mafiaclans.ru

Форум об итальянской мафии
Текущее время: Ноябрь 28th, 2020, 2:21 pm

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Либерталия
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 3:27 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Единственная в мире свободная республика или "государство-утопия"? А была ли она??


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 3:31 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
История Либерталии: 1ая точка зрения:

Нападение было совершено с той стороны, откуда его не ждали. Каждодневно готовые к отражению ударов с моря, колонисты нимало не заботились о защите с тыла, но именно отсюда, из глубины острова, туземцы и нанесли удар. В короткой беспощадной схватке большая часть колонистов погибла; уцелевшие спешно погрузились на корабли и вышли в море. Но и их судьба оказалась печальной: налетевший ураган погубил всех...

Так, согласно дошедшим до нас письменным источникам, закончила свое существование Либерталия - пиратская республика, располагавшаяся на севере Мадагаскара. Случилось это на рубеже XVII и XVIII столетий.

История пиратства изобилует многочисленными красочными эпизодами. «Джентльмены удачи» прославились буквально во всем. Им принадлежат примеры убийств и грабежей, которые поражают своей жестокостью и бесчеловечностью, но ими же вписаны блистательные страницы в книгу географических открытий, в дело познания тайн и загадок Земли. Но, пожалуй, наибольшего удивления вызывает история возникновения и жизни пиратской Страны Свободы, или Либерталии, чьи законы и установления предвосхитили призывы и лозунги как Великой французской революции, так и всех последующих. Например, одним из принципов, которым руководствовались «либеры» (так называли себя жители Либерталии), принцип, начертанный на знаменах восставшего Парижа лишь через сто лет: «Мы провозглашаем равенство всех людей без исключения». Но с чего же все началось?

Примерно в 1680 году судьба свела в Риме двух людей - французского морского офицера Миссона и монаха доминиканца Караччиоли. Двадцатипятилетний Миссон служил на французском военном корабле Виктуар, которым командовал его родственник Клод де Фурбен, а до этого закончил классическую гимназию в одном из городов Прованса и военную академию в Анже. Во время одного из плаваний, когда «Виктуар» стоял в Неаполитанском заливе, Миссон получил разрешение побывать в Риме, чтобы ознакомиться с его достопримечательностями. Там, как мы уже сказали, и произошла его встреча с Караччиоли. Монах был старше Миссона, богаче жизненным опытом, но главное — исповедовал оригинальное философское учение, согласно которому Бог, создав людей, в дальнейшем не вмешивается в их жизнь. Именно этим невмешательством, уверял Караччиоли, мы и обязаны тому, что деградировали в своем развитии, что вместо добра творим зло и нарушаем нравственные заповеди. Но людей можно исправить, и главным средством такого исправления, по словам Караччиоли, является отмена денег, ибо деньги — изобретение дьявола, и от них происходят все беды в человеческой жизни.

Миссон был всецело захвачен идеей своего нового друга, а тот, со своей стороны, так привязался к молодому неофиту, что решил больше не расставаться с ним. Сказано - сделано. Не теряя времени, Караччиоли покидает монастырь и нанимается матросом на «Виктуар». Несколько лет корабль плавает в Средиземном море, но в начале 1690 года из Парижа приходит приказ: перебазироваться в Атлантику для охраны французских морских коммуникаций.

И в Средиземном море, и на новом месте Миссон и Караччиоли старались увлечь своими идеями экипаж корабля и наконец добились своего - лишь офицеры не приняли учения новоявленных апостолов, в то время как вся матросская масса попала под их влияние. Не хватало, таким образом, одного - при случае избавиться от офицеров. Ждать долго не пришлось. В один из дней у берегов Мартиники «Виктуар» встретился с английским каперским кораблем. Хотя многочасовой бой и закончился победой французов, они понесли тяжелые потери. Из экипажа «Виктуара» в живых осталось около восьмидесяти человек, среди которых - ни одного офицера. Корабль, таким образом, оказался в руках Миссона, Караччиоли и их сообщников. Итак, свободны и владеют кораблем. Дорога к осуществлению сокровенных планов открыта. Миссон и Караччиоли сошлись на одном: отныне «Виктуар» станет маленькой плавучей республикой, которая на всех морях будет нести флаг свободы, равенства и братства. Вперед, к берегам новой жизни!

И тут надо сказать о том, почему Миссон и Караччиоли оказались на Мадагаскаре, почему там основали свою общину равноправных людей, а, скажем, не на той же Мартинике или на каком-либо другом острове Карибского моря. Ведь, казалось бы, именно там, где собирались отщепенцы со всего тогдашнего мира, зерна учения Миссона - Караччиоли могли дать обильные всходы.

Могли бы, но не дали. И дело не в том, что флибустьерские массы не захотели встать под новые знамена, нет. Против этого были их вожаки.

Конец XVII века - классический период жизнедеятельности так называемых королевских пиратов, то есть пиратов, состоящих на службе у самых могущественных монархов того времени. И король английский, и его католическое высочество король испанский, и король Франции — все они были в сговоре с виднейшими предводителями пиратской вольницы, все делили с ними огромные доходы от грабежа судов в море и захватов городов на берегу. Разве мог, к примеру, Генри Морган, этот некоронованный пиратский властитель, позволить своим подчиненным перекинуться на сторону какого-то Миссона? Свобода и равенство? Тысяча чертей! Зачем его ребятам эти ничего не значащие понятия? Они и так свободны - от всяких дурацких законов, написанных еще большими негодяями, чем они сами, и равны перед смертью, которая ожидает" их в любом бою. Золото - вот что им нужно. С набитым кошельком каждый ощущает себя свободным и равным если не королю, то, по крайней мере, ямайскому губернатору.

Словом, решено было покинуть Атлантику и перебазироваться в Индийский океан, где, по слухам, пиратские предводители не имели такой силы над своими людьми, как на Тортуге или Ямайке. Но Индийский океан - это в общем и целом; что же касается конечного пункта похода, то им должен был стать Мадагаскар.

Перед тем как распрощаться с Мартиникой, распределили роли. Общим голосованием командиром корабля был избран Миссон, помощником Караччиоли. В этом вопросе было полное единодушие, зато жаркие споры вызвал выбор флага. Нести по-прежнему французский не Миссон, ни Караччиоли не хотели, они вступали на новую, неизведанную дорогу, и здесь был нужен иной символ. Официальный флаг, развевающийся на гафеле «Виктуара», являлся символом монархии, его цвета не подходили под установления «либеров», поэтому после долгих дебатов на «Виктуаре» был поднят белый флаг с изображением женщины-свободы и с надписью: «За Бога и свободу».

Казалось бы, все разрешилось, однако очень скоро перед экипажем «Виктуара» встала проблема добывания припасов и продовольствия. Как ни крути, а ее можно было разрешить лишь одним путем - ограблением встречных судов. Что и делали, правда, с одной, весьма существенной поправкой к правилам ограбления, - брали только половину продовольствия и припасов. И вовсе не трогали грузов, чем приводили экипажи захваченных судов в полнейшее изумление.

Но вскоре правила игры потребовали значительной корректировки. В очередной беседе по поводу устройства свободной республики Караччиоли заявил, что его воззрения на смысл и существо денег переменились. По крайней мере, на ближайшее время. Деньги нужны. Без них невозможна организация республики, поскольку за все — за строительство поселка, за оплату труда рабочих и т. д.— придется расплачиваться звонкой монетой. А раз так, то отныне они должны отбирать деньги и драгоценности у пассажиров захваченных судов. Как видим, вступить на путь исправления было не так-то просто.

Из многих встреч в океане особо следует выделить одну, у берегов Западной Африки. Там «Виктуар» захватил голландский корабль, везший черных рабов. Это так возмутило Миссона и Караччиоли, что они, не сговариваясь, забыли о правилах, установленных ими же: голландское судно было выпотрошено подчистую. С невольников сбили колодки, которые были выброшены за борт, а бывших рабов объявили свободными и высадили на побережье Африки. Но не всех - одиннадцать африканцев изъявили желание пополнить собой ряды экипажа «Виктуара».

Этому примеру последовала и часть команды с захваченного «голландца», что вскоре привело к трениям. Голландские моряки, непривычные к порядкам на «Виктуаре», где давно уже было искоренено пьянство, потребовали рома, а когда им отказали попытались возмутить французских матросов. Лишь вмешательство Миссона, пригрозившего наказать голландцев палками, восстановило порядок.

У мыса Доброй Надежды «Виктуар» выдержал бой с двумя английскими кораблями. Один из них был захвачен, и Караччиоли стал его командиром. Этот бой имел важные последствия: пришлось изменить маршрут следования, чтобы высадить пленных англичан. Высаживать их на Мадагаскаре, куда практически не заходили европейские корабли, Миссон и Караччиоли не стали. Поэтому решили идти на Коморские острова, которые посещались европейцами и откуда пленным было легче вернуться на родину.

На Коморах в качестве основной базы был выбран остров Анжуан. Там Миссон и Караччиоли пробыли несколько месяцев, в течение которых случилось не мало важных событий. Во-первых, пришлось участвовать в войне - защищать королеву Анжуана от султана острова Мохели. Во-вторых, заключать мир с султаном. В-третьих, после мировой и Миссон, и Караччиоли, и многие из экипажей «Виктуара» и «Бижу» (так назвали захваченный у мыса Доброй Надежды корабль) женились. Миссон - на сестре королевы, Караччиоли - на дочери брата королевы, остальные - в зависимости от своего вкуса. И лишь после этого продолжили путь к Мадагаскару.

Но судьба ставила на пути все новые и новые преграды. В Мозамбикском проливе, уже неподалеку от цели, встретили шестидесятипушечный португальский корабль. Индийский океан в те времена был вотчиной Португалии, и потому разгорелся бой. Французы снова победили, но дорогой ценой — погибло три десятка матросов, Караччиоли лишился ноги. И все же они достигли Мадагаскара: в 1694 году «Виктуар» и «Бижу» встали на якорь в бухте Диего-Суарес.

Скалистые берега бухты как нельзя лучше отвечали требованиям защиты, поэтому здесь и решили строить поселение. Возводили его сто с лишним человек с «Виктуара» и «Бижу», а также четыреста жителей Анжуана, которых королева острова послала в помощь Миссону. Через несколько месяцев совместными усилиями построили жило-поселок, склады и пакгаузы, оборонительные форты и даже док, где впоследствии строились и ремонтировались корабли. Назвали поселение Либерталией, Страной Свободы.

Сто с небольшим человек постоянных жителей анжуанцы через четыре месяца вернулись домой) - слишком мало для того, чтобы заниматься полезным трудом, ходить в море и защищать республику, поэтому Миссон разослал письма к пиратам на все моря с призывом присоединиться к республиканцам и совместно строить новую жизнь.

Первыми на призыв откликнулись мадагаскарские пираты, базировавшиеся на юге острова, за ними к Миссону пришла часть моряков с корабля знаменитого капитана Кидда, а затем прибыл не менее известный карибский пират Томас Тью. Желая доказать, что его решение не имеет обратного действия, Тью передал в собственность, республики свой шлюп.

Впоследствии этот корабль очень пригодился «либерам». На нем Тью по поручению Миссона охотился на обоих океанах - Индийском и Атлантическом - за невольничьими судами, брал их на абордаж и освобождал рабов. Часть из них не всегда возвращалась на родину, а просила своих избавителей принять их в свои ряды. Число жителей Либерталии, таким образом, неуклонно возрастало, и, когда наступил час испытаний, в общине Миссона и Караччиоли насчитывалось не менее восьмисот человек.

И час испытаний пробил. Португалия, до которой дошли слухи о Либерталии, не могла смириться, с тем, что кто-то посягает на ее владения. К Мадагаскару была послана эскадра из пяти кораблей с одной-единственной целью - уничтожить Либерталию, дабы другим неповадно было селиться в чужих землях.

Эскадра осадила поселение. Казалось, артиллерия кораблей и десант не оставят камня на камне, однако осажденные выстояли. Форты вели прицельный огонь по нападавшим, а Миссон со всем своим флотом вышел в море и напал на португальскую эскадру. Разгорелся жаркий бой, и неизвестно, чем бы все кончилось, если бы на помощь Миссону не подоспели пираты из бухты Святого Августина. Под натиском двойных сил португальцы отступили, неся большие потери.

Как часто бывает, победа принесла с собой чувство опьянения, эйфории, а оно, в свою очередь, раздуло страсти, которые никогда не угасали в душах давних соперников — англичан и французов. Находясь во время боев по одну сторону укреплений после победы завели долгий спор о том чьи заслуги в разгроме португальцев весомее. Голос разума был утерян, спорящие взялись за оружие. В практике пиратов подобные разборки были обычным делом, но Миссон и Караччиоли не могли допустить, чтобы в Либерталии действовали старые обычаи и правила. Требовалось выработать новые законы, обязательные к исполнению каждым членом созданного братства. Этим и занялись незамедлительно отцы-основатели Либерталии, пригласив к себе в помощь Томаса Тью.

Первое, что решил триумвират, - составить свод законов, то есть конституцию, и утвердить ее. Для этого от каждого десятка общинников выбирался депутат, из коих должен был состоять парламент Либерталии. Он разместился в специально построенном для него доме, и первую официальную речь на «сессии» произнес Караччиоли. Смысл ее сводился к тому, что только крепкая централизованная власть способна поддерживать должный порядок в Либерталии, и Караччиоли предложил создать орган исполнительной власти - постоянный совет. Его главой избрали Миссона, присвоив ему титул сохранителя конституции. Сам Караччиоли получил должность статс-секретаря, а Томас Тью стал адмиралом либерталийского флота.

Согласно конституции все жители Либерталии независимо от цвета кожи, прошлых дел и заслуг объявлялись равными в правах. Отменялась частная собственность -взамен ее учреждалась общая казна, откуда брались средства для удовлетворения потребностей всех граждан республики. Запрещалось употребление бранных слов, азартные игры раз и навсегда оставались за рамками закона. Труд считался обязанностью каждого гражданина.

Таковы были основные положения либерталийской конституции. Как видим, они очень походили на те, которые известны нам по средневековым утопиям, таким например, как «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы.

Когда заботы обустройства отошли на задний план, Миссон занялся расширением границ республики и установлением связей с пиратами, живущими в других частях острова, и с местными племенами. Туземцам были обесчаны помощь и защита от нападений извне, а к пиратам"? направили на «Виктуаре» посла - Томаса Тью. Сам Миссон на «Бижу» ушел в океан на свободную охоту - надо было пополнить общую казну. В Либерталии таким образом, остался один Караччиоли.

Дальнейшие события развернулись самым неожидан-ным и трагическим образом.

Во-первых, не удалось договориться о взаимодейст-вии с пиратами восточного побережья. Ими верховодил в то время англичанин Джон Эйвери, а он, по давней традиции, не хотел усиления французского влияния на Мадагаскаре.

Во-вторых, пока Томас Тью вел переговоры, начался сильнейший шторм. «Виктуар», стоявший на внешнем рей-де, был сорван с якоря и брошен на прибрежные рифы. Корабль, долгое время служивший верой и правдой Миссону и его сподвижникам, погиб вместе с экипажем. В живых остались лишь Тью да несколько человек, сопро-вождавших его в разъездах по острову.

В-третьих - и это было роковым моментом всей исто-рии, - в одночасье погибла Либерталия. Мальгашские пле-мена, жившие в глубине Мадагаскара, ничем не связанные с либерами, воспользовались уходом Миссона из посе-ления и напали на него. Одноногий Караччиоли возгла-вил оборону, но силы были неравны. Караччиоли погиб в бою, а с ним погибли и почти все жители Либерталии, в том числе и жена Миссона.

Позднейшие исследователи, разбирая этот эпизод, вы-двинули версию, что нападение могло быть организовано Джоном Эйвери, которому конкуренция со стороны Миссона и его «либеров» была абсолютно ни к чему. Подтверждений этому нет, но в качестве рабочей гипотезы эту мысль принять можно.

Остается лишь сказать о судьбе Миссона и Томаса Тью. Они встретились на развалинах Либерталии и отдали последние почести погибшим, после чего Тью предложил Миссону вернуться в Атлантику, на острова Карибского моря, но Миссон не принял предложения. Его неудержимо потянуло на родину, во Францию, и на вновь построенном шлюпе («Вижу», как и «Виктуар», погиб в тот достопамят-ный шторм) с командой из пятнадцати человек он на-правился к мысу Доброй Надежды. Но перед этим, во время прощания с Тъю, Миссон передал одному из его людей, французу по происхождению, рукопись о всех со-бытиях, связанных с Либерталией, которую он вел на протяжении всех этих лет. Из нее-то потомки и узнали о существовании свободной пиратской страны. Миссон не добрался до Франции его шлюп погиб во время бури у мыса Игольный. Тью не долго пробыл в Атлантике и вернулся в Индийский океан и погиб во время абордажа в Красном море.
_________________
Сложно назвать источник - скорее всего это книга В. Можейко (Кира Булычева) "Пираты, Корсары, Рейдеры".

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 3:34 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Экономика Либерталии
Частная собственность была ими отменена, все были равны независимо от расы. Казна, состоящая из разных товаров, была общей. Товары делились между гражданами, причем европейцы не имели преимуществ перед африканцами и малагасийцами. Из нее выдавалась пенсия нетрудоспособным и старикам. Труд считался обязанностью каждого гражданина, никакого особого вознаграждения не полагалось. Это был ежедневный труд, казалось бы, неприемлемый для пиратов, как и добровольное подчинение дисциплине коммуны. Деньги внутри республики не имели хождения. Казну пополняли за счет пиратства. Однако грабя корабли, либери брали только ценные товары и товары первой необходимости, экапаж с кораблём как правило отпускали.

По сути, экономику Либерталии можно назвать первым опытом коммунизма, своего рода "социальный эксперимент".

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 3:37 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Политическое устройство
Все руководители Либерталии избирались сроком на три года. Это прежде всего члены совета республики: Во главе его стоял Миссон, французский дворянин родом из Прованса. Был в республике и государственный секретарь. На этот пост избрали итальянца Караксиоли (или Караччоли), в прошлом - монаха-доминиканца. Караксиоли был автором конституции и главным идеологом республики.
Законы республики принимались на совете, состоящим из представителей (1 представитель от группы из 10 человек), так же была принята и конституция Либерталии.

Внутренняя политика
Провозглашалось общее равенство, вне зависимости от пола, нации и сословного статуса. Миссоновские пираты освобождали африканских рабов, даруя им право влиться в команду или высадиться на берег. Это было вполне в духе пиратов, состоявших и из бывших дворян, нищих, авантюристов и из людей всех мореходных национальностей и беглых рабов. Женщин, в отличии от принятых суеверий, свободно допускали на корабли.
За оскорбление африканца, за ругань и пьянство публично наказывали палками (т.н. "баттонаж").

Внешняя политика
Как раз она и погубила молодую и быстро развивающуюся республику. Мир погубил Либерталию за то, что она опередила своё время.
Либеры всегда готовились к нападению с моря, нападению флотов Европы, и мало уделяли внимания безопасности со стороны суши. Дружелюбность по отношению к местным племенам, с которыми пираты торговали (в том числе и оружием), попытка объединиться с местными пиратами на другом конце острова (капитан Джон Эйвери, пиратский "король Мадагаскара" счёл это посягательсвом на свою власть и отверг любые переговоры) и отсутствие укреплений в глубине острова привели к краху.

Конец Либертарии
Нападение было совершено ночью, с двух сторон. Нападающими были туземцы, вероятно подстрекаемые Джоном Эйвери, они разграбили и уничтожили колонию. Остались в живых лишь те, кто успел добежать до шлюпов. На двух шлюпах спаслись сорок пять человек. Единственным оставшимся документом, является манукрипт Миссона, переписаный и опубликованый капитаном Чарльзом Джонсоном в своём труде "Всеобщая история грабежей и смертоубийств, учиненных самыми знаменитыми пиратами, а также их нравы, их порядки, их вожаки с самого начала пиратства и их появления на острове Провидения до сих времен".

(C)Wikipedia

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 3:43 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Либерталия история: 2ая точка зрения
В 1724 году в Англии, в Лондоне вышел первый том труда некоего Чарльза Джонсона (Charles Johnson) под названием "Всеобщая история грабежей и смертоубийств, учиненных самыми знаменитыми пиратами, а также их нравы, их порядки, их вожаки с самого начала пиратства и их появления на острове Провидения до сих времен". Второй том сего труда вышел там же четырьмя годами позже.

Среди прочих занимательных и поучительных рассказов (ибо Джонсон всякий рассказ заканчивал поучением либо моралью) оказалась и история "Рукопись капитана Миссона" о двух пиратах - Миссоне и его лейтенанте Караччиоли, основавших пиратскую колонию на Мадагаскаре.

Миссон и Караччиоли были, пожалуй одними из первых (и уж точно наиболее известными среди них) "пиратами-философами", абсолютно не похожие на других, про которых можно сказать, что "они вознесли пиратство на высоту идеала".

Первый из них, настоящее имя которого неизвестно, был из Прованса, из семьи Форбен. Сев на корабль "Виктория" в качестве помощника лоцмана, он в 1690 году познакомился в Риме с доминиканским священником, "либералом", как говорили в то время, то есть революционером и "распутником", - Караччиоли. Умные речи монаха произвели впечатление на молодого человека, а запах моря, исходивший от юноши, оказал такое сильное влияние на святого отца, что он сбросил с себя рясу и последовал за Миссоном на борт корабля.

Но дьявол был начеку: их корабль подвергся нападению со стороны двух берберских пиратских судов, что позволило нашим героям проявить большое мужество в абордажной схватке. Это мужское занятие так понравилось Миссону, что пока его корабль приводился в порядок, он нанялся на корсарское судно, на борту которого участвовал в захвате "Майского цветка", после чего он вернулся на "Викторию" к своему другу. Курс был взят на Антильские острова, друзья продолжали осваивать морское и военное ремесло, а также много разговаривали. Для Караччиоли, прежде всего энциклопедиста и знатока литературы, Бог отрицал королей, священников, неравенство, страх смерти и, особенно, дисциплину. Он не восклицал "Анархия- мать порядка!" только лишь оттого, что это выражение еще не появилось в то время. Что же касается Миссона, то он мечтал о "жизни, полной одних приключений".

Вскоре, после драки с берберскими пиратами, "Виктория" была атакованная английским кораблем. Бой оказался тяжелым и кровопролитным: "Виктория" потеряла значительную часть своего экипажа и всех офицеров, и удача уже, было, склонялась к англичанам. Но, так уж оказалось, что на английском корабле было начертано "Не судьба" и удачно пущенное ядро угодило в его крюйт-камеру от чего корабль взлетел на воздух, не оставив в живых ни одной души. И остался на море один потрепанный корабль, лишившийся всех командиров. Опыт показывает, что такая ситуация сразу приводит к анархии, а дальнейшие события опровергают наивные тезисы анархистов о чистой свободе.

Караччиоли заявил членам экипажа, что те, кто хотят вести вместе с ним "свободную жизнь", пусть остаются на корабле, другие будут высажены. Все остались. Миссон, как наиболее знающий морское дело, стал капитаном корабля, а монах - его лейтенантом.

И здесь начинается история, очень похожая на историю будущей Французской революции: во имя гуманных идей люди вынуждены применять силу, и эта сила не знает границ.

На корабле были установлены законы для экипажа, очень напоминающие законы флибустьеров. Оставалось лишь выбрать флаг. Один простой матрос, баск по национальности, который хорошо знал, что "свободная жизнь" в море, отрицающая подчинение законам, невозможна без грабежей, предложил использовать черный флаг с черепом и скрещенными костями, который английские пираты уже некоторое время не поднимали на своих мачтах.

"Ужасно! - вскричал расстрига. - Мы не пираты, мы честные люди, решившие вести свободную жизнь, которую Бог и Природа дали нам; пираты ведут распутную жизнь, мы должны презирать их цвета и символы". Он предложил в свою очередь... белый флаг (который еще не был обязательным для французских кораблей) с изображением "фигуры Свободы" и девизом: "A Deo, a Libertate", то есть "за Бога, за свободу".

Во имя свободы они нападали. Первый захваченный корабль оказался пустым, анархисты обнаружили на нем только бочонки с ромом. Они не стали грабить корабль, не забрали себе вещи и сундуки; они отпустили его плыть дальше, заставив поклясться всех, кто были на его борту, что те ничего никому не расскажут (какая наивность!) в ближайшие шесть месяцев.

Но это было единственное "чистое" приключение "поборников свободы", так как во время уже второй встречи пришлось драться и напавший корабль противника пошел ко дну. Третий встретившийся им корабль вез драгоценные ткани, которые были прекрасным образом захвачены и проданы в Картахене. И так далее.

Более благородным выглядело поведение Миссона по отношению к черным рабам, поведение абсолютно новое и удивительное для той эпохи. Обнаружив первый раз подобный груз на борту захваченного голландского судна, он воспротивился обычной практике перепродажи рабов:

"Это невозможно, - обратился он к экипажу, - чтобы продажа людей, по облику таких же, как мы, считалась позволительной в глазах Божьего Суда. Так как ни один человек не может посягнуть на свободу другого человека... Мы не можем сбросить с себя ярмо ненавистного рабства и гарантировать себе свободу, заключая в рабство других. Без сомнения, эти люди отличаются от европейцев цветом кожи, обычаями и религиозными ритуалами, но они, тем не менее, являются такими же человеческими созданиями всемогущего Бога и наделены разумом. Таким образом, я желаю, чтобы к ним отнеслись, как к свободным людям, и чтобы они занялись различной работой на корабле и смогли в скором времени выучить наш язык. Они будут отдавать себе отчет в обязательствах перед нами и станут с возрастающим умением и усердием защищать ту свободу, которой они обязаны нашей справедливости и гуманности".
Сказав так, Миссон освободил негров; часть их, так же как некоторые голландцы, захотела остаться на борту его корабля, что привело к созданию довольно необычного экипажа, особенно если считать, что к тому времени он состоял в основном из англичан (в то время закоренелых работорговцев). Миссону удалось сплотить таких разных людей в одну команду (меня это не удивляет: равенство рас, невозможное тогда на суше, было частым явлением в море). Особого труда составило препятствовать кому-нибудь вершить самосуд на борту; успех в таком трудном деле воистину приводит в восхищение, когда думаешь о полном невежестве и дикарской простоте матросов той эпохи.

Два корабля - (трофейный английский тридцатидвухпушечный корабль был отдан под командование Караччиоли)- обогнули мыс Бурь и достигли Мадагаскара, а затем Коморских островов.

Здесь разыгрались события, еще раз предвосхитившие учение Руссо: братанье с добрыми дикарями, или, вернее, с дикарками, так как Миссон женился на сестре королевы Анжуана, а Караччиоли - на принцессе. Правда, королеве за невест был внесен "свадебный оброк" в виде 30 ружей, 30 пистолетов, пороха и пуль, что увеличило королевский арсенал местного племени более чем в десять раз! Дикари народ простой и предприимчивый. Получив такое явное превосходство над прочими дикарями, они не долго думая напали на своих соседей на острове Мохели.

Данная история была бы совершенно обычной, если бы Миссон не продемонстрировал снова удивительное благородство: пленники были отпущены обратно к их домашним очагам. Гуманизм? Джонсон предполагает, что Миссон хотел таким образом утвердить свое могущество в этих местах, сыграв классическую игру маятника между суверенными правителями архипелага.

Миссона довольно быстро утомила такая жизнь, особенно, то обстоятельство, что здесь женщины играли немного более значительные роли в жизни островов, чем мужчины. Скажем так: неявно выраженный матриархат. Так или иначе, он решил снова отправиться в экспедицию. Но когда корабль был готов к отплытию, молодые жены решительно отказались сойти с его палубы, куда мужья имели неосторожность их пригласить для последнего осмотра. Препирательства ни к чему не привели и женщины оказались участницами (в роли зрителей) боя против португальского "торговца скоропостижной смертью", вооруженного 60-ю пушками(!) и везущего на своем борту небольшой груз золотого песка стоимостью в 6 миллионов ливров! Караччиоли потерял в этом бою ногу.

Но все это было не в счет. Друзья намеривались создать прекрасную республику. Для этой цели была выбрана широкая бухта Диего-Суареш, одно из лучших мест на Мадагаскаре. Здесь они обосновались со своими сподвижниками, представлявшими собой странное сборище людей, состоящее из французских, английских и португальских пиратов вместе с итальянским монахом, а также малагасийцев, освобожденных черных рабов, жителей Коморских островов, христиан (если можно их так назвать), мусульман, язычников. В одной французской песне есть такие слова: "И все они были добрейшими французами"; по аналогии можно сказать, что такой была Либерталия, где все жили, как братья, отвергая любое насилие (разумеется, это не касалось кораблей, которые они продолжали грабить). Миссон не был ни королем, ни президентом этой удивительной республики, а выбранным на три года "Его высоким превосходительством, блюстителем законов, которому было поручено награждать за смелые и добродетельные поступки и наказывать пороки в соответствии с законами, которые будут установлены" (это неслыханно! они опередили историю почти на сто лет).

Англичанин Тью стал адмиралом республики; Караччиоли - председателем государственного совета, включившего в себя "наиболее способных людей, не взирая на их национальность и цвет кожи", который должен был разрабатывать законы. Законы? В анархическом государстве? Безусловно: "Без законов самые слабые граждане будут всегда угнетаться, а это может привести к беспорядкам". Боссюэ при дворе Великого короля "божественного происхождения" выражал свои мысли именно так.

Все так же опережая свое время на сто лет, было положено начало традиции: законы, которых насчитывалось большое количество (что тоже характерно только для следующего столетия), печатались, так как удалось собрать для этого все необходимые материалы, шрифты и пресс и найти человека, умеющего всем этим пользоваться. Царство бумаги у пиратов!
Так как пираты составляли основную часть жителей Либерталии, то их морские экспедиции являлись основным источником средств существования республики, и было вполне разумно сформировать что-то вроде кордона вдоль берега с целью добычи продовольствия и других необходимых вещей. Поле их деятельности было широко: торговые суда, корсарские корабли, напичканные отобранными у других богатствами, даже пакетботы - один как-то раз вез на своем борту 1600 пассажиров, которых они отпустили, кроме молодых девушек в возрасте от двенадцати до восемнадцати лет, так как им было необходимо думать о дальнейшем росте населения республики (конечно, девушки были увезены во имя свободы); даже одна эскадра из пяти португальских кораблей, брошенных против пиратского гнезда, была ими быстро разбита и захвачена.

Либерталия считала себя владычицей мира. "Империи" были бессильны против нее. Так им стало мниться. Но забыли они, либо не знали одну истину: рука дающая имеет обыкновение быть отрубленной. Подкупали они аборигенов, задаривали, и те вполне логично сообразили, что раз им дарят так много, значит у дарящего есть что дарить. А раз так, то почему бы не отобрать это все разом? С помощью тех самых ружей и пистолетов, что им подарили. И "добрые дикари" напали со всех сторон на колонию, первый принцип которой был предоставить им равенство с другими людьми. Они ее захватили по-пиратски, бандитским способом.

Это был тяжелый удар. Разбушевавшееся море поглотило Миссона. К счастью, он доверил английскому пирату Тью рукопись, написанную, без сомнения, им самим: она вся была испещрена словами, а слова, как устрицы среди камней, всегда ищут бумагу, чтобы на ней закрепиться. Джонсон нашел это неразборчивое сочинение в сундуке одного из своих товарищей в Ла-Рошели; и большое количество доказанных фактов показывает, что эта история не выдумана.

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 3:46 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Подтверждение реальности??
Не было ли каких сношений у главарей Либерталии с другими государствами? Оказывается, главари "выдуманной" страны умудрились сойти с пожухлых страниц книги Джонсона и дважды(!) получить аудиенцию шведского короля Карла XII: первый раз в 1713 году и повторно - в 1718 году. Оба раза королю предлагалось взять Либерталию под шведскую юрисдикцию. Оказывается, далеко не все было известно и Джонсону! Далеко не все!

Карл весьма радушно принял пиратов (надо напомнить, что в то время в Европе бушевала Северная война и Швеция ее явно проигрывала), и 24 июня 1718 года выдал пиратам охранное письмо, в котором новый глава Либерталии Каспар Морган объявлялся наместником шведской короны. Кроме того, были назначены главные лица администрации колонии, а также оговорены главные принципы управления новоприобретенной колонией Швеции.

Но вскоре Швеция потерпела поражение в войне, у нее не оказалось ни сил, ни средств для поддержания Либерталии. Смерть короля Карла XII окончательно похоронила это предприятие. Через три года, в 1721 году, Швецией была предпринята последняя попытка продолжить начатое покойным королем дело, но дальше пустых разговоров дело не продвинулось.


Российский император Петр I
Тем не менее, вся эта "мышиная возня" дошла до ушей нашего государя Петра Первого. В том же 1721 году, по заключении Ништадтского мира, положившего конец Северной войне, на русскую службу был приглашен на должность шаутбенахта (вице-адмирала) Даниэль Якоб Вильстер. Принимая во внимание, что Швеция оставалась основным конкурентом крепнущей России, царь проявил к Либерталии большой интерес.

Вильстер подтвердил, что Карл действительно вел секретные переговоры с пиратами из Либерталии. Пользуясь временной неспособностью Швеции к каким-либо активным шагам в деле дальнейшей колонизации Либерталии, Петр решил опередить шведов. Осенью 1723 года началась подготовка экспедиции к Либерталии. В дальний поход снарядили два тридцатидвухпушечных фрегата голландской постройки - "Амстердам Галей" с капитаном Данило Мясном и "Де Крон де Ливде" с капитаном Джеймсом Лоренсом, укомплектованные "лучшими людьми". Подготовка проходила в глубочайшей тайне - о ней знал очень ограниченный круг лиц (Петр, не доверяя Вильстеру, держал его под жесточайшим надзором).

Маленькой эскадре было предписано избегать по пути следования всех иностранных портов, был разработан специальный маршрут (из Северного моря корабли должны были выйти в Атлантику не через Ла-Манш, а обогнуть Великобританию с севера). Корабли были замаскированы под торговые суда, тщательно скрывалась принадлежность к русскому флоту; заблаговременно были припасены английский и португальский флаги.

Вильстеру вменялось в обязанность вручить главе "пиратской республики" специальную грамоту, которую я привожу здесь с небольшим сокращением:

Грамота королю Мадагаскарскому

9 ноября 1723 г.

Божиею милостию мы Петр Первый Император и самодержец всероссийский...[и проч.]

Высокопочтенному королю и владетелю славного острова Мадагаскарского наше поздравление. Понеже мы заблагоразсудили для некоторых дел отправить к вам нашего вице-адмирала Вилстера с несколькими офицерами, того ради вас просим дабы оных склонно к себе допустить, свободное пребывание дать и в том, что они имянем нашим вам предлагать будут, полную и совершенную веру дать, и с таким склонным ответом их к нам паки опустить изволили, каковаго мы от вас уповаем и пребываем вашим приятелем.
Любопытно, что Петр полагал, что Либерталия управляется монархом! Действительное положение дел на острове явилось бы для него, пожалуй, шоком.

Налаживание контактов с "пиратской республикой" не являлось все-таки главным в предпринимаемой экспедиции. В инструкции Петр специально оговаривал следующий пункт: "...явитесь там Великому Моголу и всякими мерами старайтесь его склонить, чтоб с Россиею позволил производить коммерцию, и иметь с ним договор, которые товары потребны в Россию, также и какие в его областях товары из России надобны суть...". Здесь речь идет о династии правителей в Индии Великих Моголов, правивших в период с 1526 по 1858 года.

По своему обыкновению Петр глядел много шире современных ему европейских монархов. Либерталию он видел не как кусочек России, но как военно-торговую базу (если можно так выразиться) постоянного присутствирусских в Индийском океане и проникновения России на восток морским путем. - опираясь на Мадагаскар как на опорную базу, установить торговые связи с Индией. Сейчас очевидно, что проект был мертворожденным: к 1723 году Либерталия уже перестала существовать.

Тем не менее, в век отсутствия радио, в Европе еще не было известно о гибели колонии. Поэтому экспедиция все же состоялась.

На рассвете 21 декабря оба фрегата вышли из Рогервика. Корабли для плавания портовыми властями Ревеля и Рогервика были подготовлены как нельзя хуже, хотя были построены совсем недавно: в 1719 году. И, разумеется, первый же шторм оказался для экспедиции последним: "Амстердам Галей" получил серьезные повреждения, едва не затонул, и в самом плачевном состоянии фрегаты вернулись обратно. Позднее Вильстер написал Петру: "трудно поверить, что морской человек оные отправлял".

Взамен решили послать другие суда - "Принц Евгений" и "Крюссер", но уже в феврале 1724 года Вильстеру пришло письмо от Петра, в котором "его императорское величество указал намеренную вашу экспедицию удержать до другаго благополучнаго времени".

Почему Петр отменил экспедицию? Однозначного ответа на этот вопрос пока не найдено. Существует несколько гипотез. Возможно, Петр не захотел вести Россию, только что закончившую кровопролитную войну, на конфликт с европейскими монархиями из-за союза с пиратами.

Однако, Петр не сразу сдался. В течение 1724 года он несколько раз возвращялся к похода, а 24 марта того же года он назначил полную готовность "Амстердам Галея" и "Де Крон де Ливде". 9 декабря 1724 года выходит последний приказ Петра о мадагаскарской экспедиции, а чуть менее двух месяцев, 28 января 1725 года, великий император скончался. К идее союза с Либерталией более не возвращались.

Мне кажется, слишком много оставила Либерталия следов в истории помимо Джонсона, чтобы ее можно было так голословно списать со счета, как это делает американский шарлатан Джон Мур. А впрочем, пусть каждый решает сам...

_________________________
http://pirates.vif2.ru/libertalia.html

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 28th, 2008, 4:56 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Картины

"Вариация" на тему: "Какой должна быть эта страна".

Изображение

Падение Либерталии:

Изображение

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB