти". Оттуда Римус и его помощник Джордж Коннерс торговали спиртным уже нелегально: как правило, они продавали виски бутлегерам, которые отправляли его в собственные бары.

Найти ферму, не зная наперед, где она находится, было практически невозможно. На ее территории рабочие, нанятые Римусом и Коннерсом, вырыли несколько просторных погребов, подземный цех для розлива виски в бутылки, а также построили наземные склады. Для перемещения ящиков виски между уровнями было установлено несколько электрических лебедок. Периметр фермы хорошо охранялся — Римус распорядился окружить ее высоким забором, прожекторами и нанял круглосуточную вооруженную охрану. Все эти меры предосторожности были рассчитаны не на внезапный приезд полиции, которую Римус постоянно подкупал, а на нападения местных банд грабителей.

Торговая схема Римуса, которую он полностью контролировал, оказалась крайне прибыльной. Он платил от 65 центов до $ 4 за право производства ящика виски — 12 бутылок примерно по литру. И тратил еще не более $ 15-25 на то, чтобы произвести и транспортировать этот виски до Фермы долины смерти. А бутлегерам он продавал спиртное по $ 80 и выше за ящик. Уже за первые месяцы Джордж Римус заработал несколько десятков тысяч долларов, и популярность его постоянно росла.

"Мы никогда никого не отравили,— сказал в 1926 году Джордж Коннерс в интервью корреспонденту газеты Post-Dispatch города Сен-Луис.— Мы продавали хорошее спиртное и не разбавляли его".

Разумеется, спрос на такой виски постоянно превышал предложение, и Римус с Коннерсом едва справлялись с тем, чтобы выполнять все договоренности по поставкам. В лучшие годы на них работало 3 тыс. человек — водители, охранники, агенты, бухгалтеры и упаковщики. "На нас еще работало несколько полицейских детективов,— рассказывал Коннерс.— Каждый искал клиентов для сбыта виски. Они давали нам знать, куда требовалось доставить спиртное и какое именно, а иногда и сами сопровождали грузовики, чтобы защитить их и дать клиенту понять, что никакого рейда на его вечеринке не будет".

Вскоре Римус стал зарабатывать миллионы долларов в год на продаже виски. Он поставлял его в подпольные бары Манхэттена, на вечеринки в Бостоне и в клубы Филадельфии. Среди его клиентов были члены американского правительства и директора крупных предприятий, ценившие хороший виски. Римус поставлял спиртное на вечеринки в Белом доме через бутлегера Джесса Смита, хорошего друга 29-го президента США Уоррена Хардинга.

К середине 1920-х, когда предприятие Римуса достигло расцвета, он уже был обладателем огромного состояния в $ 40 млн. Эти деньги он тратил с размахом. $ 750 тыс. Римус отдал за роскошный дом в Прайс-Хилл, престижном районе Цинциннати. Особняк был обставлен антикварной мебелью, на стенах висели картины ранних американских художников, а в гостиной стоял отделанный листовым золотом рояль. Это был пик финансового могущества Римуса.

Однако вскоре последовало резкое падение. Еще в мае 1922 года несколько агентов федеральной полиции, которые не захотели брать взятки у Римуса, завели против него уголовное дело по обвинению в нарушении сухого закона. В течение двух лет, пока длился процесс, более 59 чиновников и полицейских признались в том, что получали деньги от Римуса и других бутлегеров. Несмотря на то что на него работали профессиональные адвокаты и сам он хорошо знал законодательство, Римус не избежал обвинительного приговора.

Он отправился в комфортабельную федеральную тюрьму Атланты, где должен был провести 19 месяцев. Почти всю свою собственность он оставил жене. Но она влюбилась в полицейского Франклина Доджа и попыталась разделить с ним состояние мужа. Когда в ноябре 1925 года Римус вышел из тюрьмы, Имоджин начала бракоразводный процесс. На исходе двухлетнего разбирательств, когда до завершения процесса оставался один день, Римус застрелил жену. Вскоре после этого он сдался властям, и его адвокатам удалось убедить судей в том, что Римус действовал в состоянии временного умственного помешательства. Его отправили на несколько месяцев в клинику для душевнобольных, после чего Римус вновь попытался вернуться в бутлегерский бизнес. Но захватившие бизнес преступные группировки закрыли ему этот путь. Тогда Джордж Римус, которому уже перевалило за 50, отправился в город Ковингтон, штат Кентукки, и поселился там в тишине и спокойствии. На момент его смерти в 1952 году у него на счету было всего несколько тысяч долларов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мафия других городов Америки
СообщениеДобавлено: Январь 11th, 2013, 9:32 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Октябрь 19th, 2007, 7:07 pm
Сообщения: 459
Откуда: Казань
Любил Римус шик:).Однажды Римус в знак своего расположения подарил всем приглашенным на обед гостям ,подарил по дорогому автомобилю.По собственным подсчётам,Римус истратил на взятки 20 миллионов долларов;с его "помощью" коррупция стала нормой общественной жизни трех штатов:Огайо,Кентукки и Индианы

_________________
https://vk.com/worldofgangsta


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мафия других городов Америки
СообщениеДобавлено: Январь 12th, 2013, 1:08 am 
Не в сети
Mafioso
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Октябрь 28th, 2011, 6:18 pm
Сообщения: 334
Спиртзавод и аптеки - отличное сочетание во времена сухого закона.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мафия других городов Америки
СообщениеДобавлено: Январь 12th, 2013, 9:56 pm 
Не в сети
Passante
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Июнь 26th, 2012, 8:21 am
Сообщения: 43
Только в 20х веке, преступники меняли историю.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мафия других городов Америки
СообщениеДобавлено: Январь 14th, 2013, 5:09 pm 
Не в сети
Mafioso
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Октябрь 28th, 2011, 6:18 pm
Сообщения: 334
Не сказал бы. Итало-Американская мафия может и отошла на задний план, но чисто Итальянская до сих пор занимает одно из ведущих позиций.
В данный момент Русская мафия набирает обороты. Братский круг работает как комиссия Коза Ностры в США, только глобальнее. Братский Круг контролирует действия большинства крупных группировок - в разных странах мира.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мафия других городов Америки
СообщениеДобавлено: Февраль 26th, 2013, 4:19 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Август 9th, 2012, 7:49 pm
Сообщения: 508
Дэнни Хоган
Изображение
Дэнни "Щеголеватый" Хоган (ок. 1880 - 4 декабря 1928) был боссом ирландской мафии Сент-Пола, штат Миннесота во время сухого закона. Из-за его тесных связей с должностными лицами и коррумпированности Департамента полиции Сент-Пола, Хоган был в состоянии действовать в качестве посредника между ними и преступным миром, он контролировал пресловутую систему О'Коннор. Известный как "улыбающиеся Миротворец" местных чиновников и полиции, начальник полиции Сент-Пола Джон "Большой парень" О'Коннор, позволял преступникам и беглецам устраиватся на работу в городе, за небольшую взятку и обещание ни кого не убивать, похищать, и грабить в пределах города.

Прибытие в Сент-Пол

В 1909 году он проживал в Сент-Пол, и организовал там организованую преступную групу состояшую из ирландцев. Он был настолько тесно связан с политической машиной Сент-Пола. Федеральным департаментом юстиции предпринимались неоднократные попытки преследовать его, но они так и не смогли его посадить.

Хоган был описан Министерство юстиции, как "один из самых находчивых и проницательных преступников" в стране. Он выступал в качестве посредника О'Коннора и бандитов. Хогану принадлежал салон "Зеленый Фонарь" на улице Вабаша в Сент-Поле, который также был незаконным казино, и стал спикизи во время сухого закона. Хоган был вовлечен в планирование вооруженных ограблений в городах окружающих города побратимы, а также в отмывании денег и организации казино в Миннеаполисе и Сент-Поле.

Гангстерское убийство

4 декабря 1928 года, Дэн Хоган сел за руль своего купе Пейдж и включил зажигание. Бомба расположенная под машиной взорвалась и оторвала ему правую ногу. Он впал в кому в больнице и умер спустя девять часов после взрыва. Он получил похороны достойные эпохи Чикаго и был похоронен на кладбище Голгофа. Его вдова, Лейла Хоган, сказала: "Я хотела, что бы была справедливость. Что-бы Дэнни жил, он бы жил и с одной ногой я бы заботилась о нем.

Смерть Хогана была особенно примечательна тем, что это был один из первых случаев смерти от начиненного взрывчаткой автомобиля. Наиболее вероятным виновным в его убийстве были соперники из ирландской мафии.

Хотя убийство до сих пор считается нераскрытым, недавно рассекреченные архивы ФБР показывают, что, скорее всего, лицо, ответственное за убийство Хогана. Его андербосс Гарри Сойер, он был гангстер известный как "Гарри голландец".

По данным ФБР, Сойер считал, что Хоган обманул его с доходами казино. Кроме того, Сойер также возмущался тем, что Хоган не отдал $ 25.000 которые Сойер внес под залог, чтобы Хоган вышел из тюрьмы в 1924 году. Смерть Хогана ознаменовала конец целой эпохи в городах побратимах.


Последний раз редактировалось Nikita Апрель 11th, 2014, 11:30 am, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мафия других городов Америки
СообщениеДобавлено: Март 9th, 2013, 8:52 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Октябрь 19th, 2007, 7:07 pm
Сообщения: 459
Откуда: Казань
Ещё одна фотка Римуса
Изображение

_________________
https://vk.com/worldofgangsta


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB