mafiaclans.ru

Форум об итальянской мафии
Текущее время: Ноябрь 28th, 2020, 3:24 pm

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 36 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Пираты Америки
СообщениеДобавлено: Ноябрь 6th, 2007, 11:16 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
В этой теме мы будем делиться информацией об известных и не очень пиратах и капитанах 17-18 веков.

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 6th, 2007, 11:22 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Ну а начать пожалуй стоит с самого известного пирата Генри Моргана.

Изображение
Генри Морган (1635?-1688), английский мореплаватель, "пиратский адмирал", известный под кличкой "Жестокий", позже вице-губернатор на острове Ямайка, активно проводивший английскую колониальную политику.

Он родился в Англии в семье землевладельца. Но, не имея склонности к продолжению дела отца, Генри нанялся юнгой на корабль, идущий на остров Барбадос. По прибытии корабля его продали в рабство (кстати, это была достаточно распространенная практика).


Отслужив свой срок, Морган получил свободу и перебрался на Ямайку, где пристал к пиратской шайке. Энергичный и прижимистый, он за три-четыре похода накопил небольшой капитал и на паях с несколькими товарищами купил корабль. Морган был выбран капитаном, и первый же самостоятельный поход к берегам Испанской Америки принес ему славу удачливого предводителя, после чего к нему стали примыкать другие пиратские корабли. Это позволило перейти от грабежа одиночных кораблей в море на более прибыльные операции по захвату городов, что давало значительное увеличение добытых сокровищ.


Собрав флотилию из двенадцати кораблей с командой из англичан и французов общей численностью до семисот человек, готовых на все, Морган напал на город Эль-Пуэрто-дель-Принсипе на острове Куба и, несмотря на отчаянное сопротивление испанцев, хорошо знакомых с нравами пиратов, захватил его. Пираты разграбили город и, кроме того, взяли выкуп - пятьсот голов скота.

После нескольких удачных налетов на мелкие города, но давших небольшой доход пиратской братии, Морган решил овладеть крупным богатым городом Маракайбо. Дальнейшее развитие событий легло в основу одной из глав книги Рафаэлем Сабатини "Одиссея капитана Блада". Предупрежденное перебежчиком население заблаговременно покинуло город и унесло и спрятало все имущество и ценности. Захватив город, пираты немедленно отправились в окрестные леса в поисках добычи и жителей, понимая, что далеко от города они уйти не смогли. Они захватили в плен горожан и всех их подвергли ужасным пыткам, добиваясь сведений о спрятанных ценностях. Одних просто истязали и били; другим устраивали пытки св.Андрея, то есть загоняли горящие фитили между пальцев рук и ног; третьим завязывали веревку вокруг шеи так, что глаза у них вылезали на лоб и становились "словно куриные яйца"; четвертым совали ноги в костер, предварительно смазав их салом, так что люди сразу вспыхивали; пятых подвешивали за половые органы и многократно шпиговали саблями и т.д.


Проведя в Гибралтаре пять недель, пираты решили покинуть город, но оказалось, что у выхода из лагуны в море их поджидают три испанских военных корабля, а крепость Маракайбо укреплена и имеет хорошо вооруженный гарнизон.

Чтобы прорваться, пираты пошли на хитрость - они выпустили брандер, который сцепился с кораблем командующего эскадрой и взорвался, уничтожив испанский корабль. Увидев это, капитан второго судна помчался под прикрытие форта и наскочил на мель, а третье пираты взяли на абордаж. После этого Морган создал видимость атаки форта с суши, заставив испанцев перетащить пушки с береговой линии, а ночью приказал поднять якоря и с попутным отливом проскользнул мимо форта почти без потерь.


Быстро промотали пираты награбленное добро, и, убедившись в этом, Морган решил организовать новый поход. 18 января 1671 году он выступил на Панаму. У Моргана было тридцать пять кораблей и тридцать два каноэ, в которых находилось тысяча двести человек. Они на сей раз не взяли с собой никаких продовольственных припасов, надеясь добыть их в пути. Высадив часть пиратов на берег, Морган повел планомерное наступление одновременно с моря и суши. На десятый день они подошли к Панаме и ринулись на штурм города. Бой был жестокий, и пираты понесли в нем большие потери, но, несмотря на это, к вечеру овладели городом, истребив всех сопротивляющихся. По приказу Моргана пираты подожгли разграбленный город, а так как большинство из двух тысяч домов были деревянными, Панама превратилась в кучу золы.

Морган снова разделил пиратов на две группы, из которых одна отправилась в окрестные леса вылавливать жителей города, а другая на кораблях и каноэ вышла в море на перехват судов, идущих к Панаме с грузом.

Обе группы рьяно взялись за дело, и за несколько дней было захвачено в лесах несколько сотен пленных разного пола, состояния и возраста, а также взято на абордаж много судов с золотом, серебром, съестными припасами и разными товарами.

Пробыв в Панаме три недели и добросовестно разграбив все, что было возможно, на воде и на суше, Морган 24 февраля 1671 года вышел из города со своим войском, ведя за собой пятьдесят мулов, груженных серебром, и много пленных для продажи в рабство.


Все исторические хроники рассказывают, что Морган, живший в Панаме во время ее грабежа в губернаторском дворце, конечно, не лишал себя женского общества. Но одна из самых красивых женщин города (имени ее никто не называет), которую он держал пленницей во дворце, его отвергла. Ни обещания, ни угрозы на нее не действовали, и все с удивлением наблюдали небывалое для тех времен зрелище, что он не решался взять ее силой. А на обратном пути к Чагресу Морган вернул ей свободу без какого бы то ни было вознаграждения и даже дал ей охрану, чтобы проводить испанку домой. В мрачной эпохе флибустьеров этот рыцарский поступок кажется ярким романтическим цветком.

Вскоре по возвращении на Ямайку Морган был арестован (за время его похода Англия и Испания заключили мирный договор) и вместе с отозванным губернатором Томасом Модифордом, активно содействовавшим его грабительским походам, отправлен в Англию. Все думали, что королевский суд за все прегрешения вздернет пирата на виселицу, но двор не смог забыть оказанных им услуг.

Выпущенный под честное слово на свободу, Морган проводит три года в английской столице, где становится местной достопримечательностью и пользуется огромным успехом как у мужчин, так и у женщин. После инсценировки судебного процесса было вынесено решение: "Виновность не доказана". Морган был отправлен обратно на Ямайку на должности вице-губернатора и главнокомандующего ее военно-морскими силами.

На этом высоком посту, став к тому же и "главой Судебного ведомства", бывший пират превратился в добросовестного преследователя флибустьеров, своих прежних друзей и собутыльников. В пятьдесят лет он был уже очень болезненный толстобрюхий старик, страдающий туберкулезом и циррозом печени из-за постоянных и неумеренных возлияний. Умер вице-губернатор в 1688 году и был торжественно, с подобающими его сану церемониями, похоронен в Порт-Ройяле в церкви св. Екатерины.

Однако и после смерти его тело не обрело покоя. Спустя четыре года произошло сильное землетрясение. Огромные волны захлестнули город, разрушили и уничтожили кладбище и много зданий. Останки одного из самых знаменитых английскихо флибустьеров были смыты в море.

Деятельность Моргана потрясающе интересно описана в книге "Пираты Америки" А.О.Эксквемелин.

Статья с сайта "Веселый Роджер"

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Последний раз редактировалось Gangster Sam Ноябрь 6th, 2007, 11:32 pm, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 6th, 2007, 11:25 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Портрет Генри Моргана на фоне пылающей Панамы. 1671 год.
Изображение

Бой у Маракайбо
Изображение

Порт Ройял сегодня (пунктиром отмечена затопленная часть города)
Изображение

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 6th, 2007, 11:32 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Вильям Кидд

Изображение
Он родился в Англии предположительно в 1645 году.
В мае 1696 года в карательную экспедицию против тихоокеанских пиратов и каперскую - против французов был послан капитан Вильям Кидд.

Его корабль "Adventure" ("Адвенче" - приключение) был снаряжен лордом Белламонтом (генерал-губернатор Новой Англии), лордом Соммерсом (государственный канцлер), лордом Орфордом (морской министр), лордом Ромнеем (министр иностранных дел), герцогом Шрусбери (министр юстиции) и некоторыми другими. Предполагались каперские операции на французских торговых путях.

Корабль был передан на таких условиях: четверть добычи идет экипажу, который не получает жалования, одна пятая Кидду и его посреднику Ливингстону, остальное - лордам. Если доля лордов не окупит их расходов по снаряжению, Кидд и Ливингстон доплачивают разницу из своей доли. Если итог добычи превысит 100 тысяч фунтов стерлингов, корабль со снаряжением становится собственностью Кидда и Ливингстона.

Предприятие оказалось настолько малоприбыльным, что в декабре 1697 года, спустя год после начала этого плавания, на корабле Кидда вспыхнул бунт. Экипаж требовал начать самый обычный грабеж первых попавшихся кораблей - английских, французских или голландских - все равно. С трудом Кидду удалось подавить мятеж без кровопролития.

Но когда вскоре на горизонте показалось судно под союзным Англии голландским флагом, экипаж снова потребовал начать бой. На этот раз Кидд вынужден был применить силу. В схватке он убил главаря мятежников бомбардира Мура и с помощью верных людей подавил бунт.

Прошло еще несколько месяцев, атмосфера на корабле снова накалилась. Но в критический момент на горизонте появился вражеский французский корабль "Рупарель". Кидд пошел на абордаж, захватил судно, отвел его на Мадагаскар, продал там захваченный груз и отдал матросам их долю. Часть матросов, наиболее отъявленные смутьяны, перешли на "Рупарель" и в течение следующего месяца захватили еще два английских корабля. Вскоре и команда "Адвенчер" потребовала от Кидда решительных действий. И окончательно потерявший власть над экипажем Кидд напал на индийский корабль "Кведаг Мерчент", который, как оказалось, вез французские товары, что вообще давало Кидду право - официальное, скрепленное королевской печатью - на захват этого корабля.

Вскоре прямо по курсу "Адвенчер" показалось первое пиратское судно. Увидев своих "братьев по профессии", матросы Кидда перешли на сторону пиратов. Каким-то чудом Кидду и нескольким его друзьям удалось спастись на том самом индийском судне, что он захватил незадолго до этого. Удалось сохранить Кидду и судовые документы "Адвенчер".

В апреле 1699 года "Кведаг Мерчент" вошел в один из английских портов. И тут Кидд узнал, что король Вильгельм III объявил его пиратом. Все же Кидд решил вернуться, так как он рассчитывал на то, что ему удастся доказать, что он вышел в море капером, а пиратом стал поневоле. Кроме того, он надеялся, что высокопоставленные арматоры (лица, снаряжающие корабль) выгородят его.


В июне 1699 года он добровольно отдался в руки правосудия и вручил взятые на захваченных французских кораблях бумаги. Благородные лорды отступились от своего доверенного лица; бумаги же на суде вообще не фигурировали. Да и сам суд разбирал не пиратские деяния Кидда (так как при этом неизбежно всплыла бы история с арматорами), а приговорил Кидда к смертной казни "за убийство, совершенное в запальчивости, судового офицера" (Мура), еще в самом начале экспедиции. 23 мая 1701 годя после многодневного и шумного процесса Кидд был казнен.

Рассказы о похождениях Кидда, как говорится, "леденили кровь": за несколько лет плавания в Индийском и Тихом океанах Кидд взял на абордаж, поджег и пустил на дно десятки торговых кораблей, экипажи которых были заколоты, повешены, расстреляны. И почти вся добыча с этих судов осела в сундуках Кидда, а те из матросов, кто осмеливался требовать свою долю полностью, незаметно, но бесследно исчезали... Рассказывали также, что все свои богатства Кидд спрятал на одном из островов, который получил название "Остров Скелетов", ибо, зарыв сундуки, Кидд вместе со своим помощником убил всех матросов, что помогали ему, трупы распял на деревьях - так, что они указывали направление к кладу, а затем убил и своего помощника и тоже распял его на дереве у самого берега... В портовых тавернах, на рынках, на всех перекрестках - везде говорили о самом жестоком пирате своего времени и его сокровищах, которые исчислялись сотнями и сотнями тысяч фунтов... Однако при аресте у Кидда денег почти не было.

На чем же основаны слухи о кладе Кидда? Вполне вероятно, что во время своего плавания на "Адвенчер", а впоследствии на индийском корабле, не зная, как сложатся дальнейшие события, Кидд и его друзья спрятали часть своей доли, полученной после продажи на Мадагаскаре груза с "Рупареля", на одном из островов Южно-Китайского моря (естественно, что доля не стоила и тысячной части тех богатств, что молва приписала "королю пиратов" Вильяму Кидду).


Ходили также слухи о том, что какой-то клад Кидда закопан на одном из островов Карибского моря. Тут можно предположить, что Кидд действительно спрятал оставшиеся у него деньги перед тем, как отдать себя в руки властей.

В своем письме о помиловании, направленном лорду Белламонту, Кидд хотел в обмен на свою жизнь открыть тайну именно этого сундука. Но говорят, что люди Белламонта еще до казни Кидда откопали этот сундук, ибо Кидд рассказал о нем губернатору Нью-Йорка, так как до конца дней своих верил своему покровителю.

В течение двух столетий многие кладоискатели безрезультатно искали этот остров сокровищ, и вдруг в английских журналах и газетах в начале 1960-х годов появилось сообщение: никаких сокровищ Кидда не было и нет, так как вообще не было такого пирата Кидда... А была только ложь о капитане Кидде. Но все же приведенные здесь документы свидетельствуют об обратном: такая личность реально существовала.


Приватирский патент капитана Кидда
Изображение


Статья с сайта "Веселый Роджер"

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 7th, 2007, 12:23 am 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Октябрь 7th, 2007, 3:00 pm
Сообщения: 462
Откуда: Caccamo. Sicilia
А как насчет еще одного, не менее известного, и не менее своеобразного персонажа пиратской натуры? Черная Борода!

Эдвард Тич по прозвищу «Черная Борода» (Blackbeard) — знаменитый английский пират, действовавший в районе Карибского моря в 1716—1718 годах. Родился предположительно в 1680 году в Бристоле или Лондоне. Настоящее имя осталось неизвестным. По одной из версий его звали Джон, по другой — Эдвард Драммонд. О детстве и юношестве также ничего не известно. Существует гипотеза, что до занятия пиратством он был инструктором на английском флоте, о чём говорит прозвище-псевдоним «Тич» (от англ. teach — обучать). Но в большинстве первоисточников его псевдонимом указывается как «Тэтч», что не странно, учитывая характерный внешний вид «Черной Бороды» (англ. thatch — густая шевелюра).

Флибустьер

Первое документальное упоминание о Тиче относится к октябрю 1717 года (газета «Boston News-Letter»), когда он уже пиратствовал под началом капитана Бенджамина Хорниголда (англ. Benjamin Hornigold), грабившего испанские и французские суда сначала в качестве приватира, а затем на собственный страх и риск. Историки предполагают, что Тич участвовал в Войне за Испанское наследство (известной также как Война королевы Анны) в качестве приватира, а после подписания Утрехтского мира, не желая бросать любимую профессию, примкнул к флибустьерам Хорниголда. Это косвенно подтверждает название, которое Тич позже дал флагману своего пиратского флота — «Месть королевы Анны» (англ. Queen Anne's Revenge).

Находясь в команде Хорниголда, Тич принял участие в большом количестве каперских операций против французов. Пользуясь тем, что Англия пребывала в состоянии войны с Францией, флибустьеры беспрепятственно использовали остров Ямайка в качестве своей базы. В конце 1716 года Хорниголд отдал Тичу в личное командование шлюп, захваченный у французов в ходе одного из рейдов. К этому моменту, Тич уже имел репутацию бесстрашного и яростного пирата.

В начале 1717 года Тич (возможно, в компании с Хорниголдом) отправился к берегам Северной Америки. После отбытия с острова Нью-Провиденс, пираты захватили барк, шедший под командованием капитана Тюрбара с Бермудских островов. На борту барка оказалось 120 бочонков с мукой, однако пираты взяли с него только вино и отпустили. Затем им удалось захватить корабль с богатой добычей, шедший в Южную Каролину из Мадеры. После ремонта и обслуживания своих судов на побережье Вирджинии, пираты вернулись к Вест-Индским островам.

В ноябре 1717 года шлюпы Тича атаковали и, после скоротечного боя, захватили крупное французское судно около острова Сент-Винсент. К этому моменту флот «Черной Бороды» состоял из двух шлюпов: один с 12 пушками и 120 членами команды, второй — с 8 пушками и 30 членами команды. Захваченным судном оказался шлюп работорговцев «Конкорд» (фр. La Concorde), шедший из Гвинеи на Мартинику под командованием капитана Доссета. Пираты привели «Конкорд» к острову Бекия в Гренадинах, где высадили французов и африканских рабов на берег. Французский юнга Льюис Арот и еще несколько членов команды добровольно присоединились к пиратам и указали им на ценные грузы, которые скрытно перевозились на корабле. В результате, добыча с корабля оказалась очень богатой, в числе прочего на нем было найдено изрядное количество золотого песка и драгоценных камней.

Меньший из двух шлюпов пираты отдали французам, а сами перешли на «Конкорд», который Тич укрепил, оснастил 40 пушками и переименовал в «Месть королевы Анны».

Пират «Черная Борода»

В 1717 году новый губернатор Багамских островов Вудс Роджерс объявил о начале беспощадной борьбы с пиратством. Хорниголд с частью своей команды решил сдаться на милость британских властей и получить обещанную королевским указом амнистию. Тич отказался прекращать свое ремесло и поднял над «Местью королевы Анны» черный флаг, тем самым окончательно поставив себя вне закона.

Путешествуя вдоль Малых Антильских островов, Тич атаковал и грабил все встречные торговые корабли (зафиксированы нападения около островов Сент-Винсент, Сент-Люсия, Невис, Антигуа). В окрестностях острова Сент-Винсент пираты захватили большое английское торговое судно под командованием Кристофа Тейлора. Забрав все, что представляло ценность, пираты высадили команду на остров, а сам корабль подожгли. В декабре 1717 флот Тича вышел из Пуэрто-Рико по направлению к Саманскому заливу на острове Эспаньола.

К январю 1718 года в команде Тича было уже около 300 человек. Курсируя в окрестностях островов Сент-Кристофер и Краб, пираты захватили еще несколько британских шлюпов. В конце января «Месть королевы Анны» стала на якорь около города Бат (англ. Bath) в Северной Каролине. Этот небольшой городок, население которого в то время не превышало 8 тысяч человек, был хорошим убежищем для кораблей, идущих из Атлантики. Поселенцы с радостью скупали награбленный пиратами груз, поэтому Бат понравился Тичу в качестве тыловой базы, и он неоднократно возвращался к нему.

В апреле 1718 года в Гондурасском заливе Тич захватил шлюп «Приключение» (англ. Adventure) и вынудил его капитана, Дэвида Хэрриота, присоединиться к пиратам (по другой версии, Хэрриот, сам будучи пиратом, добровольно присоединился к флоту Тича, но в последующем был отстранен от командования своим кораблем). Пираты поплыли далее на восток, прошли мимо Каймановых островов и захватили испанский шлюп, шедший с Кубы, который также присоединили к своей флотилии. Повернув на север, они проплыли через Багамские острова и подошли к берегам Северной Америки.

Блокада Чарльзтауна

В мае 1718 «Месть королевы Анны» и три менее крупных пиратских шлюпа подошли к городу Чарльзтаун в Южной Каролине.

Конец карьеры

Схватка между Тичем и Мейнардом (гравюра XVIII в.)
Изображение

Осенью 1718 года губернатор Вирджинии Александр Спотсвуд опубликовал прокламацию, в которой пообещал награду в 100 английских фунтов тому, кто захватит или убьет Тича, а также меньшие суммы за рядовых пиратов.

Нанятый Спотсвудом английский лейтенант Роберт Мейнард (англ. Robert Maynard) отправился на уничтожение Тича и встретился с ним возле острова Окракок.

22 ноября 1718 произошел абордажный бой между командами Тича и Мейнарда, во время котрого «Черная Борода» и большинство его пиратов были убиты. Мейнард отрубил Тичу голову и приказал подвесить ее на рее своего судна. Все тринадцать схваченных живыми пиратов были осуждены в Вильямсбурге и казнены через повешенье.

Флаг

Флаг пиратов Черной Бороды
Изображение

На флаге изображен скелет, держащий в руках песочные часы (символ неотвратимости смерти) и готовящийся пронзить копьем человеческое сердце. Флаг должен был предупреждать встречные корабли об опасности сопротивления пиратам — в этом случае, всех пленных ждет жестокая смерть. Некоторое время вместо скелета на флаге изображался пират.

Легенда

Из-за незаурядной внешности и эксцентричного поведения Тича, история сделала его одним из самых известных пиратов времен «Золотого века» карибского пиратства, несмотря на то, что его «карьера» была довольно короткой, а успешность и масштабы деятельности — гораздо меньшими, чем у многих его современников-пиратов. В дальнейшем возникло множество слухов и легенд, связанных с именем Тича, подтвердить или опровергнуть которые уже не представляется возможным.

Тич послужил прототипом для образа пирата Флинта в романе Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ».

Долгое время среди пиратов и просто авантюристов ходили слухи, что незадолго до смерти Тич спрятал большое количестве золота и других богатств на некоем необитаемом острове. Возможно, именно легенда о сокровищах «Черной Бороды» побудила Р. Стивенсона написать знаменитый роман. Согласно современным данным, свои сбережения команда Тича действительно хранила на необитаемом острове Амелия, однако значительных ценностей там впоследствии найдено не было.

_________________
Pain is temporary, Honor is eternal.


Последний раз редактировалось Borgia Ноябрь 7th, 2007, 1:59 am, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 7th, 2007, 12:26 am 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Октябрь 7th, 2007, 3:00 pm
Сообщения: 462
Откуда: Caccamo. Sicilia
Еще одна примечательная личность Золотой Эры Пиратства... Причем женского пола...

Рид, Мэри
Мэри Рид. (Старинная гравюра)
Изображение

Мэри Рид (англ. Mary Read) (?, Лондон — 1721) — женщина-пират.

С детства Мэри была вынуждена изображать мальчика. Её мать, вдова, переодевала незаконнорожденную девочку в одежду рано умершего сына, чтобы избежать подозрений богатой свекрови.

В 15 лет она уехала во Фландрию, где (всё также переодетая в мужчину, под именем Марк) была зачислена в пехотный полк в должности кадета; и хотя везде демонстрировала отчаянную смелость в боях, она все-таки никак не смогла добиться продвижения по службе. Тогда она распрощалась с пехотой и пошла служить в кавалерию, где провела несколько таких блестящих операций, что заслужила уважение со стороны всех офицеров.

И вот, пока она добивалась успехов в военной школе бога Марса, богиня Венера нанесла ей неожиданный визит: юная Мэри без памяти влюбилась в одного фламандца, который был её товарищем по оружию. Её избранник не мог понять этих странных знаков внимания, и уже начал подозревать, что его «молодой друг» предпочитает мужчин женщинам. Но в один прекрасный день, Мэри нашла способ как бы случайно раскрыть свою тайну. Когда полк отошёл на зимние квартиры, Мери купила себе женскую одежду, и они открыто поженились. После свадьбы они сняли дом около замка в Бреда (Голландия) и оборудовали там таверну «The Three Horseshoes» (Три Подковы).

Но счастье продлилось недолго. Муж Мэри неожиданно умер, Тогда она снова переоделась в мужское платье и нанялась на голландский корабль, отправляющейся в Вест-Индию.

Корабль был захвачен английскими пиратами, которые его отпустили плыть дальше после того, как разграбили, но Мэри Рид, «единственный англичанин» на борту корабля, была ими оставлена на пиратском шлюпе. В 1961 году о ней был снят итало-французский фильм «Приключения Мэри Рид»

_________________
Pain is temporary, Honor is eternal.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 7th, 2007, 12:36 am 
Не в сети
Made Man
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Май 19th, 2007, 11:24 am
Сообщения: 759
Откуда: Москва
Вот немного картинок :arrow:


Последний бой Черной Бороды.
Изображение

Изображение
Что осталось от пирата спустя некоторое время:)

Изображение
Две самые известные пиратки.

Похоже пара фоток не открывается.. Сейчас перезалью.[/img]


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 7th, 2007, 1:57 am 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Октябрь 7th, 2007, 3:00 pm
Сообщения: 462
Откуда: Caccamo. Sicilia
Стид Боннет

Стид Боннет. Гравюра XVIII века
Изображение

Стид Боннет (1688—1718) — английский пират. Его биография содержится в книге «Всеобщая история пиратства» Даниеля Дефо (издана под псевдонимом "Чарльз Джонсон").

По проихождению Боннет - дворянин, получил хорошее образование. До того, как занялся разбоем, служил майором дейтсвующей армии на острове Барбадос.

Причины, вынудившие его заняться пиратством, не вполне ясны. Довольно популярной в XVIII веке были сплетни о лёгком помешательстве в результате неудачной женитьбы, что якобы сподвигло бывшего офицера податься в пираты.

Пиратская деятельность Боннета

Экипировав на свои собственные сбережения шлюп с десятью пушками и семьюдесятью членами команды на борту, который он назвал "Revenge" (месть, реванш), майор отплыл с острова Барбадос.

Боннету и его команде удалось захватить и разграбить несколько кораблей близ Виржинии, Нью-Йорка и Северной Каролины.

Важным поворотом в судьбе Боннета была его встреча со знаменитым Эдвардом Тичем по прозвищу "Чёрная Борода". Отряд майора присоединился к пиратам Тича, а сам, согласно Дефо, передал командование своим кораблем одному из помощников Чёрной Бороды и некоторое время служил у него на корабле.

Когда корабль Чёрной Бороды потерпел крушение вблизи острова Топсел, майор решил подчиниться условиям королевского указа о помиловании; он снова взял на себя командование своим шлюпом и прибыл в Баттаун в Северной Каролине, где объявил о своей готовности выполнять волю короля, за что и был помилован.

Когда разразилась война между конфедератами Тройного союза и Испанией, Боннет вознамерился добиться разрешения главнокомандующего атаковать испанцев. С этой целью он покинул Северную Каролину и взял курс на остров Сент-Томас. Когда он вновь оказался на острове Топсел, то обнаружил, что Тич и его отряд уже уплыли отсюда на небольшом корабле и увезли с собой все деньги, оружие и другие вещи, а также высадили здесь семнадцать провинившихся человек из своего экипажа. Боннет взял бедняг на к себе на борт.

От команды встретившегося ему по дороге шлюпа майор узнал, что капитан Тич с восемнадцатью или двадцатью людьми находится на острове Окракок. Желая отомстить Тичу за ряд нанесённых ему оскорблений, Боннет решил сначала плыть к месту убежища капитана, но упустил его; после безрезультатного крейсирования в течение четырёх дней в районе Окракока он взял курс на Виржинию.

Под именем новым именем Томаса (псевдоним он взял из-за того, что под настоящим именем получил помилование) майор вновь занялся пиратством, захватывая и грабя встречные корабли.

По причине неоднократных известий о захвате кораблей неким пиратом, Совет Южной Каролины направил полковника Гийома Ретпа с двумя шлюпамим к месту пребывания пирата с тем, чтобы атаковать его корабли. После кровопролитной битвы полковник Рет прибыл в Чарлстон 3 октября 1718 года с пленниками на борту. Боннет был взят под стражу.

Через некоторое время Боннет с одним из своих подельников бежал из тюрьмы. Губернатор отправил несколько вооружённых барков на поиски беглецов, а также опубликовал воззвание, обещая вознаграждение в 700 фунтов стерлингов тому, кто сможет поймать его. Боннет был найден на остров Суилливантс, сдался и был препровожден на следующий день в Чарлстон, где по приказу губернатора его поместили под охрану в ожидании судебного процесса над ним.

28 октября 1718 года открылся процесс. Перед судом предстали Стид Боннет и ещё тридцать пиратов; почти все они были объявлены виновными и приговорены к смерти. Речь судьи полностью приведена во «Всеобщей истории пиратства» Даниеля Дефо.

10 декабря 1718 года Стид Боннет был повешен.

Смерь Стида Боннета. Гравюра из книги "История пиратов" Чарлза Джонсона (Даниеля Дефо), издание 1725 года.
Изображение

_________________
Pain is temporary, Honor is eternal.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 7th, 2007, 11:22 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Изображение
Мишель де Граммон, урожденный парижанин, кажется, был сыном одного из офицеров гвардии Людовика XIII. В четырнадцать лет, возмущенный некоторым обстоятельством, задевающим честь его сестры, он убил на дуэли офицера. Это случилось в самый разгар кампании по запрещению дуэлей; если мальчик будет замешан в таком неприглядном деле, то... В общем, ему было необходимо незаметно скрыться, и его определили юнгой на корабль, отплывающий к далеким заманчивым берегам Антильских островов.

Сын офицера, он быстро завоевывал чины и в двадцать один год уже командовал королевским фрегатом, вооруженным для морских набегов с острова Мартиника. Великолепная добыча принесла Граммону (при его доле в 20%) сущую "безделицу" в 80 000 ливров! В те времена это была огромная сумма и, казалось, его будущее отныне обеспечено. Однако ему удалось растратить практически все деньги почти за восемь дней на пирушки и на азартные игры. Такое мотовство и сопутствующие ему дикие разгулы показались властям мало соответствующими погонам королевского офицера. Разразился скандал. Граммон не заставил себя долго просить: он вышел в отставку, полагая, что выгоднее будет продолжить совершенствование в своей профессии на борту собственного корабля. Поскольку денег на покупку и экипировку нового корабля у него не хватало, он поставил на игру все, что у него еще оставалось. По одним свидетельствам это были карты, по другим - кости. Как бы там ни было, он выиграл, и выиграл крупно. Настолько крупно, что на эти деньги купил и снарядил на Тортуге огромный пятидесятипушечный корабль!

Стоит сказать пару слов о натуре де Граммона. Хотя Граммон был по своему рождению дворянином, но школа юнги - это не колледж в Клермоне. Он обладал вульгарными манерами, простецким неряшливым видом и частенько позволял себе грязно выражаться. Маленького роста, смуглый, черноволосый, с живым взглядом, он походил на испанцев, с которыми собирался воевать. Обожаемый своими людьми, он умел, тем не менее, заставить их подчиняться его приказам "без роптаний и колебаний". Любя больше удовольствия и деньги, чем славу, он был почти единственным среди известных флибустьеров "распутником", то есть безбожником, заявляющим, что пусть ему покажут ангелов и демонов, иначе он не поверит в их существование; такие взгляды в тот период истории способствовали его изгнанию из королевского морского флота намного больше, чем даже его дебоши.

Следует сказать, что хотя в те годы большинство из пиратов уже не были гугенотами, но все они сохраняли внешнюю набожность. Отец Лабэ описывает исполнение длинной мессы в честь выполнения обета флибустьеров, заказанной господином Пинелем. Он пишет:

"В пятницу мы были заняты все утро исповеданием флибустьеров. Молитва пресвятой Богоматери была спета со всей возможной торжественностью. Я освятил три больших хлеба, принесенных капитаном в сопровождении своих офицеров, под бой барабанов и звуки труб. Корвет и два захваченных корабля, стоявших на якоре вблизи церкви, произвели залпы из всех своих орудий при завершении святого таинства, при благословении и в конце концов запели Te Deum, исполненной после мессы. Каждый офицер зажег восковую свечу и принес в дар церкви монету в тридцать солей или один экю. Те, кто причастились, сделали то же самое со смирением и набожностью."
Де Граммона прозвали "генерал": в то время этот титул применялся к главе эскадры, так же как к главе армии, и обычно обозначал командующего флотилией, а именно такую должность занимал Граммон, стоя во главе своих флибустьеров. Сам он не претендовал на высшие офицерские погоны ни в армии, ни в королевском флоте и не делал на них ставку.


План прохода пиратов Граммона к Маракайбо, Гибралтару и Торилья.
В начале своей самостоятельной деятельности "генерал" отличился взятием (в который уже раз?) многострадальных городов Маракайбо и Гибралтар, к которым он еще добавил их соседа, город Торилья. Эти события происходили в 1678 году, до подписания нимвегенского мира оставалось еще два года, а потому у Граммона был французский каперский патент, выданный господином де Пуанси.

В 1680 году Граммон атаковал берег Терра Фирме (Венесуэла), выбрав для начала южный берег острова Маргарита. А несколько месяцев спустя, 15 сентября 1678 года в Нимвегене был ратифицирован мирный договор. Мог ли господин де Пуанси далее покрывать Граммона? Нет, конечно. Тем не менее, он продолжил свое покровительство с помощью уловки, которая ясно показывает молчаливое согласие между губернатором и флибустьерами в предвестии подписания мира, его желание всячески противостоять приказам из Версаля: каперские патенты подписывались на короткое время, например, на одну экспедицию, прямо как современные разрешения на навигацию.

При подготовке очередной экспедиции такой патент уже был выдан Граммону, когда господин де Пуанси получил из Франции извещение, что подписание мирного договора состоялось. Отнять официальную бумагу у генерала? Это потребовало бы применения власти, что могло привести к конфликту. Задержать отправку кораблей под предлогом нехватки пороха? Но не было уверенности, что Граммон не отправится за порохом на Ямайку. В результате сложились такие отношения между флибустьером и губернатором, при которых последний позволял Граммону производить морские набеги, но имел свои десять процентов от захваченной добычи у новообретенных испанских "друзей", и, что самое удивительное, часть этих средств предназначалась королевскому дому!

Итак, Граммон отправляется в новую экспедицию в июне 1680 года. Он атакует среди бела дня форт Ла-Гуайра (город Каракас), настоящую крепость! Он идет в бой с развевающимися на ветру знаменами и под бой барабанов, как регулярная армия и без применения бесчеловечной пиратской практики пускать впереди солдат священников и женщин. Флибустьеры овладели небольшим укреплением и с таким воодушевлением голосили "Да здравствует король", что оставшиеся защитники крепости сами сдались.

Однако в самом разгаре грабежа к городу подоспело испанское подкрепление в виде двухтысячного отряда. Пиратам пришлось спешно ретироваться. Отступление с добычей к морю оказалось гораздо труднее, так как приходилось сдерживать напор испанцев. Граммон был тяжело ранен в голову. Добыча оказалась довольно скудной, но флибустьеры привезли с собой 150 пленников, за которых получили хороший выкуп (и это при подписанном мире!), существенно увеличив добытую в боях сумму, поделенную с королем.

Вернувшись на Тортугу в 1682 году, Граммон вместе со своими соратниками начал вынашивать идею атаки Веракруса, находящегося в глубине залива Кампече, одного из самых значительных, богатых и хорошо укрепленных городов Мексики, а также новой стоянки военно-морского флота Новой Испании.

Для "легализации" этой экспедиции губернатор Тортуги господин де Пуанси еще раз должен был выдать каперские патенты, несмотря на состояние мира с Испанией. Дело тянулось долго ибо де Пуанси совершенно не хотел подписывать свой смертный приговор (если дело откроется, а оно обязательно откроется!). В результате всех проволочек, дело затянулось на несколько лет. Де Пуанте умер и на его должность был назначен новый губернатор.


В 1685 году Граммон захотел подготовить новую экспедицию, на этот раз в Кампече. Новый губернатор Тортуги господин де Кюсси, назначенный после смерти де Пуанси, как раз прибыл из Франции с жесткими инструкциями: остановить деятельность флибустьеров, которая в мирное время рассматривается не как свободная добыча в пользу воюющей страны, а как разбой; завербовать тех флибустьеров, которые не захотят "осесть на земле", в королевский флот, задача которого свелась к роли наблюдателя и гарнизона. Однако у флибустьеров были доводы в свою защиту: испанцы продолжали по-прежнему считать французов и буканьеров с острова Санто-Доминго своими врагами.

Де Граммон отправился сначала на остров Васкес (в пиратских источниках он часто фигурирует под названием Коровьего острова), расположенный у самой западной точки Санто-Доминго, где он должен был встретиться с другими пиратскими капитанами для совместных действий. Отсюда он полагал направить посланцев с просьбой о выдаче патентов, когда увидел господина де Кюсси, самого спешащего причалить к острову.

Он опередил флибустьера, чтобы по приказу короля помешать любому выходу в море, на что Граммон заметил ему, что Его величество не могло знать об их намерениях, ибо наибольшая часть их флота еще об этом не знает. А посему совершенно невозможно, чтобы Его величество дало знать господину де Кюсси о своем мнении на этот счет. Что касается жестокостей, которые они, пираты, якобы применяют по отношению к испанцам, то де Граммон заверил губернатора, что их не будет вовсе: пираты, дескать, постараются так тщательно хранить в секрете свои планы о внезапном нападении на город, что не прозвучит ни одного выстрела и жители не успеют даже заметить, что их ограбили, и тем более не успеют вызвать подмогу. Как говорится, с овцы состригут шерсть, не сдирая шкуры, и она не успеет издать даже слабого блеяния! Господин де Кюсси вышел из себя, заявив, что сейчас не время для шуток. Губернатор призвал Граммона отказаться от своей затеи, а он тем временем попросит у Двора выгодные должности для каждого флибустьера исходя из его заслуг и умения. Граммон сделал вид, что согласен на это предложение, но он должен, следуя обычаю, узнать мнение своих товарищей, которых к тому времени уже набралось 1200 человек. Можно только представить, какой в ответ ему поднялся гвалт, прерываемый всевозможной бранью и криками!

Наконец один из "братьев" сумел перекричать других и высказал общее мнение, что уже слишком многое сделано, чтобы теперь все бросить. А если губернатор не желает давать им патенты, разрешающие нападать на испанцев, то они обойдутся и без них, так как воспользуются разрешением, какое у них есть для охоты и рыбной ловли. Эти слова, загадочные для нас, но имевшие абсолютно точное значение для жителей островов, обезоружили господина де Кюсси и давали шанс флибустьерам. Согласно этим патентам, всякий имел право охотиться и ловить рыбу вблизи от колоний. Уловка состояла в том, что, несмотря на рыболовные патенты, испанцы наверняка сами атакуют этих "мирных рыбаков". Ну, а что произойдет дальше, можно будет назвать законной самозащитой.

Господин де Кюсси вынужден был отплыть ни с чем, сопровождая свой отъезд пустыми угрозами типа "использования силы, чтобы заставить вас выполнять свой долг перед королем", которые были достаточно смешны: флибустьеров насчитывалось 1200 человек, а корабль губернатора имел на борту несколько сотен бойцов, которые вряд ли могли бы победить пиратов в "честном бою".


Объединение флибустьеров для экспедиции к Веракрус включало в себя помимо Граммона, голландского пирата Ван Доорна, а также Лоренса де Граффа, Годфруа, Жонке и некоторых других, командующих шестью менее значительными кораблями. Как уже говорилось, пиратская эскадра насчитывала 1200 человек. Это было значительное количество для объединения флибустьеров. С другой стороны, они замахнулись на самые сильные позиции испанцев, на центральный "редут" защитных укреплений Мексиканского залива с гарнизоном в 3000 солдат, который еще мог быть усилен за несколько дней подкреплением от 15 000 до 16 000 человек, не считая 600 защитников цитадели Сен-Жан де Улуа, вооруженной 60 пушками и держащей оборону города и порта! Это было, пишет автор "Истории Америки" (1770), "такое же безрассудно смелое предприятие, как если бы 1200 басков, сидя в десяти утлых лодках, осмелились бы атаковать Бордо".

Однако, именно это попытались сделать флибустьеры и, вопреки всякой логике, добились успеха! Они высадились ночью в нескольких километрах от города, к которому подошли уже на заре. И тогда было реализовано предсказание Граммона, которое он высказал по поводу предстоящей операции в Кампече: напуганные до полусмерти защитники города открыли ворота без малейшего сопротивления! Вот это и называется воля случая.


Флибустьеры растеклись по улицам в мгновение ока, заняли все укрепления, перекрыв жителям все дороги к бегству из города, затем заперли знатных горожан в соборе. Окружив здание бочками с порохом, они объявили, что взорвут его, если им не выплатят выкуп в размере двух миллионов пиастров.

Один миллион им принесли сразу. Остальная сумма должна была быть собрана за три дня. Все эти три дня банда флибустьеров методично грабила город.

Второй миллион, - а точнее третий или четвертый (так как грабеж принес колоссальную прибыль) - еще не был собран, когда дозорные возвестили о появлении в море испанской флотилии из семнадцати кораблей, а со стороны берега - облака пыли, что означало приближение к городу большого отряда испанской регулярной пехоты.

Тревога поднялась с первыми лучами солнца. К счастью, основная добыча и 1500 рабов были уже погружены на четыре самых больших корабля. Пираты со всех ног бросились к своим кораблям, таща на себе последнее, что удалось украсть, и толкая перед собой пленников и заложников.

Спешное отступление (если не бегство) пиратов из Веракруса произошел без какого-либо значительного военного инцидента, что можно считать просто чудом. И когда прибыл в город вооруженный отряд испанцев и достиг порта испанский флот, грабители в полном составе были уже далеко и возвращались домой на свою базу с победой, притом на кораблях, оседающих под тяжестью сокровищ.


Но случилось так, что пиратская флотилия попала в полосу мертвого штиля. Дни проходили за днями, ветра не было, а на судах провиант стал заканчиваться. Урезали пайки, но огромное стадо пиратов все равно приближалась к страшному концу. И, как знать, быть может мир освободился бы от тысячи висельников и душегубов одним махом, но тут вновь вмешался его Величество случай, когда течение чудесным образом пригнало буквально им в руки галеон с мукой, который при такой погоде они никак не смогли бы догнать.

К тому времени политическая обстановка кардинально изменилась: Версаль настойчиво потребовал уважения к его испанскому "другу", даже если последний сам не менял своей позиции на островах "Новой Индии". Господин де Кюсси стремился исполнить приказы короля как можно лучше. Он сам предстал перед Граммоном, чтобы попытаться его остановить. Но губернатор вынужден был прикрывать свою неудачу в этих переговорах, бросая в лицо строптивым флибустьерам страшные, но невыполнимые угрозы.

Вскоре появилось новое существенное обстоятельство: корсарская деятельность на "Индийских островах" была запрещена. Между тем в 1685 году Граммон вместе с Лоренсом де Граффом вновь выступил против испанцев без французских патентов, заручившись португальскими.

Их эскадра насчитывала один большой пятидесятипушечный корабль де Граммона, три корабля поменьше, двадцать две лодки и 1100 человек.

Высадка на берегу Кампече прошла гладко. Но на этот раз предсказание Граммона, которое он высказал непосредственно перед данной экспедицией, не сбылось: завязался беспощадный бой. Жители города возвели баррикады на всех перекрестках. Однако город был взят после того, как 800 неприятельских солдат обратились в беспорядочное бегство.

Добыча оказалась значительно меньше, чем в Веракрусе, и Граммон послал несколько отрядов флибустьеров прочесать окрестности с целью ее пополнения.

Один из отрядов попал в засаду. Чтобы освободить своих людей, Граммон предложил губернатору провинции обмен: коррехидор и офицеры городского совета против пленных флибустьеров. В случае отказа Кампече будет сожжен.

На это "честное предложение", более сообразное военному времени (не забывайте, что уже подписан мир!), губернатор ответил, что у него нет недостатка в деньгах, чтобы восстановить город после разрушений, а также в людях, чтобы его потом заселить, и что он не будет ничего обсуждать с бандитами. Гордый ответ, но только не с точки зрения заложников и состоятельных жителей города.

Граммон, в свою очередь, велел передать, что поджигает город, и в присутствии посланника губернатора приказал отрубить головы пяти знатным горожанам. Посланник, стремясь защитить свою голову, обязался добиться обмена пленными. И обмен состоялся.

Перед тем как уйти из города, пираты захотели отпраздновать день Святого Людовика. Они разожгли костер из ценного "кампешевого" (т.е. сандалового) дерева, и в огне сгорело этих "дров" на кругленькую сумму в 200 000 экю.

По возвращении Граммон и де Графф вновь разделились ипосле некоторого времени воссоединились вновь! К тому моменту де Графф умудрился потерять свой самый лучший корабль вместе с добычей, зато приобрести несколько боевых ран. Граммон напротив, сумел сохранить свой богатый груз, а кроме того, "кавалер де Граммон" был назначен королевской грамотой от 30 сентября 1686 года лейтенантом короля в южной части острова Санто-Доминго.

Но пренебрегая всем этим, он отправился в свою последнюю экспедицию с Лоренсом де Граффом где и погиб в море в одном из боев.

По материалам сайта "Веселый Роджер"

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 9th, 2007, 11:22 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Френсис Дрейк

Изображение
Френсис Дрейк (Francis Drake) родился в 1540 году в местечке Тависток, графства Девоншир, в семье бедного деревенского священника Эдмунда Дрейка. В некоторых источниках утверждается, что в юности его отец был моряком. Дед Френсиса был фермером, владевший 180 акрами земли. Мать Френсиса была из рода Милвэй, но ее имя мне не удалось найти. Всего в семье Дрейков было двенадцать детей, Френсис был старшим.

Френсис рано покинул родительский дом (предположительно в 1550 году), поступив юнгой на небольшой торговый корабль, где он быстро овладел искусством судовождения. Трудолюбивый, настойчивый и расчетливый, он приглянулся старому капитану, у которого не было семьи и который полюбил Френсиса как родного сына и завещал свой корабль Френсису. В качестве торгового капитана Дрейк предпринял несколько длительных путешествий в Бискайский залив и Гвинею, где он выгодно занимался работорговлей, поставляя негров на Гаити.

В 1567 году Дрейк командовал кораблем в эскадре известного в те времена Джона Хоккинса, грабившего с благословения королевы Елизаветы I побережье Мексики. Англичанам не повезло. Когда после страшной бури они отстаивались в Сан-Хуане, на них напала испанская эскадра. Только один корабль из шести вырвался из западни и после трудного плавания добрался до родины. Это был корабль Дрейка...

В 1569 году он женился на девушке по имени Мэри Ньюман, о которой мне не удалось ничего узнать. Известно лишь, что брак оказался бездетным. Мэри умерла двенадцать лет спустя.


Вскоре после этого Дрейк совершил два разведочных плавания через океан, а в 1572 году организовал самостоятельную экспедицию и совершил очень удачный набег на Панамский перешеек.

Вскоре среди далеко не добродушных пиратов и работорговцев молодой Дрейк стал выделяться как самый жестокий и самый удачливый. По свидетельству современников "это был властный и раздражительный человек с бешеным характером", жадный, мстительный и крайне суеверный. В то же время многие историки утверждают, что не только ради золота и почестей предпринимал он рискованные плавания, что его привлекала сама возможность побывать там, где еще не был никто из англичан. Во всяком случае, географы и моряки эпохи Великих географических открытий обязаны именно этому человеку многими важными уточнениями карты мира.

После того как Дрейк отличился в подавлении ирландского восстания, он был представлен королеве Елизавете и изложил свой план набега и опустошения западных берегов Южной Америки. Вместе со званием контр-адмирала Дрейк получил пять кораблей с экипажем из ста шестидесяти отборных матросов. Королева поставила одно условие: чтобы оставались в тайне имена всех тех знатных джентльменов, которые, как и она, дали деньги на снаряжение экспедиции.

Дрейку удалось скрыть истинные цели экспедиции от испанских шпионов, распространив слух, что он направляется в Александрию. В результате этой дезинформации испанский посол в Лондоне дон Бернандино Мендоса не принял мер для преграждения пути пирату в Западное полушарие.

13 декабря 1577 года флотилия - флагманский корабль "Пеликан" (Pelican) водоизмещением 100 тонн, "Елизавета" (80 тонн), "Морское золото" (30 тонн), "Лебедь" (50 тонн) и галера "Христофор" - покинула Плимут.

Во времена королевы Елизаветы I официальных правил обмера судов не существовало, и поэтому размеры корабля Дрейка в разных источниках не совпадают. Путем сопоставления сведений Р. Хоккель приводит следующие данные: длина между штевнями - 20,2 метров, наибольшая ширина - 5,6 метров, глубина трюма - 3,03 метров, высота борта: на миделе - 4,8 метров, в кормовой части - 9,22 метров, в носовой части - 6,47 метров; осадка - 2,2 метров, высота грот-мачты 19,95 метров. Вооружение - 18 пушек, из них по семь пушек на каждом борту и по две на баке и корме. По форме корпуса "Пеликан" представлял переходной тип от каракки к галеону и был хорошо приспособлен для длительного морского плавания.

Каюта Дрейка была отделана и обставлена с большой роскошью. Посуда, которой он пользовался, была из чистого серебра. Во время еды его слух услаждали своей игрой музыканты, а за креслом Дрейка стоял паж. Королева послала ему в подарок благовония, сладости, вышитую морскую шапку и зеленый шелковый шарф с вышитыми золотом словами: "Пусть всегда хранит и направляет тебя Бог".


Во второй половине января корабли достигли Могадара, портового города в Марокко. Взяв заложников, пираты обменяли их на караван всевозможных товаров. Затем последовал бросок через Атлантический океан. Разграбив по пути испанские гавани в устье Ла-Платы, флотилия 3 июня 1578 года стала на якорь в бухте Сан-Хулиан, в которой Магеллан расправился с бунтовщиками. Ракой-то рок довлел над этой гаванью, ибо и Дрейку также пришлось подавить вспыхнувший мятеж в результате чего был казнен капитан Даути. Кстати тогда же "Пеликан" был переименован в "Золотую Лань" (Golden Hind).


2 августа, бросив два пришедших в полную негодность судна, флотилия ("Золотая Лань", "Елизавета" и "Морское Золото") вступила в Магелланов пролив и прошла его за 20 дней. После выхода из пролива корабли попали в жестокий шторм, разметавший их в разные стороны. "Морское Золото" погиб, "Елизавета" был отброшен обратно к Магелланову проливу и, пройдя его, он вернулся в Англию, а "Золотую Лань", на котором был Дрейк, занесло далеко на юг. При этом Дрейк сделал невольное открытие, что Огненная Земля не выступ Южного материка, как считалось в то время, а архипелаг, за которым простирается открытое море. В честь первооткрывателя пролив между Огненной Землей и Антарктидой был назван именем Дрейка.

Как только утих шторм, Дрейк взял курс на север и 5 декабря ворвался в гавань Вальпараисо. Захватив стоявший в гавани корабль, груженный винами и слитками золота на сумму 37 тысяч дукатов, пираты высадились на берег и разграбили город, забрав груз золотого песка стоимостью в 25 тысяч песо.

Кроме того, на корабле они нашли секретные испанские карты, и теперь Дрейк продвигался вперед не вслепую. Надо сказать, что до пиратского набега Дрейка испанцы чувствовали себя на западном побережье Америки в полнейшей безопасности - ведь ни один английский корабль не проходил Магеллановым проливом, и поэтому испанские корабли в этом районе не имели охраны, да и города не были подготовлены к отпору пиратам. Идя вдоль берегов Америки, Дрейк захватил и разграбил многие испанские города и поселения, в том числе Кальяо, Санто, Трухильо, Манту. В панамских водах он настиг корабль "Карафуэго", на котором был взят груз баснословной ценности - золото и серебро в слитках и монеты на сумму 363 тысячи песо (около 1600 кг золота). В мексиканской гавани Акапулько Дрейк захватил галеон с грузом пряностей и китайского шелка.

Затем Дрейк, обманув все надежды своих врагов, не повернул обратно на юг, а пересек Тихий океан и вышел к Марианским островам. Отремонтировав корабль в районе Целебеса, он взял курс на мыс Доброй Надежды и 26 сентября 1580 года бросил якорь в Плимуте, совершив второе после Магеллана кругосветное плавание.


Это было самое доходное из всех путешествий, которые когда-либо совершались, - оно дало доход 4700% прибыли, около 500 тысяч фунтов стерлингов! Чтобы представить себе грандиозность этой суммы, достаточно привести для сравнения две цифры: боевые действия по разгрому испанской "Непобедимой армады" в 1588 году обошлись Англии "всего" в 160 тысяч фунтов, а годовой доход английской казны в то время составлял 300 тысяч фунтов. Королева Елизавета посетила корабль Дрейка и прямо на палубе произвела его в рыцари, что было большой наградой - в Англии насчитывалось всего 300 человек, имевших это звание!

Испанский король Филипп II потребовал наказания пирата Дрейка, возмещения ущерба и извинений. Королевский совет Елизаветы ограничился туманным ответом, что испанский король не имеет морального права "воспрепятствовать посещению Индий англичанами, а посему последние могут совершать туда путешествия, подвергаясь риску, что их там схватят, но уж если они возвращаются без ущерба для себя, Его Величество не может просить Ее Величество их наказывать..."

В 1585 году Дрейк женился вторично. На этот раз это была девушка довольно богатого и знатного рода - Элизабет Сиденхэм. Чета переехала в недавно купленное Дрейком поместье Бакланд Абби (Buckland Abbey). Сегодня там находится большой момнумент в честь Дрейка. Но, как и в первом браке, детей у Дрейка не было.

В 1585-1586 годах сэр Френсис Дрейк снова командовал вооруженным английским флотом, направленным против испанских колоний Вест-Индии, и так же, как и в прошлый раз, возвратился с богатой добычей. Впервые Дрейк командовал таким большим соединением: у него в подчинении был 21 корабль с 2300 солдатами и матросами.


Именно благодаря энергичным действиям Дрейка был на год отсрочен выход в море "Непобедимой армады", что позволило Англии лучше подготовиться к военным действиям. Неплохо для одного человека! А дело было так: 19 апреля 1587 года Дрейк, командуя эскадрой из 13 небольших кораблей, вошел в гавань Кадиса, где готовились к отплытию корабли "Армады". Из 60 кораблей, стоявших на рейде, он уничтожил 30, а часть оставшихся захватил и увел с собой, в том числе и громадный галеон водоизмещением 1200 тонн.

В 1588 году сэр Френсис приложил свою тяжелую руку к полному разгрому "Непобедимой армады". К сожалению, это было зенитом его славы. Экспедиция к Лиссабону в 1589 году закончилась неудачей и стоила ему расположения и милости королевы. Взять город он не смог, а из 16 тысяч человек в живых осталось только 6 тысяч. Кроме того, королевская казна понесла убытки, а к таким вопросам королева относилась очень плохо. Похоже, что счастье покинуло Дрейка, и следующая экспедиция к берегам Америки за новыми сокровищами уже стоила ему жизни.

Все в этом последнем плавании складывалось неудачно: в местах высадки оказывалось, что испанцы были предупреждены и готовы к отпору, сокровищ не было, а англичане несли постоянные потери в людях не только в боях, но и от болезней. Адмирал также заболел тропической лихорадкой. Почувствовав приближение смерти, Дрейк поднялся с постели, с большим трудом оделся, попросил своего слугу помочь ему облачиться в доспехи, чтобы умереть как воину. На рассвете 28 января 1596 года его не стало. Через несколько часов эскадра подошла к Номбре-де-Диосу. Новый командующий Томас Баскервиль приказал поместить тело сэра Френсиса Дрейка в свинцовый гроб и с воинскими почестями опустить в море.

Поскольку у сэра Френсиса Дрейка не оказалось детей, чтобы наследовать его титул, он был передан племяннику, которого тоже звали Френсис. Тогда это казалось курьезом судьбы, но впоследствии стало причиной многих казусов и недоразумений.

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 9th, 2007, 11:26 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Франсуа Л'Олонэ
Изображение

Жан-Франсуа Hay по прозвищу Франсуа Л'Олонэ (Francis L'Olonais) родился в 1630 году во Франции в местечке Сабль д'0лоне откуда и получил свое прозвище (здесь хочется предупредить читателя, что в русском существуют несколько транскрипций написания его имени: Л'Олонэ, Лолоне, Л'Олонойс). Он вошел в историю карибского пиратства как один из самых жестоких флибустьеров и руководитель первого удачного сухопутного штурма крепости, предпринятого "береговыми братьями". Вот как характеризует жестокого главаря пиратов в книге "Пираты Америки" А.О.Эксквемелин:

"...Уж если начинал пытать Л'Олонэ и бедняга сразу не отвечал на вопросы, то этому пирату ничего не стоило разъять свою жертву на части, а напоследок слизать с сабли кровь".
Будучи двадцати лет от роду, Жан-Франсуа отплыл в Вест-Индию, где спустя три года стал буканиром на Санто-Доминго. Оттуда он перебирается на Тортугу, где в 1662 году получает от французского губернатора Жереми дю Россе патент на каперство и судно. С переменным успехом грабя испанские корабли, он в конце концов теряет корабль и в 1664 году, получив от следующего губернатора новый, выходит в море, где попадает в шторм у побережья Юкатана. Выбравшиеся на берег пираты были захвачены испанцами, однако ночью набросились на стражу и все погибли - кроме Л'Олонэ, притворившегося мертвым. Переодевшись в испанское платье, пират отправился в ближайший город, где подговорил негров-рабов украсть у их хозяина рыбацкий баркас, на котором он и преодолел 1200 морских миль, отделявших его от Тортуги. Надо отметить, что эти воды не только кишели испанцами, но и по сей день представляют сложность для навигации, так что пираты вполне оценили мастерство Л'Олонэ.


Однако потеря двух кораблей за два года подорвало доверие к нему у французов, потому на промысел Л'Олонэ вышел на небольшом корабле и командой в двадцать человек. На этот раз удача улыбнулась ему: они не только захватили испанский барк, но и смогли в береговых водах подстеречь большой фрегат. Уверенные в своем превосходстве, испанцы ввязались в перестрелку с береговым отрядом пиратов и потеряли столько людей, что не смогли быстро уйти, когда Л'Олонэ на двух ранее спрятанных барках атаковал их.

Захватив фрегат, он узнал, что кубинский губернатор приказал казнить всех пиратов, которые попадутся им на пути. Поскольку ранее флибустьеров брали в плен и потом меняли или требовали выкуп, то Л'Олонэ рассвирепел и лично обезглавил всех испанских пленников. Говорят, что при этом он слизывал кровь с собственной сабли и комментировал разницу во вкусе. С единственным оставленным в живых пленником Л'Олонэ отправил губернатору послание:


"Я исполнил ваш приказ и не пощадил пленных, коими оказались ваши люди. В следующий раз, надеюсь, вы сами попадетесь мне в руки".
Вовремя сообразив, что пираты чаще берут пленных, чем попадаются в плен сами, губернатор отменил свое распоряжение.

Но самой знаменитой операцией Л'Олонэ был захват испанской колонии Маракайбо, предпринятой им совместно с Мигелем Баском в 1667 году. Тщательно подготовленное предприятие удачно началось нежданным взятием двух галеонов, один из которых шел с грузом какао, - его немедленно отправили губернатору д'0жерону для реализации; второй был гружен ружьями и порохом - его оставили в строю.

Маракайбо находилось на берегу озера, соединенного с морем узким проливом, вход в который охранялся фортом. После трехчасового штурма Л'Олонэ овладел крепостью, после чего корабли пиратов вошли в озеро и заняли город, оставленный его жителями. Две недели пираты провели в захваченном городе, пытая захваченных пленников и грабя то, что испанцы не успели унести с собой. Однако три четверти населения города сумели перебраться в Гибралтар и потому Л'Олонэ отдал приказ ставить паруса и двигаться к этому городу.


Там пиратов ждала ловушка - испанцы прорубили в джунглях фальшивую дорогу, ведущую в трясину. Л'Олонэ, однако, не растерялся и под сильным мушкетным огнем наладил строительство гати, по которой достиг ворот редута, где четыре сотни пиратов были встречены залпом картечи. Потеряв полсотни бойцов, Л'Олонэ приказал поворачивать назад. Торжествующие испанцы покинули редут и ринулись в атаку, оказавшуюся для них гибельной - в рукопашном бою флибустьеры не знали себе равных. На плечах откатившихся испанцев они ворвались в город. При штурме погибло столько испанцев, что их трупы загрузили на два корабля, которые потопили во избежание эпидемии.

Гибралтар был разграблен, кроме того пираты потребовали выкуп в десять тысяч пиастров, грозя спалить город. Получив деньги, Л'Олонэ вернулся в Маракайбо, где потребовал выкупа в 30000 пиастров, которые и были им получены. Общая добыча составила 250000 пиастров наличными плюс на 100000 пиастров награбленных ценностей; кроме того, с молотка на аукционе пошли захваченное судно с грузом табака и партия рабов. Вернувшись 1 ноября 1669 года на Тортугу, десять процентов от добытого Л'Олонэ отдал губернатору д'Ожерону и стал готовиться к следующему походу, который оказался для него последним.

О гибели Л'Олонэ с нескрываемым удовольствием рассказывает Эксквемелин:

"...Богу больше не угодно помогать этим людям (пиратам), и он решил наказать Л'Олонэ самой ужасной смертью за все жестокости, которые он учинил над множеством несчастных. Л'Олонэ со своими людьми попал в руки дикарей... Они разорвали Л'Олонэ в клочья и зажарили его останки".
Надо сказать еще несколько слов о Мигеле Баске, плечом к плечу с Л'Олонэ шедшему на штурм Гибралтара. Удача благоволила к этому смелому пирату - в мае следующего года ему, благодаря искусным маневрам, почти без боя удалось захватить испанский галион, груженный золотом. Этот подвиг навсегда вошел в историю флибустьерства.

По материалам сайта "Веселый Роджер"

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 14th, 2007, 11:19 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Лоренс Де Графф
Изображение

Лоренс Де Графф - флибустьер голландской национальности. Хочу заметить, что его фамилия вовсе не дворянского происхождения и не должна писаться с частицей "де". Лоренс Графф служил сначала испанцам, а позднее стал мужем известной бретонской охотницы-буканира Марии Богоугодной, вдовы Пьера Длинного, основателя очевидно Порт-о-Пренс на Санто-Доминго. Вот как описывает этого бравого флибустьера Эксквемелин:

"Капитан Лоренс - высокого роста, но не сутулящийся, лицо его красиво, но без всякой женственности, волосы - светло-золотистые, но не рыжие, и главная его гордость - усы испанского вида, которые ему идут более, чем кому-либо в мире. Никогда мы не знали лучшего канонира; при наведении дула пушки на цель он всегда точно рассчитывает точку, куда должно ударить его ядро, равно как и его пуля при стрельбе из ружья. Капитан - человек смелый, быстрый и решительный. Задумать дело, организовать его и выполнить - это для него три обязательных пункта любой операции. Опасности его не страшат, но он всегда слишком нетерпелив и горяч. В остальном он прекрасно владеет техникой ведения боя с испанцами, он их хорошо понимает, так как в молодости долго находился среди них.

Лоренс всегда возит с собой в море скрипки и трубы, игрой на которых он любит развлечь себя и других, кто предпочтет такой способ отдыха в перерывах между драками. Он явно выделяется среди других флибустьеров своей воспитанностью и хорошим вкусом. В конце концов, он так прославился, что как только становится известным о его прибытии в какой-нибудь порт, то сразу со всех сторон сбегаются люди, чтобы увидеть собственными глазами, что он такой же обычный человек, как и они.

Что отличает его все-таки от других, так это то, что он довольно долго служил испанцам на море, даже сражаясь против самих флибустьеров, к которым сам теперь относится. Если бы он и дальше продолжал им служить, то избавил бы их от многих неприятностей и потерь, а о дальнейших событиях, вообще, нельзя что-либо предугадать. На самом деле Лоренс успел побывать на островах Санто-Доминго, Тортуга и Ямайка и после многочисленных боев, принесших ему большое количество пленников, он был схвачен сам. Оказавшись среди людей, цену которым он прекрасно знал, не раз испытав на себе их боевые качества, Лоренс принял решение остаться у них и отныне бороться с испанцами еще более яростнее, чем французы, которых он ранее сам брал в плен. У него было много времени, чтобы узнать коварство и жестокость своих бывших начальников, и теперь он страстно желал найти возможность их наказать".
Самой блистательной операцией, проведенной Лоренсом (не считая его участия в экспедициях к Кампече и Веракрусу, о которых речь впереди), считается его чудесное спасение от двух мощнейших шестидесятипушечных испанских кораблей, имевших на борту 1500 человек, один из которых был адмиральским галеоном, а другой - вице-адмиральским.

Увидев слишком поздно, с кем он имеет дело, капитан Лоренс уже не мог спастись бегством. Отдав приказ взорвать свой корабль, если полностью будет ясно, что дело проиграно, он рискнул пройти между двумя галеонами под вражеским обстрелом из 120 орудий, беспорядочно, но интенсивно стреляя по испанцам из ружей и пушек с двух бортов таким образом, что вражеские канониры никак не могли точно прицелиться.

В результате бешеной перестрелки сам Лоренс был сбит с ног ударом ядра, задевшим его на излете, но со словами "Ничего страшного" быстро поднялся и направился к пушке, которую сам навел на цель. С первого выстрела он сбил большую мачту адмиральского корабля; испуганный капитан вице-адмиральского корабля не осмелился идти на абордаж, несмотря на огромный перевес в силах.

Эта скандальная история стала известна не только в Новом Свете, но и в Европе. Испанский двор не мог допустить, чтобы 1500 человек спасовали перед какой-то несчастной посудиной флибустьера, за голову которого, тем более, была назначена награда. И тогда голова нерешительного капитана вице-адмиральского корабля легла под топор палача. Лоренс же, напротив, после этого удачного маневра снискал себе большую известность и громкое имя.

Другой раз, когда он попал в засаду около Картахены с капитанами Мигелем, Жонке, Лесажем и Бруажем, он был окружен тремя испанскими военными кораблями, имеющими на судах более 800 человек и 80 орудий; Лоренс захватил адмиральский корабль с 38 пушками, а Жонке завладел вице-адмиральским. После этого приключения, имея прекрасные корабли, Лоренс, Мигель и Бруаж объединили свои силы.

Здесь мне хочется сказать несколько слов о капитанах Мигеле и Бруаже, хотя посвящать им отдельные странички - слишком много чести для таких мелких сошек, скорее контрабандистов, чем закоренелых пиратов. Почему-то они действовали все время совместно, во всяком случае порознь в хрониках мне ни разу не встретились.

Два этих человека известны нам лишь в связи с совместными действиями с Лоренсом де Граффом и после следующего случая, который проливает свет на одно важное обстоятельство: трудность отличить, как и при современных войнах, настоящих "нейтралов" от фальшивых, занимающихся военной контрабандой.

Однажны им посчастливилось захватить два голландских торговых корабля. Во время осмотра двух кораблей они не нашли ничего стоящего упоминания. Капитаны уж собирались было покинуть корабли, когда наткнулись на маленького раба, сидевшего в трюме. Тот выдал им тайну: эти два корабля везут из Картахены груз - 200 000 экю золотом и серебром, который они должны доставить этим путем в Испанию, так же как и одного епископа. Причем золото было хорошо спрятано среди трюмного хлама.

Мигель приказал доставить груз и епископа - за которого вполне можно взять выкуп в 50 000 экю - на борт его корабля. Здесь нужно заметить, что они поступили весьма благородно, не забирая себе корабли "нейтралов", что в то время было обыкновенным делом. Но золото было найдено и присвоено нашими "друзьями", а потому капитаны голландских судов высказали свое недовольство.

- Действительно? - ответил им на это Мигель. - Ну ладно! Я согласен драться один против вас двоих, - а капитан Бруаж будет наблюдать за нашим боем. Но если я выйду победителем, то я стану хозяином не только испанских денег, но и двух ваших кораблей.

Оба голландца предпочли оставить флибустьерам деньги и прелата и поспешно удалились. Но случилось так, что Бруаж, потеряв мачты в неравной борьбе с ветром, вынужден был сделать остановку на острове Сент-Томас. На этом острове проживали датчане, но их король только что стал членом электората Бранденбурга. Германский губернатор сразу освободил прелата без всякого выкупа, а Бруажу в обмен на его "добрую волю" продал необходимые материалы для строительства новых мачт за все золото, какое было у того на корабле. Неплохая сделка: Бруажу лишился всего, но остался на свободе, а германский губернатор здорово нажился на этой сделке, запродав несколько бревен за кругленькую сумму. Воистину, дорого бывает яичко ко Христову Дню!

Однако, вернемся к Лоренсу Де Граффу. Ему посчастливилось без единого выстрела завладеть кораблем с 14 пушками, груженным хиной и 47 фунтами (около 23 кг) чистого золота! Интересно привести запись хроникера по поводу каперского патента:

"Прежде чем что-нибудь предпринять, он отбыл в сопровождении лишь сотни человек на берег Санто-Доминго, чтобы заставить губернатора оставить такую прекрасную добычу в полное распоряжение флибустьеров и обновить свой патент, срок которого уже истек.

Между прочим надо здесь отметить, что хотя флибустьеры и отправились в путь с целью уговорить губернатора оставить за ними захваченное золото, но это было сделано лишь для соблюдения формальностей, так как частенько они распоряжались добычей сразу же после ее захвата. Они анализируют, насколько ценны для них все боевые трофеи; после проведения оценки ценностей они оставляют, в лучшем случае, часть добычи для губернатора, как если бы он сам присутствовал среди них, а затем делят между собой все остальное. Если же так случается, что флибустьеры не занимались дележом до прибытия на место их базы, то их капитан сходит с корабля и отправляется к губернатору с донесением о проведенной операции и размерах захваченной добычи. Он рассказывает ему, что все захваченные ценности являются боевыми трофеями, добытыми во время корсарской экспедиции согласно выданному патенту. После выполнения таких цивилизованных формальностей губернатор анализирует ситуацию и лично забирает себе примерно десятую часть стоимости всей добычи".
Вскоре Лоренс примкнул к пирату де Граммону с целью совместного нападения на Веракрус - эпохальная операция, в чем-то даже более смелая, чем знаменитая панамская авантюра Генри Моргана. Поскольку я уже описал эту операцию на страницах, посвященных де Граммону, то здесь лишь коснусь моментов, непосредственно относящихся к капитану Лоренсу.

Пиратам удалось разграбить город, хотя и нет так основательно, как планировалось: помешала подмога, оперативно вызванная испанцами. Случилось так, что Лоренс Де Графф крупно поссорился с еще одним участником похода голландским пиратом Ван Доорном. Ничтожным мотивом ссоры явилась клевета, простая болтовня одного англичанина о никем не виденном "кожаном кофре, украшенном арабесками", куда Ван Доорн якобы складывал свою персональную добычу, права на которую оспаривались Лоренсом де Граффом. Произошла драка, в результате которой де Графф нанес смертельную рану Ван Доорну. Тем временем, подоспела испанская подмога и пираты спешно отступили.

Пережив на обратном пути несколько неприятных приключений Лоренс де Графф и Граммон расстались с довольно резкими выражениями, поскольку Граммон обвинял Лоренса в убийстве Ван Доорна.

После нескольких самостоятельных удачных набегов оба вновь оказались на Ямайке. Почему на Ямайке? Для Лоренса де Граффа, очевидно, потому что после его драки с Ван Доорном он не посмел вернуться на Санто-Доминго, куда он отправится только много позже.

В 1685 году Лоренс де Графф вместе с Граммоном вновь выступил против испанцев с целью разграбления Кампече, вновь собрав почти такие же силы, как и при нападении на Веракрус. Хотя в этот раз они встретили ожесточенное сопротивление, им удалось добиться успеха.

По возвращении они вновь разделились и Лоренс отправился в самостоятельную экспедицию, но по пути подвергся нападению со стороны трех кораблей с 50 пушками на борту. Его собственный корабль был захвачен вместе со всей добычей, но, к сожалению, ему самому, будучи тяжело раненному, удалось скрыться и вернуться в Санто-Доминго. Здесь он довольно долго залечивал свои силы. За этим его застал... де Граммон. В какой уже раз они решили провести совместную экспедицию, но в одном из морских сражений Граммон был убит.

По возвращении в Санто-Доминго Лоренс де Графф получил официальное свидетельство о прощении ему убийства Ван Доорна (после строгого расследования) и назначение майором острова Санто-Доминго с поручением наладить на острове полицейскую службу. Позднее он был назначен "лейтенантом короля", участвовал в 1699 году в экспедиции Пьера д'Ибервилля, основавшего Новый Орлеан, где де Графф и окончил свое существование.

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 14th, 2007, 11:21 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Энн Бонни

Изображение
Энн Бонни (Anne Bonny) родилась 8 марта 1700 года в маленьком городке недалеко от Корка в Ирландии, где ее отец Эдвард Кормак служил адвокатом. Пикантность ситуации состояла в том, что она не была его законной дочерью, что, похоже, опровергает старинную английскую поговорку, гласящую, что "незаконнорожденные дети - самые счастливые". Она была ребенком, подаренным ее отцу служанкой, связь с которой он, впрочем, ни от кого не скрывал.

Когда Энн родилась, разразился скандал, инициированный его женой в результате которого Эдвард потерял свою клиентуру. Вместе с этой служанкой и Энн он сел на корабль, отправлявшийся в Каролину.

Сначала он зарабатывал на жизнь, работая адвокатом, но, занявшись вскоре торговлей, добился в этом новом для себя деле таких больших успехов, что смог приобрести весьма обширную плантацию. Его служанка, которую он продолжал выдавать за жену, умерла, и вдовец переложил все заботы о хозяйстве на плечи своей дочери Энн.

Надо сказать, что девушка имела крутой нрав и была очень смелой. Когда впоследствии ее осудили, пираты выложили на процессе множество историй, большинство которых было не в ее пользу. Рассказывали среди прочих фактов, что однажды, занимаясь хозяйством своего отца, она так сильно рассердилась на одну английскую служанку, что убила бедняжку прямо на месте кухонным ножом; или еще одна некрасивая история: молодого человека, осмелившегося подойти к Энн слишком близко против ее желания, она искусала так жестоко, что он еще долго не мог оправиться от ран.

Пока Энн жила в доме своего отца, она считалась хорошей партией, и он уже подыскивал ей выгодного жениха. Но она сделала его несчастным, выйдя тайно замуж за Джеймса Бонни, простого матроса, не имевшего в кармане ни одного пенни. Отец был настолько взбешен поступком дочери, что выгнал ее из дома навсегда. Молодой человек, который полагал, что провернул выгодное дело, женившись на богатой девушке, был сильно разочарован. Скрываясь от разгневанного отца молодоженам ничего не оставалось, как сесть на корабль, отправлявшийся на остров Нью-Провиденс, где Джеймс намеривался найти работу.

Прибыв на место она быстро сошлась с богатым плантатором Чайлди Байярдом. Однако, вскоре произошла безобразная история в результате которой Энн оказалась замешанной в убийстве кузины губернатора Ямайки. Энн бросили в тюрьму, правда не надолго. К счастью для нее, Чайлди не поскупился на солидную взятку, чтобы вызволить ее оттуда. Вместе с ним Энн совершила несколько торговых поездок по Новому Свету.

Через некоторое время она стала тяготиться обществом Байярда. В мае 1719 года она познакомилась в одной из таверн с пиратом Джеком Рекхэмом, который начал оказывать ей постоянные знаки внимания. Он был очень любезен с ней и постепенно убеждал ее покинуть Чайлди, что она и сделала в конце концов. Энн Бонни переоделась в мужскую одежду и последовала за Рекхэмом, который взял ее с собой в море. Через некоторое время она обнаружила, что ждет ребенка, и, когда подошел срок, Рекхэм высадил ее на Кубе, поручив нескольким своим друзьям позаботиться о своей подруге. Наконец Энн Бонни разрешилась от бремени, но морские приключения не прошли даром и ребенок, родившийся анацефалом, умер через несколько часов. Чтобы скорее забыться от постигшего ее несчастья, она вновь ушла в море вместе с Рэкхемом.

Когда везде был опубликован указ короля, в котором он прощал тех пиратов, которые прекратят разбойничать, Рекхэм подчинился его условиям и расстался с пиратским ремеслом. Но через некоторое время, нанявшись к губернатору Роджерсу, чтобы выйти в море против испанцев, он и его товарищи взбунтовались и захватили губернаторский корабль. Произошло это скорее по вине самого губернатора. Последний слыл человеком вздорным и крайне подозрительным. Он стал подозревать, что Энн и Рекхэм составили заговор против него с целью его убийства. В качестве наказания он заставил Рекхэма выпороть свою "супругу". Экзекуция свершилась. Оскорбленные таким обхождением, Энн и Рекхэм теперь уже действительно составили заговор и осуществили его. Они опять принялись за старое.

Энн Бонни, как всегда, сопровождала его и не раз доказывала своему другу, что никому не уступит в смелости и умении драться. Волею случая они были захвачены в море пиратами под предводительством Мери Рид. Между ними случилось недоразумение, впоследствии переросшее в крепкую дружбу. Поскольку я уже описал эту часть жизни Энн в рассказе о Мери Рид, то повторять ее здесь еще раз не буду.

В октябре 1720 года Мери, Энн и Рекхэм все же были пойманы губернатором Ямайки Лоусом. В том бою она, Мери Рид и капитан Рекхэм были единственными, кто осмелились остаться на верхней палубе.

Отец Энн Бонни был известен как честный человек в кругу благородных людей, имевших свои плантации на Ямайке. В связи с этим многие, вспоминая Энн Бонни в его доме, старались оказать ему какие-нибудь услуги. Но непростительная ошибка, которую она совершила, бросив своего мужа и последовав за пиратом, еще более усугубила ее преступление против общества. Когда Рекхэм был приговорен к казни, ему разрешили в виде величайшей милости увидеться с Энн Бонни, но вместо утешения перед смертью она сказала своему другу, что он вызывает у нее негодование таким жалким видом. "Если бы вы дрались как мужчина, то вас бы не повесили, как собаку!"

Вскоре в заключении умерла Мери Рид. Энн Бонни находилась в тюрьме до наступления срока очередных родов. Ее казнь все время откладывалась, и, в конце концов, приговор так и не был приведен в исполнение. Дело в том, что Энн Бонни внезапно и загадочно исчезает из официальных записей. Существует несколько гипотез о ее дальнейшей судьбе. По одной из них, она ушла вглубь американского материка в составе одной из экспедиций, где вскоре умерла от болезни. По другой - она вновь связалась с пиратами и погибла в одной из абордажных схваток. Существует также гипотеза, что она якобы вернулась в Ирландию.

По материалам сайта "Веселый Роджер"

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 20th, 2007, 12:33 am 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Роберт Каллифорд, (Robert Culliford) - британский пират, активно действовавший в 1690-1698 годах в Карибском, Красном, Южно-Китайском морях, а также Индийский океане.

Каллифорд и другие члены пиратской шайки в феврале 1690 года украли корабль "Благословленный Вильям" у Вильяма Кидда. Выбрав капитаном Вильяма Мэя, они в декабре направились к Мадагаскару и курсировали у берегов Индии, захватывая мелкие призы. Затем Мэй с Каллифордом решили идти на Никобарские острова и, в конце концов, вернулись в Нью-Йорк.

Когда Мэй в июле 1693 года отплыл на "Жемчуге", Каллифорд был у него квартирмейстером. В октябре 1694 года "Жемчуг" зашел в Мангалур (Индия) и отправился дальше уже без Каллифорда. Служил в Мадрасе канониром британских войск. В июне 1696 года возглавил мятеж, который привел к захвату купеческого судна "Йосия". Каллифорда оставили на одном из Никобарских островов, когда большинство команды решило вернуть "Йосию". Взятый на борт проходящим мимо кораблем, он через некоторое время вступил в шайку Ральфа Стаута, плававшего на корабле "Мока" (иногда называемого "Резолюшн").

В мае 1697 года Стаута убили, и капитаном стал Каллифорд. "Мока" вернулся в Малаккский пролив и однажды погнался за британским судном "Доррил" с богатым грузом. Когда корабли поравнялись, "Дорилл" сильно удивил пиратов, послав пушечное ядро точно в главную мачту "Мока". "Мока" захватил несколько других судов - китайских, индонезийских и европейских - и в мае 1698 года подошел к острову Сент-Мари вблизи Мадагаскара. У Сент-Мари Каллифорд ограбил французское судно, взяв 2000 фунтов стерлингов. Там же он встретился и весело провел время со своим бывшим капитаном Вильямом Киддом. Почти 100 человек из команды Кидда перешли к Каллифорду, когда тот в конце июня вышел в море.

Через короткое время "Мока" встретился с "Пеликаном" и "Солдадо" Дирка Чиверса. Они решили действовать вместе и уже в сентябре 1698 года Каллифорд и Чиверс захватили в Красном море судно "Великий Мохаммед". На борту захваченного судна оказалось 130000 фунтов стерлингов, и каждый член команды получил более 700 фунтов.

Взяв еще один менее ценный приз, Каллифорд и Чиверс в феврале 1699 года вернулись на остров Сент-Мари. В сентябре пираты затопили "Мока", когда к острову подошли четыре британских военных корабля. Их командир предложил пиратам королевское прощение. Хотя срок прощения истек в июне, он обещал продлить его. Около трех десятков пиратов, включая Каллифорда, приняли предложение и, в конце концов, оказались в Лондоне.

Каллифорда и некоторых других судили в мае 1701 года за ограбление "Великого Мохаммеда". Когда суд установил, что прощение просрочено, всех пиратов, кроме Каллифорда, повесили. Каллифорда спасло то, что он должен был давать показания против Сэмюэля Бургесса на отдельном судебном процессе. После этого о нем перестали упоминать в документах, возможно, он поступил на службу в военно-морские силы, впрочем возможно, что его удавили по-тихому: кому нужен лишний свидетель?

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 26th, 2007, 11:25 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Ван Доорн

Изображение
Ван Доорн - голландец по национальности, служил, тем не менее, французскому королю. Замечу, что в русской транскрипции его имя имеет несколько написаний: Доорн, Хорн, Горн.

Это был человек маленького роста, "сложен ни хорошо, ни плохо", как охарактеризовал его Эксквемелин. Еще он добавил о том, что Ван Доорн "носил на шее нитку жемчуга с бесценными жемчужинами огромной величины и рубином удивительной красоты". И тут же с важностью добавляет: "Мужчин ценят не за внешность, а за ум". А Ван Доорн был не только хорошим лоцманом, но и умным и отважным капитаном. Но надо добавить: чрезмерно независимым.

Ван Доорн начинал простым матросом в Голландии. Скопив немного денег, он прибыл со своим товарищем во Францию, и оба записались в "каперы" на службу ко французскому королю. Их небольшой корабль с тридцатью хорошо вооруженными людьми на борту, замаскированный под рыбачье судно (часто применявшаяся хитрость), так же как и патент на рыбную ловлю, был записан на имя Ван Доорна. Он безо всякого стыда нападал на своих бывших соотечественников, как и многие товарищи Жана Бара, который сам был французом по воле случая в результате того, что многие семьи породнились с двух сторон новой границы.

Проведя несколько удачных захватнических операций, Ван Доорн смог купить в Остенде военный корабль и занялся вновь морскими набегами, да с таким успехом, что через несколько лет он уже находился во главе небольшого флота, с которым достиг берегов Вест-Индских островов.

Непомерно возгордившийся, по свидетельству современников, он уже не давал себе труда разбираться, какому народу принадлежал встречный корабль - врагу, нейтралу или союзнику, приказывая принести ему флаг поверженного противника. Единственное исключение для него были корабли Франции. Он забывался до такой степени, что если запаздывало вознаграждение за его службу, он "наносил оскорбление" и самой Франции.

Ван Доорн делал это чисто пиратскими методами; в конце концов господин д'Эстре получил ордер на его арест и бросил за ним в погоню хорошо оснащенный корабль, который нагнал пирата в открытом море. Не имея возможности уйти от погони, Ван Доорн пересел в шлюпку и сам предстал перед капитаном губернаторского корабля, утверждая, что он атаковал корабли под французским флагом, так как ему стало известно о некоторых людях, которые под прикрытием этого флага хотели от него спастись. Но его оправдания никто не слушал.

Видя, что его хотят взять под стражу, Ван Доорн пришел в сильную ярость и поднял голос на командующего: "Что вы собираетесь сделать? Неужели вы думаете, что мои люди позволят вам увести меня на их глазах, без борьбы? Знайте же, что все мои флибустьеры знают свое дело и быстры на расправу, они безоговорочно подчиняются моему лейтенанту, они встречали и не такие опасности и не боятся смерти".

И что же сделал королевский офицер? Хроника свидетельствует:

"По решительному виду флибустьеров он понял, что Ван Доорн говорит правду; а так как у него не было приказа рисковать королевскими военными силами против таких воинов, то он принял решение отпустить пирата, руководствуясь больше политическими мотивами, чем какими-либо другими. А Ван Доорн, узнавший в то время, что группа галеонов короля Испании дожидалась в Пуэрто-Рико благоприятного случая в виде военного эскорта, чтобы выйти в море, на всех парусах устремился туда и, войдя в порт под звуки труб, дал знать местному губернатору, что пришел предложить свой флот в качестве эскорта галеонов на всем их пути следования в далекую Испанию."
Так Ван Доорн второй раз переходит на другую воюющую сторону.

На свою беду испанцы согласились. Кто предал один раз, предаст снова, гласит народная мудрость. И сторожевой пес набросился на охраняемых им баранов: он потопил несколько галеонов, присвоил себе самые богатые грузы и погнался за другими!

Вероятно, что после этого случая, ненавидимому в равной степени французами, испанцами и голландцами, не говоря об англичанах, Ван Доорну было бы трудно раздобыть для себя корсарский патент на постоянную службу. Но как раз в этот момент Граммон предлагает ему принять участие в набеге на Веракрус. Богатство этой колонии давно дразнило воображение Ван Доорна. Без колебаний он принимает сторону Граммона.

Поскольку я уже описал этот поход на страничке, посвященной Граммону, здесь я не буду повторяться. Скажу лишь, что во время набега он крупно поругался с другим участником экспедиции - капитаном Лоренсом Де Граффом. Ничтожным мотивом ссоры явилась клевета, простая болтовня одного англичанина о никем не виденном "кожаном кофре, украшенном арабесками", куда Ван Доорн якобы складывал свою персональную добычу, права на которую оспаривались Лоренсом де Граффом. Произошла драка, в результате которой Ван Доорн был смертельно ранен.

Ван Доорн прожил еще несколько недель и умер после возвращения на базу. Он был похоронен около мыса Каточе на Юкатанском полуострове в 1200 км от Веракруса. Смерть вспыльчивого пирата поставила точку в его шараханье от одного народа к другому.

Богатая вдова Ван Доорна (как ни странно, но ни одно из преданных Ван Доорном государств не наложило руку на его имущество) перебралась в Остенде, где жила счастливо до самой смерти.

Сайт "Веселый Роджер"

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 26th, 2007, 11:27 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Александр Оливье Эксквемелин

"В год 1666, второго мая, мы отплыли из гавани Гавр-де-Грас на корабле "Сен-Жан", принадлежавшем Дирекции Высокой Французской Вест-Индской компании, и было на этом корабле двадцать восемь пушек, двадцать моряков, двести двадцать пассажиров, состоявших на службе компании, и вольных особ со слугами".
Так начиналась книга Александра Оливье Эксквемелина (ее теперешнее сокращенное название "Пираты Америки"), вышедшая в Амстердаме в типографии Яна тен Хорна в 1678 году. Это интереснейшее сочинение бывшего пирата уже триста лет пользуется необычайной популярностью. Оно было переведено на одиннадцать языков и выдержало свыше шестидесяти изданий. И это не удивительно. Несмотря на то, что язык суховат и книга по существу представляет репортаж, составленный на основании якобы дневниковых записей, автор подробно и со знанием дела описал быт, жизнь, нравы и дела морских разбойников.

После утомительного морского путешествия автор прибыл на остров Тортугу в качестве рабочего, завербованного компанией. Однако вскоре компания разорилась; ее имущество пошло с молотка, в том числе и рабочие: Эксквемелина купил на аукционе губернатор острова, который жестоко обращался со своими невольниками, изнурял тяжелой работой, почти не кормил, всячески оскорблял, вынуждая откупиться от рабства. Эксквемелин заболел, и, опасаясь потерпеть убыток в случае смерти своего раба, губернатор поспешил избавиться от него, продав за семьдесят реалов одному сердобольному хирургу. Новый владелец после года службы отпустил его на свободу под выкуп в сто пятьдесят реалов с рассрочкой платежа. Выйдя на свободу, он "оказался гол, как Адам".

В те времена в Карибском море вовсю хозяйничали пираты. Эксквемелин пришел к ним; некоторые медицинские познания, полученные во время службы у своего хозяина-хирурга, позволили ему стать судовым врачом пиратского экипажа. Плавая с "джентльменами удачи" с 1667 по 1672 года, он участвовал во многих авантюрных предприятиях, отчаянных набегах, морских и сухопутных сражениях. Как рядовой пират, со шпагой и пистолетами он прыгал на палубу абордируемого судна, бился насмерть, стрелял и получал свою долю добычи, а потом, уже в качестве врача, лечил раны, полученные в бою его товарищами.

В своей книге он рассказал, как индейцы островов Карибского моря сражались с испанскими завоевателями, как испанцы травили их собаками, привезенными из Испании и специально обученными охоте не людей, как казнили захваченных и их разрубленными телами кормили собак... Он с яростью пишет о рабстве на основе собственного опыта раба.

Эксквемелин описал нравы, обычаи и социальные порядки пиратского общества и привел биографии таких пиратских капитанов, как Рок Бразилец, Франсуа Л'Олонойс, Генри Морган и других. Эксквемелин, не приукрашивая действий пиратов, подробно рассказывает о насилиях, творимых пиратами в завоеванных городах с тем, чтобы получить выкуп. Но нахождение в пиратской среде не ожесточило автора книги, и он сочувственно относится к пленным, подвергнутым бесчеловечным истязаниям.

Из книги следует, что в 1672 году Эксквемелин приехал в Европу. Какова же дальнейшая судьба его? Ответить на этот вопрос нелегко. До настоящего времени идет спор о том, кто был человеком, который скрыл свое имя под псевдонимом "Александр Оливье Эксквемелин".

Заслуживает внимания гипотеза голландского историка Хогеверфа, выдвинутая в 1931 году, согласно которой "Пираты Америки" были написаны голландским путешественником и писателем Хендриком Смексом (1643-1721), побывавшем в 1666-1673 годах в американских землях. Так это или нет - доподлинно неизвестно, но несомненно одно: автор "Пиратов" действительно был в описываемое им время на Антильских островах и в Центральной Америке и о морских разбойниках тех мест писал на основании своего личного опыта и тщательных наблюдений.

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 27th, 2007, 4:54 am 
Не в сети
CAPO DI TUTTI CAPI
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 4th, 2006, 11:31 am
Сообщения: 2083
Откуда: City
Gangster Sam

теперь к нас есть свой эксперт по пиратам! :wink:

_________________
The World is Yours!!!
I always tell the truth - even when I lie.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ноябрь 27th, 2007, 12:09 pm 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
8) Всегда готов помочь :lol:

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 12:25 am 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
РОК БРАЗИЛЕЦ (ГЕРРИТ ГЕРРИТЗОН) — голландский флибустьер из Гронингена, чье прозвище было Рош на французском, и Рок на английском.
Большую часть своего детства он провел в Бразилии, откуда и получил свое прозвище Бразилец (по-французски Рош Бресильен, по-английски Рок Бразилец). Его родители были торговцами, которые осели на восточной оконечности Бразилии, после того, как Соединенные Провинции захватили эти земли у Португалии в 1644 году. Там Рок выучил еще и португальский язык и наречия местных индейцев, которые знал, как свой родной голландский. Когда португальский флот отбил у Соединенных Провинций Нидерландов бразильские земли, Рок, чьи родители были убиты, был среди выживших голландцев, кто отправился во французские колонии на Малых Антилах. Это было около 1654 года. Рок также легко выучил французский, как до этого португальский и индейский, также легко как впоследствии выучит английский и испанский.
После захвата англичанами Ямайки в 1655 году, Рок переселился туда, где служил на нескольких кораблях. К 1660 году он упоминается в числе команды фрегата ‛Griffin“, которым командовал его соотечественник капитан Эдриан ван Димен. Это судно являлось частью ямайского флота, который под начальством Кристофера Мингса разграбил города Сантьяго-де-Куба (1662) и Сан-Франциско-де-Кампече (1663). Затем «Griffin» отделился от флота и продолжил нападения на испанцев самостоятельно, и только в 1664 году решил вернуться на Ямайку. Однако большинство команды отказалось возвращаться в Порт-Ройял и бросить нападения на испанцев по приказу нового губернатора Томаса Модифорда. Они пересели с «Griffin» на небольшую посудину, захваченную у испанцев, и ушли на ней к побережью Новой Испании. А капитан Эдриан Суорт пошел своим курсом. Бразилец был выбран новым капитаном. Немного освоившись, Рок захватил испанское судно у берегов Новой Испании, на котором было найдено большое количество денег. В феврале 1665 года губернатор Ямайки Томас Модифорд изменил свою политику по отношению к флибустьерам. Тогда Рок снова появился в Порт-Ройяле на 16-пушечном корабле ‛Civilian“, а в апреле присоединился к флоту заместителя губернатора Ямайки полковника Эдварда Моргана. Флот собирался у острова Пинос, а в мае напал на нидерландские колонии на Малых Антилах и Кюросао. Вероятнее всего Рок принял участие в экспедиции на остров Сент-Эсташ против своих соотечественников вместе с полковником Морганом.
В 1666 году вблизи Гаваны на Рока напали три военных испанских корабля (22 июля). Вернувшись на Ямайку несколько недель спустя он рассказал губернатору Модифорду, что один из этих кораблей был «Griffin», пропавший два года назад. Что делал Рок в 1667 году не известно. А в 1668 году он был в числе капитанов флота Генри Моргана, который в июне разграбил Пуэрто-Бело. Скорее всего, Рок также участвовал и в походе на Санта-Мария-Пуэрто-Принсипе на Кубе, несколько месяцев ранее.
В конце 1668 года Рок снова был в составе флота Моргана. В 1669 году его имя фигурирует в списках капитанов прибывших на остров Ваш для нового предприятия, которое должно было закончиться разграблением Маракайбо. Но Рок остался в числе семи кораблей, которые не присоединились к Моргану у острова Саона, проигнорировав таким образом это мероприятие. Эти флибустьеры не доверяли Моргану и выбрали своим генералом капитана Хадселла, который повел их на Куману. Однако там они встретили сильное сопротивление со стороны испанцев, и не смогли захватить город. Флорт распался. Рок, командовавший тогда бригантиной, с двумя другими капитанами, которые принимали участие в неудачном походе, отправились на остров Кайман. Весной 1669 года три флибустьерами решили отправиться к берегам Юкатана, к лагуне Терминос, в заливе Кампече. Через две-три недели они прибыли на место, и около порта Сан-Франциско-де-Кампече захватили две индейские лодки, груженые солью. После этого Рок с друзьями захватил поселок Лерма южнее города Кампече, потеряв двух человек. После этого Рок отправился в лагуну Терминос, чтобы починить свой корабль. В течение двух месяцев флибустьеры находились там. Починив свои суда они решили вновь отправиться в набеги у Кампече. Однако капитан Яллас (Yallahs) сказал, что с него хватит, и решил вернуться на своей бригантине на Ямайку с грузом кампешевого дерева. Тогда Рок с капитаном Брандом продолжили нападения уже вдвоем, захватывая маленькие суда, полезные для плавания в лагуне Терминос.
В то время, как капитан Бранд курсировал вблизи маленького порта, Рок в четырех лье севернее на траверзе мыса Лас-Бока захватил четыре индейских лодки, допросил наиболее робких и узнал, что в Кампече ожидают прибытия судна из Веракрус к новому губернатору. Однако губернатор уже был осведомлен о том, что два флибустьера промышляют в его водах. Он снарядил на их поимку два военных судна, которые вышли в море из Веракрус 18 декабря 1669 года. Однако эти испанские корабли не смогли найти и схватить флибустьеров. Действительно, в это время дул сильный ветер норд-ост, который прогнал Рока от мыса Каточе. Неуправляемая бригантина пошла ко дну в местности Чикхулуб (Chicxulub). Воспользовавшись случаем индеец Хуан Каррено, один из тех, кто был захвачен Роком с солью у Кампече 4 месяца назад, убежал и пришел в испанский город Мерида, где сообщил о флибустьерском капитане и его компании.
Губернатор Мериды послал войско на место крушения бригантины. При их приближении флибустьеры погрузились в лодки и переправились на другой берег лагуны, вне досягаемости испанцев. Однако двое из людей Рока, в том числе англичанин Невис, раненный в обе ноги, попали в плен и были доставлены в Мериду для допроса. Это было в декабре 1669 или январе 1670.
В это время Рок и около тридцати его людей пошли на лодках вдоль берега курсом на юг. В одном месте они столкнулись с конным отрядом испанцев, которых было около ста. Флибустьеры дали бой и разогнали отряд, потеряв только двоих своих товарищей. Далее Рок и 26 его товарищей продолжили путь на лошадях, отобранных у испанцев. Вскоре отряд обнаружил на берегу небольшой корабль из Кампече и несколько лодок, которые свозили на него заготовленное кампешевое дерево. Флибустьеры захватили корабль, но нашли на нем очень мало провианта, поэтому забили всех своих лошадей.
Командуя этим кораблем, Рок захватил другой, вышедший из порта Новой Испании и шедший в Маракайбо. На его борту было обнаружены деньги для покупки какао. На своем призе Рок через 2 недели вернулся в залив Кампече. С восемью людьми он пересел на лодку, имея намерение войти в порт Сан-Франсиско-де-Кампече, чтобы вернуть себе свой старый корабль и людей, которые могли находиться в этом порту. Во время этой опасной вылазки он был схвачен. Губернатор Сан-Франсиско-де-Кампече (вероятно Фрутос Дельгадо) пытался вынудить Рока, отказался от идеи флибустьерства, и поступить к нему на службу, но напрасно. Однажды Року неизвестный раб передал письмо от некого капитана флибустьеров, который находился вблизи порта. В нем содержалась угроза, что если Рок и его товарищи будут казнены, то он будет опустошать все селения побережья Кампече, а всех испанцев будет безжалостно убивать, а до этого казнит пару десятков заложников, которые у него на борту. Было ли это настоящее письмо или хитрость самого Бразильца, но это подействовало. Губернатор решил не исполнять приговор сам, а отправить Рока для суда в Испанию, как, кстати, это было тогда принято.
Таким образом, Рок и его люди были погружены на галеоны флота Новой Испании. Во время перехода через Атлантику Рок служил испанцам добытчиком рыбы, заработав 500 экю и даже уважение своих врагов. Он еще раз получил предложение поступить на службу к королю Испании, но отверг это предложение. В Кадисе Року удалось бежать и пересесть на английский корабль, который отправлялся в Англию.
По возвращению на Ямайку около 1673 года Рок Бразилец соединился с капитаном Требютором и еще одним французским флибустьером. Они планировали напасть на побережье Юкатана. Рок, отлично знавший эту испанскую провинцию, возглавил экспедицию. Они разработали план по захвату города Мерида, столицы провинции. Однако после высадки флибустьеров, местные индейцы предупредили испанцев об этом. Тогда на встречу Року и его людям вышел большой отряд, который разбил флибустьеров, и многих захватил в плен. Некоторая часть французов вместе с Роком, все же сумела пробиться к берегу и сесть на корабли. Поскольку Требютор был убит, Рок стал командовать его кораблем.
После неудачных приключений под Меридой казалось, что Рок должен отказаться от своей карьеры в заливе Кампече. Но мы снова находим его в лагуне Терминос в 1670 году вместе с несколькими сотнями буканьеров, главным образом с Ямайки, которые жили там и добывали ценное кампешевое дерево. Капитан Уильям Дэмпир упоминает Рока Бразильца дважды, когда заходил в лагуну в сентябре 1675 и апреле 1678. В своей книге ‛A New Voyage around the World“ он пишет, что видел в лагуне Терминос сына Рока Бразильца 9 или 10-летнего мальчика, который плыл на большой зеленой черепахе по лагуне к кораблю своего отца.По мнению современных зарубежных исследователей, история о том, что Рок Бразилец был захвачен испанцами у Кампече в 1681 году, и подвергся пыткам инквизиции, которая хотела узнать, в каком месте он зарыл свои сокровища на острове Пинос, весьма и весьма маловероятна, так как упоминаний об этом в архивах Мексики, Испании, Англии и Франции нет.

(с) http://www.privateers.ru/content/view/56/142/


Последний раз редактировалось Alessandro Март 22nd, 2008, 12:34 am, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 12:32 am 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Бартоломью Робертс (Bartolomew Roberts) (1682-1722) — знаменитый валлийский пират (настоящее имя — Джон Робертс).
Он родился 17 мая 1682 года в деревне Касньюид-Бач (Литл-Ньюкасл), между Фишгардом и Хейверфордвестом (Пемброкшир, Уэльс) в бедной семье. Отца его, как полагают, звали Джордж Робертс. С юных лет пристрастив¬шись к морским занятиям, Робертс к 36 годам получил место третье¬го помощника капитана на невольничьем корабле «Принсес», принадлежавшем Королевской Африканской компании. Капитаном судна был Авраам Пламб из Степни.
Покинув Лондон в ноябре 1718 года (Чарлз Джонсон, под именем которого скрывался Даниель Дэфо, в своей «Всеобщей истории грабежей…» ошибочно называет иную дату — ноябрь 1719 года), он взял курс на Золотой Берег и в феврале 1719 года прибыл в Анамабо, где в течение некоторого времени скупал рабов для транспортировки их в Вест-Индию. Очевидно, в мае корабль Пламба взяли на абордаж два пиратских судна — «Ройял Джеймс» и «Ройял ровер», которыми командовал валлиец Хоуэлл Дэвис. Как писала американская газета «Бостон ньюс летер», «после сего случая Робертс сам сделался пиратом». С этого времени он стал известен под именем Бартоломью, а товарищи прозвали его Черным Бартом.
После гибели капитана Дэвиса на португальском острове Прин¬сипи в Гвинейском заливе в июле 1719 года команда «Ройял ровера» избрала новым вожаком Робертса. Последний решил отомстить португальцам за смерть Дэвиса и отправил на берег 30 доброволь¬цев во главе с ирландцем Уолтером Кеннеди. Они захватили покину¬тую гарнизоном португальскую крепость, сбросили всю ее артиллерию со стен в море и, предав форт огню, без потерь вернулись на ко¬рабль. В ту же ночь пираты подожгли два призовых судна, стоявшие в гавани, и при свете пожарища вышли в открытое море.
Отправившись к Золотому Берегу, они вскоре повстречали голландский невольничий корабль, команда которого, насчитав на борту «Ройял ровера» 32 пушки и 27 фальконетов, без промедления спустила флаг. Спустя короткое время было ограблено и сожжено английское торго¬вое судно «Эксперимент», несколько матросов с которого добровольно присоединились к Робертсу.
В Анамабо пираты запаслись питьевой водой, отремонтировали и переоснастили свой корабль, после чего было принято решение пересечь Атлантику и посетить воды Бразилии.
В сентябре 1719 года Робертс обнаружил в глубине бразильского залива Тодус-ус-Сантус, на рейде Баии (совр. Салвадор), португальскую флотилию в составе 42 судов, которую охраняли два 70-пушечных военных корабля. Замаскировав свой корабль под скромного «купца», он спрятал две трети матросов под палубой, проскользнул в гавань и ночью овладел наименьшим судном португальской флотилии. Пленный шкипер под пытками сознался, что главная часть сокровищ укрыта в пороховом погребе 40-пушечного галеона «Саграда Фамилиа», экипаж которого насчитывал 170 человек. Робертс смело пошел прямо к галеону и взял его на абордаж. Эта операция принесла пиратам 40 тысяч мойдоров в золоте (1 мойдор был равен 3,27 долл.), груз сахара, шкур, табака и других ценных товаров, а также золотой крест, украшенный бриллиантами, предназначавшийся королю Португалии.
Обогнув мыс Кабу-Бранку, пираты двинулись вдоль берегов Южной Америки к острову Дьявола, лежащему в устье реки Суринам. Там они провели две недели, запасаясь свежей провизией и ремонтируя свои суда. Захватив торговый шлюп, Робертс бросился на нем в погоню за какой-то бригантиной, оставив «Ройял ровер» под командованием ирландца Уолтера Кеннеди. К месту стоянки шлюп смог вернуться лишь через восемь дней; здесь выяснилось, что вероломный Кеннеди сбежал со всей добычей на «Ройял ровере». Робертс переименовал призовой шлюп в «Форчун» и составил со своими людьми новый устав, соблюдать который все поклялись на Библии.
Оставшись в одиночестве, Робертс отправился в Карибское мо¬ре, где захватил шлюп из Род-Айленда, а потом посетил датскую колонию на острове Сент-Томас. Когда английский губернатор Подветрен¬ных островов сэр Уолтер Гамильтон узнал об этом, он тут же отпра¬вил на Сент-Томас военный корабль, но пираты успели улизнуть. Не¬которые из них позже были схвачены на острове Невис; шестерых пленных суд приговорил к повешению.
В январе 1720 году новая бригантина Робертса появилась в районе острова Барбадос и захватила шлюп из Род-Айленда, переимено¬ванный пиратами в «Гуд форчун». В феврале англичане объединились с французской пиратской бригантиной «Морской король», которой командовал капитан Монтиньи Ла Палис. Барбадосский губернатор Роберт Лоутер снарядил против разбойников 20-пушечную галеру «Самерсет» под коман¬дованием капитана Роджерса из Бристоля, а также шлюп «Филипа» под командованием капитана Грейвза. Согласно информации газеты «Бостон ньюс летер», «кап[итан] Роджерс убил и ранил несколько людей Робертса и сделал большую пробоину в его шлюпе, которую его плотник заделал с большим трудом (сотни пуль пролетели возле него); и, найдя кап[итана] Роджерса гораздо сильнее, чем он сам, хотя Грейвз бездействовал... он бежал от него, как и сопровождав¬шая его бригантина, которую он никогда более не видел».
Укрывшись на острове Гренада (по другим данным — на Доминике), пираты — а их осталось 45 человек — отремонтировали и почистили свой шлюп, затем вышли в море и весной того же года взяли курс на побережье Северной Америки.
В июне 1720 года 10-пушечный шлюп капитана Робертса, на борту которого находилось около 60 человек, появился у юго-восточного побережья Ньюфаундленда. Ограбив дюжину судов в гавани Ферриленд, пираты 21 июня обнаружили в гавани Трепанни (Трепасси) флотилию из 22 торговых судов, «свыше 1200 человек и сорок орудий». Робертс поднял английские флаги, а на грот-мачте — черный флаг с изображением черепа и тесака, и под грохот бараба¬нов, звуки труб, волынок и других музыкальных инструментов начал дерзко брать на абордаж одно судно за другим. Их экипажи, не про¬явив должного мужества, бежали на берег и оттуда наблюдали за тем, как пираты сжигают и топят их парусники.Простояв в гавани около десяти суток, Робертс установил на захваченной им бристольской галере 16 пушек и с двумя судами пошел к Большой Ньюфаундлендской банке, где ограбил, сжег или потопил не меньше 10 французских рыболовных судов. Один из призов, вооруженный 26 пушками, он сделал своим флагманом и назвал «Гуд форчун». Что касается бристольской галеры, то она была отдана французскому капитану в виде «компенсации» за причиненный ему ущерб.
13 июля, примерно в 35 лигах к востоку от Большой Ньюфаундлендской банки, пираты перехватили лондонский корабль «Сэмюэл», которым командовал капитан Сэмюэл Кэрри.
«Первое, что пираты сделали,— писала „Бостон ньюс летер‛ 22 августа 1720 года, - это забрали у пассажиров и моряков все их деньги и одежду... Затем они в ярости и бешенстве сорвали решет¬ки люков, ворвались в трюм, словно свора фурий, и там топорами, саблями и пр. резали, рубили и крушили ящики, сундуки, коробки и тюки, а когда на палубу выносили какую-либо вещь, которую они не хотели брать с собой на борт своего корабля, они не возвращали ее в трюм, а выбрасывали в море. Обычным способом, которым они поль¬зовались для вскрытия сундуков, была стрельба из пистолета в за¬мочную скважину... Пираты перетащили с корабля кап[итана] Кэрри на борт своего собственного 40 бочек пороха, 2 большие пушки, ка¬наты и т. д. и примерно на 900–1000 фунтов стерлингов различных товаров, которые он имел на борту».
Из команды «Сэмюэла» пираты рекрутировали шотландского штурмана Гарри Глазби (Генри Глиспи), имя которого Вальтер Скотт позже использовал в романе «Пират», и еще трех матросов. В тот же вечер, отпустив корабль капитана Кэрри, Робертс погнался за торговой шнявой из Бристоля. В полночь шнява была захвачена и ограблена. Вновь встретившись и объединившись с французским пиратом Монтиньи Ла Палисом, англичане взяли курс на Вест-Индию.
В сентябре «Гуд форчун» кренговался на острове Карриаку, где Робертс переименовал его в «Ройял форчун» («Королевская удача»). В конце того же месяца два пиратских судна — «Ройял форчун» и «Форчун» — под черными флагами, с барабанным боем и под рев труб появились на рейде Бастера — столицы острова Сент-Кристофер. Несмотря на огонь береговых батарей, пираты ограбили и сожгли несколько английских судов. Затем Робертс написал губернатору Британских Подветренных островов письмо, в котором приглашал его к себе на борт выпить стаканчик вина, а заодно угрожал разорить все английские остро¬ва в регионе, если местные тюремщики будут «плохо» обращаться с одним из пойманных пиратов.
От Сент-Кристофера пираты пошли к острову Сен-Бартельми, французский губернатор которого позволил им пьянствовать в течение нескольких недель. Оттуда они двинулись на юг, к островам Монтсеррат, Гваделупа, Доминика и Сент-Люсия. По данным губернатора Французских На¬ветренных островов, «между 28 и 31 октября эти пираты захватили, сожгли или потопили пятнадцать французских и английских судов и одно голландское контрабандистское судно с сорока двумя пушками близ Доминики». В газетах появились заметки, будто «людей, взятых ими, они варварски оскорбляли, некоторых они высекли почти по смерти, другим отрезали уши, прочих же подвешивали на ноках рей и стреляли в них, как в мишени, и все их поступки напоминали жестокие упражнения».
Маскируясь под голландских контрабандистов, пираты попыта¬лись высадиться на Мартинике, но были атакованы местными жителя¬ми и отступили с большими потерями. Вернувшись к острову Сент-Люсия, они узнали, что губернатор Мартиники г-н де Юро предложил губер¬натору Барбадоса провести совместную карательную операцию против разбойников. Французы снарядили фрегат, англичане — каперское суд¬но, а когда на острова прибыл сторожевой корабль «Роза» под ко¬мандованием капитана Уитни, французский губернатор потребовал и его помощи. Хотя совместная экспедиция не удалась (команды взбун¬товались, и корабли вынуждены были вернуться в порты), Робертс до того рассердился, что поднял на мачте новый флаг: на черном поле был нарисован пират с саблей в руке, стоящий на двух чере¬пах. Под одним черепом были изображены буквы ABH (A Barbadian's Head, т. е. «барбадосская голова»), под другим — AMH (A Martiniquian's Head, т. е. «мартиниканская голо¬ва»). Это был символ мести.
Захватив в районе Малых Антильских островов еще несколько призов, «Ройял форчун» в сопровождении бригантины отправилось к острову Мона, где пираты надеялись почистить днища своих судов, но из-за сильного волнения им это не удалось. Тогда Робертс пошел к северному побережью Эспаньолы (совр. Гаити), в залив Самана. Там штурман Гарри Глазби и два его приятеля попытались дезертировать. Беглецов, однако, поймали, судили по пиратскому обычаю и приговорили к расстрелу. В последний момент, правда, штурмана помиловали, однако двух других дезер¬тиров казнили.
От берегов Эспаньолы «Ройял форчун» и бригантина «Гуд форчун», переданная под командование Томаса Анстиса, снова вернулись к Малым Антильским островам и возле острова Дезирад ограбили судно капитана Халла, направлявшегося с богатым грузом на Ямайку. Присоединив его к своей флотилии, разбойники совершили круиз к Бермудским островам, откуда опять-таки пошли на Антиллы. Здесь они «каждый день захватывали преимущественно фран¬цузские суда, на которых находили для себя достаточное количество всевозможной провизии». В начале апреля 1721 года Робертс захватил французский военный корабль, среди пассажирова которого находился губернатор Мартиники. Последний был вздернут на ноке рея.
Однажды на борту «Ройял форчуна» вспыхнула ссора, во время которой Робертс убил моряка Джона Пипли и тяжело ранил его сообщника Ралфа Брэгга. Последний решил отомстить капитану. Такая возможность представилась, когда пиратская флотилия взяла курс на побережье Африки. 18 апреля 1721 года Брэгг и несколько его товарищей покинули борт флагмана и переехали на борт бригантины, где вели тайные переговоры с Анстисом. В ночь на 20 апреля «Гуд форчун» незаметно ушла от Робертса.
В конце апреля Робертс появился в районе островов Зеленого Мыса (совр. Кабо-Верде). Поскольку «Ройял форчун» даль сильную течь, разбойники пересели с него на «Морского короля», который был переименован в «Ройял форчун». В начале июня корабль Робертса достиг берегов Западной Африки в районе устья реки Сенегал. Крейсируя между Сенегалом и Сьерра-Леоне, он захватил несколько призов, в том числе два французских корсарских судна (одно было вооружено 10 пушками, второе — 16 пушками). Эти призы были переименованы. Более крупный «Граф Тулузский» стал называться «Рейнджером» («Бродягой»); второй, переоборудованный в транспорт, стал «Литл рейнджером» («Маленьким бродягой»). Командование «Рейнджером» доверили Томасу Саттону, командование «Литл рейнджером» - Джеймсу Скирму.
12 июня пираты Робертса, находясь у берегов Сьерра-Леоне, узнали о том, что два корабля королевского флота — «Своллоу» и «Веймут» — ушли оттуда в крейсерство в конце апреля, предполагая вернуться назад к Рождеству.
В августе, направляясь из Сьерра-Леоне в Гвинейский залив, пираты в районе Пойнт-Сестос (совр. Ривер-Сесс в Либерии) взяли на абордаж два больших корабля. Одним из них был английский фрегат «Онслоу», принадлежавший Королевской Африканской компании; он имел на борту ценный груз на сумму 9 тысяч фунтов стерлингов и солдат, которые должны были служить в гарнизоне крепости Корсо-Касл (совр. Кейп-Кост). Многие солдаты пожелали добровольно присоединиться к пиратам. Робертс переименовал «Онслоу» в «Ройял форчун», сделав его своим очередным флагманом. От Берега Слоновой Кости он пошел на восток, к побережью Нигерии, потом побывал в водах Габона и, пополнив запасы провизии на острове Аннобон (в декабре), повернул обратно. В ходе этого многомесячного плавания пираты ограбили не менее шести судов, в том числе три невольничьих корабля из Бристоля. Командование «Рейнджером» перешло от Томаса Саттона к Джеймсу Скирму.
11 января 1722 года Робертс прибыл в Виду — один из центров европейской работорговли на побережье Бенина (бывший Невольничий берег). Здесь добычей разбойников стали 11 кораблей. Каждый из них заплатил в качестве выкупа по 8 фунтов золотого песка. Капи¬танам призовых судов Робертс выдавал расписки примерно такого содержания:
«Свидетельствуем для тех, кого это касается, что мы, джентльмены удачи, взяли восемь фунтов золотого песка в качестве выкупа с корабля „Харди‛ под командованием капитана Дитвитта и на этом основании освободили упомянутый корабль».
Один португаль¬ский капитан отказался платить выкуп, за что пираты сожгли оба его корабля с 60 рабами на борту.
У мыса Аполлона пираты заметили в подветренной стороне судно Королевской Африканской компании «Царь Соломон». Капитан Трагерн, увидев, что разбойники приближаются к корме его судна, велел дать по ним залп из пушек. В ответ грянули ружейные выстрелы, и вско¬ре «Царь Соломон» стал добычей Робертса.
Тем временем королевские корабли «Своллоу» и «Уэймут» вели активный поиск морских разбойников. Двигаясь от берегов Сьерра-Леоне, командир экспедиции Чэлонер Огл задержал какой-то голландский корабль и стал расспрашивать его шкипе¬ра о местонахождении Робертса. Голландец ответил, что не¬давно покинул мыс Лопес, но никаких пиратов там не видел. Тем не менее, англичане пошли к указанному мысу и 5 февраля 1722 года, находясь на траверзе прилегающей к нему бухты, неожиданно услышали пушечный выстрел и увидели, что в бухте, у острова Паррот, стоят на якоре три судна. Огл предположил, что это были суда Робертса, и не ошибся. Пираты, принявшие «Своллоу» за португальский неволь¬ничий корабль, бросились за ней в погоню на «Рейнджере». Огл, имитируя испуг, некоторое время уходил от пиратов в открытое море, но затем развернулся и открыл огонь из всех своих пушек. Сражение продолжалось два часа, после чего, потеряв 10 человек убитыми и 20 — ранеными, пираты сдались.
Заковав пленных в канда¬лы, Огл отослал трофейное судно к острову Принсипи, а сам 9 фев¬раля вернулся к мысу Лопес. В бухте он заметил два парусника: 40-пушечный флагман Робертса «Ройял форчун» и захваченный пи¬ратами корабль «Нептун» капитана Хилла из Лондона. 10 февраля произошло сражение между «Своллоу» и «Ройял форчуном». В разгар боя Бартоломью Робертс был смертельно ранен залпом кар¬течи. Оставшиеся в живых разбойники сопротивлялись около двух часов, но, когда ядром сбило их грот-мачту, запросили пощады. Один из пиратов, Джон Филипс, хотел взорвать корабль, но двое других разбойников не позволили ему это сделать. Огл подвел итоги сражения: погибли 13 пиратов, военные моряки не поте¬ряли ни одного человека. Труп Робертса, завернув в парусину, пираты успели выбросить за борт еще до сдачи в плен (рассказ о якобы торжественном захоронении праха пиратского вожака Чэлонером Оглом — всего лишь красивая легенда).
На борту «Ройял форчуна» и «Рейнджера» было обнаружено около 300 фунтов золотого песка стоимостью 14 тысяч фунтов стерлингов. Из 272 пленных пиратов 75 оказались африканцами; их тут же продали в рабство. Все остальные пленные (кроме умерших в пути от ран) были доставлены в английскую крепость Корсо-Касл на Золотом Берегу, где в марте-апреле их судили. Из 166 пиратов 54 приговорили к смерти (из них 2 получили отсрочку), 20 человек продали в кабальное рабство Королевской Африканской компании, 17 человек перевели в лондонскую тюрьму Маршелси (треть из них позже оправдали), прочих признали невиновными и отпустили.Чэлонер Огл был вознагражден тем, что присвоил себе часть золотого песка, найденного в каюте корабля Робертса; кроме того, за уничтожение столь крупной шайки пиратов он был возведен в рыцари и позже получил звание адмирала королевского флота.
(С)http://www.privateers.ru/content/view/549/142/

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 12:38 am 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Единственный Испанец
Маноэль Риверо Пардаль (Manoel Rivero Pardal) - испанский капер португальской национальности, погиб в 1670 году.
На протяжении трех столетий каперы нападали преимущественно на испанские корабли и колонии. Риверо был одним из немногих каперов, действовавших на испанской стороне. Несмотря на то, что испанцы выдавали каперские свидетельства в Европе, власти запрещали держать частные военные корабли у берегов Северной и Южной Америки. Тем не менее, в апреле 1669 года, после рейда сэра Генри Моргана на Портобело, королевское терпение лопнуло и испанское колониальное правительство получило разрешение на выдачу каперских свидетельств. Риверо стал чуть ли не единственным колонистом, который откликнулся на эти предложения. Его деятельность, впрочем, не имела серьезного значения, но послужила политическим оправданием для возобновления рейдов английских приватиров, которые имели гораздо больший размах и были намного эффективней.
Отплыв из Картахены на «Сан-Педро» в январе 1670 года, Риверо взял курс на Ямайку, но столкнулся с сильными встречными ветрами. В июне он атаковал бедные поселения на Большом Кайманском острове, где захватил и отправил на Кубу две лодки и четырех детей. На Кубе Риверо узнал, что в Манзанилло в это время появился Бернард Спайрдайк. Голландский пират, видимо, занимался там контрабандой, но Риверо после кровопролитной схватки захватил его корабль.
Испанцы редко одерживали победы. Поэтому, когда в марте Риверо вернулся в Картахену, его встретили как героя и назначили «адмиралом» испанских корсар. На «Сан-Педро» и захваченном французском корабле он отправился к Ямайке, захватил там шлюп и напал на несколько северных изолированных поселений. В июле Риверо высадился на южном берегу и отправил напыщенный вызов Генри Моргану: «На двух кораблях с двадцатью пушками я приплыл, чтобы встретиться с генералом Морганом. Я страстно желаю, чтобы он появился у ваших берегов, дабы встретиться со мной и убедиться в доблести испанцев».
В ответ губернатор Томас Модифорд разрешил Моргану предпринимать любые шаги, которые ему потребуются, чтобы защитить Ямайку. Морган призвал всех имевшихся в его распоряжении английских и французских пиратов. Вместо того, чтобы отправиться на поиски Риверо, он использовал разрешение губернатора как предлог для грабительского рейда на Панаму.
Когда пираты собирались для панамского рейда, Джон Моррис случайно столкнулся с Риверо у берегов Кубы. Англичане взяли «Сан-Педро» на абордаж. Во время боя Риверо был убит. Увидев гибель своего доблестного капитана, испанцы и индейцы стали в панике бросаться за борт. Многие из них утонули, другие были застрелены прямо в воде. Среди захваченного на корабле добра англичане обнаружили эпическое стихотворение, сочиненное Риверой, в котором он превозносил свои подвиги.
(С) http://www.privateers.ru/content/view/73/142/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 12:42 am 
Не в сети
CAPO
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сентябрь 18th, 2007, 1:31 am
Сообщения: 706
Откуда: Коломна
Alessandro
Приветствую на форуме. Добро пожаловать в семью :lol: Молодец, что сразу начал выкладывать полезную информацию.

_________________
"Коза Ностра останется Коза Нострой, пока я не умру" - Джон Готти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 12:43 am 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Еврейский Пират - Французской короне
Моисей Воклэн (Moїse Vauquelin) был флибустьером еврейского происхождения, промышлявшим в Карибском море в 1660-е годы. Другие варианты написания его имени — Моисей ван Вайн, Вау Кляйн, Воклейн.
В 1666 года он участвовал в знаменитом походе Франсуа Л'Олонэ на Маракайбо и Гибралтар. Первоначально флотилия Л'Олонэ насчитывала пять судов (по данным А. О. Эксквемелина — восемь). На их борту разместилось около 400 человек (в советском издании «Пиратов Америки» приводится явно ошибочное число — 1660 человек). В конце апреля 1666 года они покинули Тортугу, и их первая стоянка была в Байяхе, на северном побережье Эспаньолы. Там к пиратам присоединилось несколько десятков охотников- буканьеров.
Подремонтировав суда и взяв на борт свежий запас провизии, флибустьеры в конце июля добрались до восточной оконечности острова. Здесь был захвачен испанский 16-пушечный торговый корабль, направляющийся из Пуэрто-Рико в Новую Испанию с грузом какао и драгоценностей. В трюмах корабля нашли 120 тысяч фунтов какао, 40 тысяч пиастров и драгоценностей на 10 тысяч песо. Олоне отослал корабль на Тортугу, чтобы там разгрузить его и привести на остров Саону.
Когда пиратские суда достигли Саоны, им повстречался еще один испанский корабль, шедший из Куманы (Венесуэла) с оружием и жалованьем для гарнизона Санто-Доминго. Приз был взят легко, без единого выстрела. На нем обнаружили 8 пушек, 7 тысяч фунтов пороха, мушкеты, фитили и 12 тысяч пиастров в звонкой монете. Высадив пленных испанцев на берег, флибустьеры переименовали свой приз в «Пудриер» («Пороховой погреб») и передали его под командование Антуану дю Пюи.
Тем временем корабль, нагруженный какао и переименованный разбойниками в «Какаойер» («Плантация какао»), пришел на Тортугу. Губернатор острова Бертран д’Ожерон велел разгрузить его и спешно отослал назад к Л'Олонэ со свежим провиантом и пополнением.
Через две недели «Какаойер» догнал флотилию. Л'Олонэ пересел на этот корабль, сделав его флагманом, а свое собственное 10-пушечное судно (с экипажем в 90 человек) передал Моисею Воклэну, командовавшему также собственной бригантиной с экипажем в 40 человек. Кроме «Какаойера» (командир — Франсуа Л'Олонэ, экипаж — 120 человек), двух кораблей Воклэна (общая численность команд — 130 человек) и «Пудриера» (командир — Антуан дю Пюи, экипаж — около 90 человек), во флотилию входили бригантина под командованием Пьера Пикара (Пикардийца) с командой в 40 человек и две небольшие барки, насчитывавшие на борту примерно по 30 человек каждая. Таким образом, всего в походе участвовало около 440 человек.
Поход на Маракайбо оказался удачным. По данным миссионера Жана-Батиста дю Тертра, чеканного серебра было взято на 80 тысяч пиастров, а полотна — на 32 тысячи ливров, «фут которого они, говорят, продавали за полцены». Губернатор Тортуги писал, что на каждого участника экспедиции пришлось по 200 экю в звонкой монете.
В мае 1668 года Воклэн отплыл с Тортуги в составе новой экспедиции Л'Олонэ, которая захватила в Гондурасском заливе несколько испанских судов и ограбила города Пуэрто-Кавальо (совр. Пуэрто-Кортес) и Сан-Педро (совр. Сан-Педро-Сула). Поскольку в целом добыча оказалась не очень большой, Воклэн и его люди решили отделиться от флотилии Л'Олонэ.
Переоснастив корабль, взятый близ Пуэрто-Кавальо, пираты пошли вдоль побережья Гондураса в восточном направлении. Воклэну, однако, не повезло — его корабль неожиданно налетел на рифы. Спас потерпевших кораблекрушение шевалье Филипп Дюплесси, прибывший в Гондурасский залив на снаряженном во Франции 30-пушечном корсарском фрегате.
Отправившись в воды Кубы, шевалье Дюплесси вступил там в сражение с испанским кораблем и погиб. Воклэн занял вакантное место капитана и вскоре овладел у берегов Кубы флейтом водоизмещением от 400 до 500 тонн, в трюмах которого находился груз какао.
Этот приз он повел на Тортугу, куда хотел доставить также тело погибшего шевалье. 25 ноября 1668 года Воклэн встретился в море с корсарским судном, которым командовал капитан Франсуа Больё из Руана. Последнее известное нам упоминание о Воклэне встречается в документе, датированном 1670 годом; ветеран флибустьерского промысла вместе с капитаном Филиппом Бекелем участвовал в составлении подробного отчета о Юкатане и Гондурасе для вице-адмирала французского флота графа д’Эстре.
(С)http://www.privateers.ru/content/view/487/142/

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 12:51 am 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Вечер Добрый. Благодарю! У меня с этим разделом появился стимул искать инфу и заодно узнавать много нового! С мафией потяжелее пока
:mad:

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 22nd, 2008, 1:50 am 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Эдварт Мансвельдт - голландский флибустьер

У англичан был известен под именем Эдварда Мансфилда. До 1642 года его базой был остров Провиденс, затем Тортуга, где он стал капитаном.

В декабре 1660 года он был одним из первых флибустьеров, получивших на Ямайке комиссию от англичан против испанцев. Мансфилд, похоже, сделал Порт-Ройял своим портом приписки, так как упоминается в ямайских бумагах еще в 1663 году, как капитан бригантины с четырьмя пушками. На ней в этом же году он принял участие в походе Кристофера Мингса на Сан-Франциско-де-Кампече. В 1664 году упоминается в английских бумагах, как самый влиятельный флибустьер Ямайки. В ноябре 1665 года Мансфилд собрал флотилию, которая планировала нападение на Кубу. Однако губернатор Ямайки убеждал его повернуть оружие против нидерландских колоний, и в частности Кюросао, так как с августа 1665 года (по июль 1667) между Англией и Соединенными Провинциями шла война. Но Мансфилд отказался воевать против своих соотечественников, тогда губернатор Ямайки заявил, что не даст ему комиссию.

Здесь английские и французские источники, рассказывающие о капитане, противоречат друг другу. По английской версии Мансфилд согласился с Модифордом, и, получив английскую комиссию против голландцев, отплыл из Порт-Ройяла, после чего напал на голландские колонии Синт-Эстатиус и Саба, где и был убит. После этого командиром экспедиции был избран капитан Генри Морган.

Во французских источниках говорится о том, что Мансфилд покинул Порт-Ройял и отправился со своими людьми на Тортугу, где губернатор д'Ожерон помог ему получить комиссию от Португалии, которая тогда воевала с Испанией. В декабре 1665 года, имея при себе португальские патенты, Мансфилд во главе трех сотен флибустьеров напал на Кайо и Санто-Спирито на Кубе. В апреле 1666 года уже с 600 флибустьерами, включая команды капитанов Жана Лемара и Джекман, пошел в экспедицию к берегам Коста-Рики, где хотел напасть на Турриальбу и Картаго. В мае того же года вместе с двумя сотнями флибустьеров напал на Санта-Каталину, а в июне появился в Порт-Ройяле, где снова предложил свои услуги губернатору, но безрезультатно. Был убит при загадочных обстоятельствах, когда пробрался в Гавану. Губернатор Ямайки Модифорд в своих бумагах называл Мансфилда «старым человеком», что позволяет предположить, что ему в момент смерти было около 60 лет.
_______________
Все таки больше вериться французским источникам, навряд ли самый авторитетный пират того времени пошел против своей родины!!!

(С)http://www.privateers.ru/content/view/240/90/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 23rd, 2008, 4:42 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Португальский коммандер пиратов Порт-Ройяла

Бартоломью Португалец (Bartholomeus de Portugees) (ум. ок. 1668 г.) — португальский флибустьер, командир английских и французских пиратов, базировавшихся в Порт-Ройяле на Ямайке.
Бартоломью Португалец (Bartholomeus de Portugees)
Происхождение и фамилия капитана Бартоломью историкам неизвестны. По сообщению «Американского Меркурия», его настоящее имя было Бартоломе де ла Куэва, но проверить это утверждение нет возможности. Согласно одной из легенд, когда Бартоломью потерпел кораблекрушение у острова Бланко в Карибском море, его спас какой-то ямайский корсар; последний доставил его на побережье Сен-Доменга (Западный Гаити) и оставил жить там среди буканьеров. Через семь лет Бартоломью вернулся в Европу, откуда вскоре снова отправился в Америку и был продан в рабство на Кубе.

После одной из высадок ямайских флибустьеров на кубинском берегу он примкнул к ним, после чего несколько лет плавал с ними рядовым матросом. По испанским данным, в 1662 году Бартоломеу Португалец вместе с двумя дюжинами своих товарищей-флибустьеров с Ямайки захватил в кубинской гавани Мансанильо небольшое судно и вышел на нем в море.

Вскоре, вооружив свой парусник четырьмя пушками, он начал разбойничать у южного побережья Кубы. На участке от Мансанильо до Тринидада его жертвами стали поселения рыбаков и контрабандистов.

Постепенно деяния Португальца приобрели известность. Близ залива Коррьентес он взял на абордаж богатый испанский корабль, шедший из Картахены в Испанию через Гавану. Хотя у испанцев было 20 пушек и 70 солдат на борту, флибустьеры захватили корабль, потеряв всего десять человек убитыми и четырех ранеными. «Весь корабль попал в распоряжение пятнадцати пиратов, — писал участник пиратских походов Эксквемелин, - испанцев же живых и раненых осталось человек сорок. Ветер был непопутный для возвращения на Ямайку, и пираты, испытывая недостаток в воде, решили идти к мысу Сан-Антонио (на западном берегу Кубы). Не дойдя до мыса Сан-Антонио, они неожиданно натолкнулись на три корабля, которые шли из Новой Испании в Гавану. Корабли изготовились к бою, и затем испанцы захватили пиратское судно и взяли разбойников в плен. Но пиратов больше всего сокрушало, что они потеряли богатую добычу: ведь на корабле было сто двадцать тысяч фунтов какао и семь тысяч пиастров в звонкой монете».

Спустя два дня налетевший ураган разметал суда испанской флотилии. Флагман, в трюме которого содержались пленные флибустьеры, в октябре 1663 года укрылся в гавани Кампече. О дальнейших событиях Эксквемелин сообщает:

«На корабль тотчас же поднялись купцы, чтобы выразить благодарность капитану. Они узнали пирата, сеявшего ужас на всем побережье своими убийствами и пожарами. На другой день на борт корабля поднялся судья и попросил капитана отдать ему пирата. Капитан не отказался. Но ни у кого не хватило смелости отправить предводителя пиратов в город. Испанцы боялись, что он убежит, как уже не раз случалось, и оставили его на борту, чтобы на следующий же день соорудить на берегу виселицу и повесить его. Пирaт хорошо понимал по-испански и о своей участи узнал, подслушав, что говорят матросы. И он решил во что бы то ни стало спастись. Он взял два сосуда из-под вина и крепко заткнул их пробкой. Ночью же, когда все заснули, кроме часового, стоявшего рядом... он попытался проскользнуть мимо, но это ему не удалось. Тогда он бросился на часового и перерезал ему горло... Пирaт бросился с кувшинами в воду и выбрался на сушу. Затем он спрятался в лесу и провел там три дня. Уже на другой день солдаты с утра высадились на берег, чтобы изловить пирата. Но хитрец следил за ними издали. Когда солдаты вернулись в город, он отправился вдоль берега в местечко Эль-Гольфо-де-Тристе (расположенное примерно в тридцати милях от города Кампече). Добирался он туда целых четырнадцать дней. Это был очень трудный путь, пирaт страдал от голода и жажды... Четыре дня ему пришлось отсиживаться на деревьях, не спускаясь на землю...»

В Тристе (совр. лагуна Терминос) Бартоломью Португалец встретил флибустьерский корабль с Ямайки. Он рассказал им о своих злоключениях и попросил дать ему каноэ и два десятка человек. С этими силами он надеялся отбить у испанцев корабль, стоявший на рейде Кампече. Флибустьеры охотно откликнулись на его просьбу, и спустя восемь дней он проник под покровом ночной темноты в гавань Кампече. Дальнейшее было делом техники. Захватив вожделенный приз, Бартоломью Португалец быстро снялся с якоря и поспешил в открытое море.

Из Мексиканского залива пират решил идти на прежнюю базу — Ямайку, но недалеко от острова Пинос шторм выбросил его судно на рифы. «Проклиная все на свете, - сообщает Эксквемелин, - он был вынужден вместе со своей командой покинуть корабль и вернуться на Ямайку в каноэ. Там он оставался недолго и вскоре снова собрался за добычей, но счастье и на сей раз ему изменило». Тот же автор добавляет, что о «страшной жестокости этого пирата у испанцев знали все. Однако его походы не принесли ему почти никакой выгоды. Я видел, как он умирал в такой нужде, какую редко встретишь на свете».

Согласно одной из версий, в 1668 году Бартоломью Португалец присоединился к флотилии Генри Моргана и умер во время охоты на Кубе.
(С)http://www.privateers.ru/content

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 25th, 2008, 8:51 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Фото
РОК БРАЗИЛЕЦ (ГЕРРИТ ГЕРРИТЗОН)

Изображение

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 25th, 2008, 8:54 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Фото
Бартоломью Робертс (Bartolomew Roberts)

Изображение

Изображение

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 25th, 2008, 9:00 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Фото
Бартоломью Португалец (Bartholomeus de Portugees)

Изображение

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Март 28th, 2008, 4:17 pm 
Не в сети
СONSIGLIERE
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Март 21st, 2008, 11:32 pm
Сообщения: 481
Откуда: Москва
Алонсо де Охеда

Изображение

У Колумба было много последователей. В первое двадцатилетие XVI века целый флот кораблей разлетелся веером к западным морям. Испанцы открыли бесчисленное количество островов и соединили в одно целое береговую линию американского материка в пределах Карибского моря. Руководителями многих экспедиций были люди, начинавшие с Колумбом.

Одним из самых замечательных спутников и продолжателей открытий Колумба был Алонсо де Охеда. Несмотря на свой маленький рост, он был очень выносливым и смелым моряком. В ранней молодости он принимал участие в войнах против мавров и получил там хорошую боевую закалку. Он сопровождал Колумба во втором его плавании, а в 1499 году снарядил собственную экспедицию в Новый Свет. Штурманом у него был один из лучших моряков того времени, баск Хуан де ла Коса.

Изображение

В этом плавании принимал участие и малоизвестный тогда флорентийский торговец Америго Веспуччи. Экспедиция подошла к Новому Свету около нынешнего Суринама и двинулась вдоль берега. По пути Охеда устанавливал дружественные отношения с туземцами, вел с ними выгодный обмен, а однажды по их просьбе предпринял карательную экспедицию против их врагов — караибов. Так моряки добрались до острова Кюрасао. Когда корабли прошли дальше, перед искателями приключений открылся глубокий, тихий, как озеро, залив. Корабли вошли в залив и, следуя вдоль его восточного края, добрались до селения.

Перед испанцами открылось невиданное до сих пор зрелище. На тихой воде у берега на высоких сваях стояло двадцать больших домов. С помостов к воде спускались мостки. В каналах между домами сновали каноэ. Испанцы назвали эту землю Маленькой Венецией — Венесуэлой. Имя это сохранилось и поныне. Сначала жители свайных домов встретили испанцев очень гостеприимно, но через некоторое время поссорились с пришельцами. Произошел неравный бой, в котором индейцы были разбиты. Охеда продолжал путь и добрался до мыса Маракаибо.

В июне 1500 года он вернулся в Кадикс с кораблями, наполненными индейцами-рабами. В 1502 году Охеда отправился во второе плавание. На этот раз его преследовали неудачи. В конце концов два его спутника, поссорившись с ним, схватили его, заковали в кандалы и, обвинив в противозаконных действиях, отвезли на остров Эспаньола, причем забрали у него все совместно награбленное золото. Лишь после долгих мытарств Охеда удалось оправдаться. Но и эта неудача не сломила отважного авантюриста. Он организовал третье путешествие.



Корабли экспедиции Алонсо де Охеды
На этот раз он, использовав свои связи при дворе, при деятельной поддержке Хуана де ла Коса добился для себя должности губернатора только что открытых земель на материке.

В ноябре 1509 года Охеда покинул Эспаньолу. Под его командой было триста человек. Среди них был неграмотный искатель приключений Франсиско Писарро, будущий завоеватель Перу. Экспедиция благополучно добралась до побережья, но здесь упрямый и смелый Охеда, не слушая советов опытных товарищей, направился в глубь страны, чтобы раздобыть золото и рабов. Этот поход окончился катастрофой.

Сначала все шло благополучно для испанцев, они захватили семьдесят пленных и богатую добычу, но ночью на них неожиданно напали индейцы, и весь отряд испанцев был уничтожен. Погибли шестьдесят девять человек, и в том числе Хуан де ла Коса. Лишь самому Охеде и одному солдату удалось спастись. Солдат вернулся на берег и рассказал о несчастье, а Охеда, испытывая страшные лишения, долго бродил в джунглях и был случайно найден товарищами лежащим без чувств в мангровых зарослях на морском берегу.

Позднее Алонсо де Охеда основал колонию Сан-Себастьян на берегу залива Ураба. Но скоро провизия кончилась, и начались болезни. Вдобавок колонисты вынуждены были все время отбивать атаки индейцев. Помощь пришла совершенно неожиданно. С Эспаньолы прибыло судно под командой некоего Талавера. Его экипаж составляла банда проходимцев, преступников, искателей приключений, которые захватили стоявшее У берегов Эспаньолы генуэзское торговое судно и пустились искать удачи.

Оставив в Сан-Себастьяне вместо себя Франсиско Писарро, Охеда на пиратском корабле направился в Эспаньолу за помощью. По дороге он поссорился с Талаверой, и тот велел заковать его в цепи. Однако, когда разыгрался шторм, пираты освободили его и поручили ему, как более опытному капитану, управление кораблем.

Охеда привел полуразрушенный корабль к южному берегу тогда еще совершенно неисследованной Кубы. Преодолевая страшные трудности и терпя лишения, пираты во главе с новым капитаном шли через неведомые дебри Кубы, переправлялись вброд и вплавь через бурные реки, утопая в прибрежном иле, задыхаясь от жары и страдая от голода.

Когда пираты добрались до Сан-Доминго, они были арестованы, а главари их повешены. Сам Охеда закончил жизнь в нищете и безвестности. Признавая его несомненные заслуги в области мореплавания и исследования новых земель, мы хотим лишь напомнить читателю, что все его действия вполне согласовывались с общепринятой моралью того времени. Европейские государства не в состоянии были захватить новый континент силами регулярных войск, и роль проводников европейской цивилизации взяли на себя мародеры и проходимцы.

_________________
Все люди делятся на две категории: те, у кого револьвер заряжен, и те, кто копают. Копай.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 36 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB